Убийство Ноздровской

На уходящей неделе был арестован подозреваемый в убийстве юриста и правозащитницы Ирины Ноздровской Юрий Россошанского. Его арестовали на 60 суток без права внесения залог.

«Применить к подозреваемому Юрию Россошанскому меру пресечения в виде содержания под стражей в государственном учреждении СИЗО на срок 60 суток без определения возможности внесения залога. Срок действия этого постановления — до 8 марта 2018 включительно. Постановление может быть обжаловано в течение 5 суток», — заявил судья Вышгородского районного суда Киевской области.

Родные Ноздровской, однако не выказывают радости. Они и их адвокаты сомневаются в виновности Юрия Россошанского. Его сын Дмитрий, который ранее сбил сестру правозащитницы, должен был попасть под амнистию, поэтому идти на убийство Ноздровской для него было нелогично.

Да и родные Россошанского не верят в его вину.

Саакашвили: На Украине до сих пор не расследовано три резонансных дела
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Убийство правозащитницы, тело которой нашли 1 января, взбудоражило Украину. Под ГУ МВД Украины в Киеве прошли 2 января акции протеста. При этом, помимо широко муссируемой информации о неладах Ноздровской с Россошанским, некоторые журналисты обнаружили, что Ноздровская раздражала даже некоторых действующих депутатов Верховной Рады, которые были одиозными фигурами еще во времена Виктора Януковича.

В итоге расследование убийства правозащитницы вели ускоренными темпами, а когда задержали Россошанского, президент Украины Петр Порошенко поблагодарил правоохранителей.

Впрочем, вряд ли дело об убийстве правозащитницы быстро забудут. Враг Порошенко — лидер «Движения новых сил» Михаил Саакашвили заявил, что не доверяет следствию. Вполне вероятно, дело Ноздровской еще потревожит украинские власти.

Атака на УПЦ

Волну народного гнева по поводу убийства правозащитницы украинским властям пришлось сбивать или перенаправлять. И они использовали проверенных метод: создали инфоповод и направили гнев народа в другое русло.

Именуемый украинскими СМИ «блогером», руководитель агитационного департамента Запорожской территориальной организации партии Блока Петра Порошенко Юрий Гудименко написал пост, широко подхваченный «порохоботами» и лояльными власти СМИ о том, что в Запорожье клирики Украинской православной церкви отказались отпевать крещеного «Киевским патриархатом» ребенка, погибшего от того, что на него из окна упал самоубийца.

Новости о детях предсказуемо вызывают широкий отклик. Пока богословы гадали, существуют ли правила, позволяющие представителям одной конфессии проводить обряды на умершими, принадлежащими к другой конфессии, националисты и неравнодушные граждане взялись за дело.

Дмитрий Скворцов: В компетенцию Бога никто не имеет права вторгаться

В сети стартовала кампания «принеси игрушку к церкви», а ряд храмов УПЦ подверглись атаке националистами, в частности — курируемыми СБУ радикалами из С14.

Последние взяли в осаду ни много, ни мало — Киево-Печерскую Лавру.

Украинские политологи отмечают: власть не только отвлекает внимание от скандала с Ноздровской. Но и расправляется с непокорной церковью.

«Это делается при помощи парамилитарных формирований или «моджахедов по найму» вроде «С14». На бумаге этот план, скорее всего, существовал. И инцидент в Запорожье стал лишь детонатором для запуска: были четкий разгон информационных волн этой ситуации по вполне респектабельным СМИ, которые даже не перепроверили факты и слова. За всем этим стоит государство», — уверен политтехнолог Андрей Золотарев.

В свою очередь, политолог Алексей Якубин считает, что данная практика — не европейская.

«О какой евроинтеграции может идти речь? Когда политики начинают вторгаться в вопросы религии и церкви — это показатель колоссальной деградации и прямое нарушение 35-й статьи Конституции Украины. Мы разве живем в феодальном обществе, где, как подданные монарха, вместе с ним меняем веру? Наши политики занимаются не своими вещами, создание поместной церкви — это не их дело. Они должны быть озабочены вопросами социально-экономического роста и создания рабочих мест», — заявил политолог.

В любом случае, украинская власть решила «играть с огнем». И к политической и языковой окраске конфликта на Украине добавить религиозную. Остается лишь напомнить властям, что религиозные войны являются одними из самых жестоких.

Молоко вне закона

С нового года на Украине вступили в силу требования соглашения об ассоциации с ЕС, согласно которому запрещается закупка молока у отдельных производителей.

Так называемое «молоко второго класса» — составляет львиную долю закупок молокозаводов. Теперь украинские селяне в расстерянности. Они не знают, что и делать. Зато закупщики пользуются ситуацией вовсю.

Молочные бунты без берегов
© РИА Новости, Алексей Мальгавко | Перейти в фотобанк

В Житомирской области они опустили закупочную цену с 5,5 до 3 грн за литр молока. Тем временем, эксперты предрекают украинскому селу гибель, сельскому хозяйству — приход латифундистов и транснациональных корпораций, а также появление большого количества людей без средств к существованию.

Это может подстегнуть как процессы внутренней миграции, когда часть сельского населения переберется в город, так и внешней, когда люди начнут выезжать из Украины.

«После того, как Майдан уничтожил индустриальный потенциал Украины, нам обещали превратить ее в аграрную сверхдержаву устами провозгласившего этот тезис бывшего посла США. На практике на селе выживут аграрные бароны и крупные иностранные корпорации, которые зайдут в страну на фоне всеобщего разорения и упадка. А рядовым селянам предстоят бесконечные «битвы за урожай» с вооруженными ультраправыми рейдерами и борьба за право продавать молоко собственной коровы», — пишет украинский журналист Андрей Манчук.

Некоторые эксперты опасаются, что селяне начнут забой скота, чтобы получить хотя бы какие-то деньги. В любом случае, им придется туго. Как и горожанам, цены на продукты питания для которых неминуемо вырастут.

Пока же местные власти пытаются успокоить жителей села тем, что им дадут отсрочку для приведения своих хозяйств в соответствие со всеми европейскими требованиями. Вот только и без того небогатые селяне вряд ли смогут выполнить все от них требующееся даже не через несколько месяцев, а и через годы.