Украине пророчат кризис неплатежей из-за возросших тарифов на ЖКХ. Как в ноябре заявлял экономист Александр Охрименко, украинцы должны государству 33 млрд грн и дальше долги лишь будут расти.

Издание Ukraina.ru поговорило с экс-министром ЖКХ Украины Алексеем Кучеренко о состоянии дел в отрасли и будущем украинского ЖКХ.

— В каком состоянии находится украинское ЖКХ в контексте кризиса неплатежей, который предрекает ряд экспертов?

— К сожалению, объективной статистики сегодня ни у кого нет. Понятно, что долги накоплены абсолютно астрономические, но саму сущность этих долгов сложно четко проанализировать. Например, НАК «Нафтогаз» заявляет о 29 млрд грн. долга со сторона облгазов. Цифра поражает мое воображение. Я не понимаю, откуда она может взяться, ведь население рассчитывается за газ, иначе его отключают. То есть цифра есть, а где там тело долга, штрафные санкции, долги по субсидиям — непонятно. Другая огромная цифра долга за газ — 26 млрд грн., о которой говорят в теплокоммунэнерго. Непонятно, какие пени и штрафы насчитали, каковы долги по субсидиям.

Экономист: На Украине будут дорожать энергоносители и стоимость услуг ЖКХ
Экономист: На Украине будут дорожать энергоносители и стоимость услуг ЖКХ
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Есть еще одна проблема. Этот рынок не эластичен. При повышении тарифов люди, которые готовы были платить раньше, тупо перестают платить. Это хорошо известно в ряде стран и на Украине мы это тоже проходили. Просто молодые реформаторы применяют свои теоретические познания. Еще один фактор, это огромная сумма, предназначенная для субсидий. Депутаты, которые этот законопроект принимали, забыли, что субсидии в таком размере собрать невозможно. Все это, в принципе, подводит к состоянию, близкому к кризисному.

Как это отразится на ЖКХ? Коммунальщики научились выживать в любых условиях. Им надо по-любому, несмотря на все цены на газ, тарифы, налоги обеспечить функционирование системы. Они ее поддерживают в более-менее рабочем состоянии. Другое дело, что на фоне такого роста долгов приближаются серьезнейшие технологические проблемы в виде амортизации основных фондов и, в первую очередь, это канализационные коллекторы, трубопроводные магистрали, дома. Но это отдельная проблема, как за счет источников проводить глубинную модернизацию амортизированного пост-советского имущества, системы, в которой 25% основных фондов — собственность страны. Но это неизбежный социально-политический процесс, который должен привести к тому, что будущая власть должна понять: во главу угла в этой сфере нужно ставить потребителя, а не себя. Не мы для них, а они для нас. Это глубокая дискуссия, которую мои коллеги в постсоветских странах знают.

— Нужна ли монетизация субсидий?

— В целом это, конечно, прекрасно и чудесно, только монетизировать 71 млрд грн. субсидий для 8-9 млн домохозяйств невозможно по определению. Люди, которые заявляют такую ерунду, просто не понимают, как устроено хозяйство. Монетизация субсидий в Польше, где их получает 2% населения, возможно, прекрасно работает. 98% поляков помогают остальным как-то выживать. Это хорошо. В Прибалтике 5% населения на субсидиях — тоже гуманно, 95% их могут содержать во имя социальных вещей. А когда уже 40% должны заплатить за 60% — о какой монетизации может идти речь? Объявите у себя в доме, что 40% заплатят квартплату за 60% жильцов, и увидите, что будет.

Объем субсидий, их масштабы немонетизируемы по определению. Об этом я говорю уже три года, но необразованные парни, прорвавшиеся во власть, начали это понимать только сейчас. Поэтому нужно за всем этим наблюдать.

— Какой вы можете дать прогноз на будущее? Как на ЖКХ может сказаться предлагаемый некоторыми отказ от российского газа?

— Во-первых, этот газ транспортируется в Европу и Украине нужно сделать все, чтобы этот транзит не потерять на достойных, нормальных, рыночных, прозрачных условиях. Во-вторых, покупать газ в России — это решение не возбраняется законами Украины. Я уверен что в рамках контракта после решения Стокгольмского арбитража цена российского газа может быть приемлема. Это поняло уже руководство «Нафтогаза» и господин Коболев включил «заднюю» и заявил, что он готов рассматривать закупки газа из России. Для этого нужно, чтобы заработал контракт, нужно выполнить решение Стокгольма. Дальше может возникнуть политический фактор: «Давайте не покупать газ из России». Давайте в Европе, хотя там тот же российский газ.

Сегодня нужно следовать букве закона. Законодательство Украины не запрещает покупать газ и торговать с Россией в других сферах. Более того, эта торговля в 2017 году выросла процентов на 30. Здесь нужно отделить прагматику от политики.

— Но в целом вы считаете, что отрасль ЖКХ переживет все реформы?

— То, что происходит сегодня, сложно назвать реформами. Это скорее реформаторские лозунги. Это не шоковая терапия в польском варианте, а попытка перенести те механизмы на украинские реалии без соответствующих расчетов. Это лозунги, а не реформы. И слава Богу. Иногда нужно остановиться, отдышаться и осмотреться по сторонам. Я бы так сказал: когда ты находишься в яме и хочешь из нее выбраться, в первую очередь перестань копать. В ЖКХ есть над чем думать и работать.

Отрасль приближена к людям, к местным советам, и там, где толковые мэры, там понимают, что ЖКХ — это жизнь города, поэтому правдами и неправдами будут пытаться поддерживать эту систему. Там будут пытаться всеми правдами и неправдами бодаться с центром, но пытаться сохранить свое хозяйство. Оно же жилищно-коммунальное: коммунальное в равной степени, что и жилищное. В жилье живет электорат, а коммунальное — это принадлежащее городу. Вот и вся «глубокая философия».