Монумент будет открыт в ближайшее время в польском городе Торуни (на северо-западе от Варшавы). Это намерение поляков уже вызвало скандал на Украине. Директор Института национальной памяти Владимир Вятрович заявил, что этот памятник будет пробуждать в поляках ненависть к украинцам.

Как бы там ни было, но тем, кто видел его изображение, сразу же бросается в глаза радикальная натуралистичность: ребенок, наколотый на вилы-трезуб, колья, воткнутые в отрезанные головы. Надо ли было именно в такой специфической эстетике исполнять памятник? Не вызовет ли она совершенно другие чувства у посетителей мемориала, нежели сочувствие к жертвам бандеровцев?

Об этом мы и поговорили с польскими коллегами.

Польша не согласна на восстановление памятников УПА
Польша не согласна на восстановление памятников УПА
© Creative Commons/Mateusz War

Поляки понимают методы ОУН-УПА

Томаш Мацейчук рассказал сайту Ukraina.ru, что в самой Польше памятник вызвал настолько бурные эмоции, что власти города Еления Гора, где композицию должны были установить первоначально, не захотели, чтобы она появился на их территории.

«На помощь художнику, создавшему контроверсионный проект, пришел священник Тадеуш Рыдзик (основатель и руководитель ультраконсервативной радиостанции «Радио Мария», в передачах которой он неоднократно высказывался против Германии, России и евреев, живет в Торуни — ред.), который выступил с предложением поставить памятник в частном парке национальной памяти.

Ни в Торуне, ни в Еления Горе, не было УПА и случаев этнических чисток, это, правда. Но в этих городах живут люди, которые прошли через ад, устроенный им украинскими националистами. В их сердцах, и в сердцах их детей и внуков до сих пор живет память об ужасающих событиях 1943-1944 годов. Это часть нашей национальной истории и идентичности.

Нам нельзя об этом забыть так же, как евреям нельзя забыть о Холокосте, или армянам о геноциде армян в Османской Империи», — разъяснил ситуацию с установлением памятника в Торуни Мацейчук.

Что касается отношения поляков к этому натуралистическому памятнику, то, по словам журналиста, его соплеменники не приветствуют его вызывающую эстетику.

«Они отлично понимают, какими методами ОУН-УПА боролась с польскими женщинами и детьми. Мы помним жестокость и зверства бандеровцев, но наше общество не считает правильным шагом строить в публичных местах памятники, прямо показывающие кадры из ада. Это чересчур… Для такого рода проектов есть место в музеях и парках памяти, но не в центрах городов, где гуляют дети. Я не хотел бы, чтобы мой маленький сын каждый день смотрел на такой памятник. Это слишком больно», — говорит Мацейчук.

Памятник жертвам Волынской резни в Польше: картинки из ада, горячий картофель или повод Вятровичу застрелиться?

Томаш не согласен с мнением Вятровича, что подобные памятники призваны будить в поляках ненависть к украинцам.

«Этот памятник показывает то, чем занимались герои Вятровича. Да — их действия до сих пор вызывают в поляках ненависть и желание отомстить. С моей точки зрения, это Вятрович пробуждает в поляках ненависть в отношении украинцев, ведь это он пропагандирует теорию о борьбе УПА против польских оккупантов. Если Вятрович хочет польско-украинской дружбы, тогда, чисто по-братски, должен застрелиться и дать нам всем спокойно жить — без его бандеровского фетиша. Думаю, такое событие вызвало бы в Польше настоящую эйфорию», — не сомневается Мацейчук.

Против украинцев внуки крепостных

Другой независимый польский журналист Якуб Корейба не видит ничего странного в том, что памятник жертвам Волынской резни открыт за сотни километров от того места, где она произошла.

«А где еще он может быть открыт, если места, где была резня, находятся на территории другого государства? Никто же всерьез не считает возможным, требовать у украинцев: поставить памятники у себя так же, как никто не требует поставить памятник польским жертвам НКВД на Лубянке.

В Киеве может появиться проспект героев ОУН-УПА
В Киеве может появиться проспект героев ОУН-УПА
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

По крайней мере, пока. Я надеюсь, что доживу до тех времен, когда позиция Польши достигнет уровня, который позволит эффективно выдвинуть подобные требования», — говорит Корейба.

Он рассказал, что изначально памятник планировался в другом городе, но стал объектом политической игры.

«Это такой горячий картофель, который разные группы активистов подбрасывали друг другу. Открыт он будет, когда о. Тадеуш Рыдзик получит все разрешения. Поскольку местные политики не хотят брать на себя ответственность за обострение отношений с Украиной и оскорбление чувств проживающих в Польше украинцев, отец Тадеуш взял на себя смелость поставить монумент на частном участке.

Сам памятник — олицетворение дилеммы, перед которой стоит Польша. С одной стороны, чувства потомков жертв и историческая справедливость, а с другой, геополитическая целесообразность и стратегические интересы. На этот вопрос есть разные ответы — консенсуса в стране нет», — говорит Корейба.

Памятник жертвам Волынской резни в Польше: картинки из ада, горячий картофель или повод Вятровичу застрелиться?

Он, как и Мацейчук, также отрицательно относится к натурализму будущего памятника в Торуни.

«Ради объективизма я показал проект памятника собственному отцу. У нас кресовая семья, прадед легионер (воевал в армии маршала Юзефа Пилсудского — прим.), дед сражался с бандами УПА, отец воспитан на этой традиции. Его ответ: почему нельзя поставить крест или обелиск?

Суть вопроса в том, что жизнь жертвам мы уже не вернем, а отношения с Украиной вполне можем испортить — при этом, с чисто моральной точки зрения, ведем себя не по-христиански, разжигая ненависть в себе и других. Нужно как с немцами в 60-е годы: простить и просить прощения. Другого пути нет», — уверен Корейба.

Единственный геополитически разумный и морально правильный подход к Украине, по его мнению, — следовать заветам и практике Пелчинского, Шацелья и Юзефского.

Только рациональный прометеизм (название внешнеполитического курса Пилсудского, который считал, что Польша должна добиваться отрыва Киева и Минска от Москвы и создание союза с ними под эгидой Польши — ред.) спасет нас от очередного попадания в спираль ненависти.

В данном случае, поляки как более мирные и богатые должны быть умнее. Не включать сарматский гонор, а задуматься над будущим. Тем более, что более всего против украинцев кричат не шляхетские потомки кресовых помещиков, как я, а еле-еле оторвавшиеся от панской земли внуки крепостных, как Томаш Мацейчук.

Нужна ли Украине Польша
Нужна ли Украине Польша
© пресс-служба президента Украины
Для таких как он, оскорбления украинцев — это способ компенсировать собственные классовые комплексы и в собственных глазах стать более аристократичными, чем настоящая шляхта», — нападает на своих идеологических противников Корейба.

Он полагает, что не надо сводить украинское мнение к «циничному манипулятору Вятровичу». Мол, на Украине на предмет Польши есть всякие мнения.

«Что касается памятника: как сказала моя мама, психиатр и психоаналитик: это садомазохистский тотем, спекулирующий на самих низких инстинктах, который будет возбуждать ненависть и агрессию у всех на него смотрящих. Это в том числе и оскорбление жертв Волынской резни, так как монумент явно языческий в своей форме. Как можно спокойно помолиться рядом с таким чудовищем? К тому же он оскорбляет официальные символы государства — там польский ребенок надет на вилы в форме трезубца. Если кто-то хочет поставить себе это на собственном участке — пожалуйста, но в публичном пространстве моей страны нет места таким символам, — считает Корейба, — На Украине я видел много памятников Бандере, но ни один не топчет польского орла и не показывает, как польские паны садились на лошадь, используя своих украинских холопов. Так что в данном случае, мы имеем шанс по-хамски спровоцировать новый виток оскорблений. Оно нам надо? Не думаю».