Вчера вечером во время эфира на канале «Магнолия ТВ» на журналиста Руслана Коцабу с кулаками накинулся бывший нардеп-националист от «Свободы» Эдуард Леонов.

В комментарии изданию Ukraina.ru Коцаба поясняет — он сам не захотел бить депутата из-за своих пацифистских взглядов, а также из-за того, что понимает: такое поведение Леонова было продиктовано желанием эпатировать зрителей, а не навредить Коцабе. Тем не менее, то, что происходит в стране, Коцабу не устраивает. Позавчера стало известно о том, что главный редактор одного из популярнейших сайтов на Украине Strana.ua Игорь Гужва покинул Украину и запросил в Австрии политическое убежище. Что это означает для страны и почему Коцаба еще остается на Украине, а не последовал примеру Гужвы.

— Из Украины выехал Игорь Гужва. Не собираетесь ли Вы последовать его примеру?

— Сложный вопрос. Я считаю, что не проблема мне уехать — любая страна предоставит мне политическое убежище. Для меня патриотизм — оставаться в стране даже в самые сложные времена, когда эта серая туча нацизма накрывает ее. Что я, еще одним Шарием стану, буду видеоблогером? Тут надо работать. Надо, чтобы они бежали из страны, а не мы. Да, они выживают нас — адекватных журналистов, но я считаю, что пока можно — я остаюсь. Я — пацифист и считаю, что если я против войны, то мне Бог поможет. Главное, чтобы не убили и не покалечили. Вчера этот Леонов кричал: «Пойдешь путем Бузины». Но это просто он дурачок. Те, кто угрожают, никогда этого не сделают. Вы же понимаете, что все склонные к нападениям и убийствам ультраправые находятся на коротком поводке у спецорганов. Те дадут команду — а это должен быть уровень не меньше полковника или генерала — это сделают. А без команды они могут в интернете пугать. Он за компьютером сидит, у него на аватарке Бандера или князь Святослав Храбрый, или пистолет, а реально это какой-то несчастный «задрот», который свои душевные комплексы и неуверенность вымещает в ксенофобских пасквилях, постах в Facebook.

— А Вы не боитесь «эксцесса исполнителя»?

— Этого я боюсь, я же не дурачок. Мне 52-й год. Но сейчас я с вами говорю, стоя на Майдане Незалежности. Да, я иногда вижу недовольные взгляды прохожих. Но это один из десяти взглядов. Остальные хотят сфотографироваться или поздороваться, а только один из десяти хмурит бровки, мол: «Вон пошел враг Украины». Я был на фронте, был военным корреспондентом, но я не изменю свою точку зрения, что война добивает Украину. Только идиоты или циники, «скотыняки», как говорил один персонаж, желают Украине войны. Ведь на войне в том числе и зарабатывают.

Война забирает самых агрессивных. Во всех народах во все времена были очень агрессивные люди. Подчас это стимулирует в переломные времена государство. Но если в мирное время эти люди могут реализовать себя в правоохранительных органах или награждать себя медалями после учений и маневров, то в военные времена они все собираются в одних окопах по разные стороны фронта и друг друга убивают. Но беда в том, что мирные люди при этом гибнут.

Украина была в последние 20 лет, если не больше, в пятерке лидеров по торговле оружием. Мы торговли смертью по всему миру. Помните, был такой фильм «Покаяние». Мы этот гроб будем носить туда-сюда, пока не покаемся. Одни получили амнистию, значит и другие должны получить амнистию, и все, идем по испанскому сценарию Франко — всех похоронили, отпели и начинаем жить. Иначе не будет государства.

— Но некоторые из этих агрессивных людей остаются в тылу, вступают в «Национальные дружины». Говорят, что самые агрессивные как раз не на фронте.

— И хорошо, что «диванные националисты» находятся на диване, а не на фронте. Главная опасность от этих «Серых дружин» — «Национальных дружин», а они, кстати, испортили слово «дружина» («жена» по-украински), как я свою жену называл, не в том, что они показывают, что государство утратило монополию на насилие. Конечно, будет обидно, что Украина потеряла в имидже по всему миру после их ролика или произошедшего в Черкассах. Проблема в том, что их руками государство будет уничтожать инакомыслие. Это более длительный сценарий, но он более убийственен для Украины. Мы перестанем быть демократическим государством.

Ну и, конечно, проблема, что они будут ходить с оружием. Я знаю, что такое дружинники. Когда-то они патрулировали с милиционерами танцы. Единственный плюс этих дружинников был в том, что они зарабатывали себе еще три дня к отпуску и то, что хоть они не пили — они должны были быть трезвыми, когда на них была повязка «дружинник». А это совсем другое — спецовка, выучка, оружие, сумку для которого они демонстративно носят на груди. Это плохо. Это — фашизм.