«Только что российские офицеры в СЦКК покинули территорию ДНР. Сегодня они прибудут в город Соледар (на территории Донецкой области, находящейся под контролем Украины. — Прим. авт.), а завтра отправятся в Российскую Федерацию», — сообщил 18 декабря «Интерфаксу» источник. В тот же день в официальном сообщении МИД РФ заявил: «В таких условиях дальнейшая работа представительства Вооруженных Сил Российской Федерации в СЦКК стала невозможной. 19 декабря 2017 года входящие в состав Центра российские офицеры покинут территорию Украины. Мы уже проинформировали наших зарубежных партнеров об этом вынужденном шаге, подчеркнув, что вся ответственность за возможные последствия полностью ложится на украинскую сторону».

Каких ждать последствий

Российские наблюдатели появились в составе наблюдателей на линии разграничения между воюющими сторонами 26 сентября 2014 года. «Сегодня прибыла делегация из Российской Федерации под руководством заместителя командующего Сухопутными войсками, который уполномочен урегулировать решение этих вопросов на территории Донецкой и Луганской областей. Есть представители ОБСЕ, которые участвуют в нашей рабочей группе. Мы сегодня обсудили порядок нашей работы по созданию оперативного штаба (координационного центра), создания оперативных штабов в секторах, где будут непосредственно они работать над выполнением Меморандума», — заявил в тот день «Военному телевидению Украины» заместитель начальника Генерального штаба ВСУ генерал-лейтенант Юрий Думанский, находившийся в Соледаре. Именно в этом городе первоначально и разместился координационный центр.

В сопровождающем публикацию репортажа на YouTube-канале «Военного телевидения Украины» тексте уточнялось, что в состав СЦКК «вошли… 76 военнослужащих ВС РФ, которых возглавил заместитель командующего Сухопутных войск ВС РФ генерал-лейтенант Александр Ленцов». 

С другой стороны, 3 ноября 2014-го постоянный представитель России при ОБСЕ Андрей Келин заявил на заседании Постоянного совета ОБСЕ: «Понимаем, что миссии необходимы дополнительные ресурсы. Россия вносит свой вклад. Нами уже выделен добровольный финансовый взнос в размере 600 тыс. евро. С первых дней в СММ (Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине. — Прим. авт.) трудятся российские наблюдатели. Сейчас их 18 человек и еще пятеро уже отобраны и скоро прибудут для работы на Украине. Продолжаем подбирать новых людей в миссию».

Спустя год, 2 ноября 2015 года, Келин сообщил: «На данный момент миссия насчитывает 640 наблюдателей. Более 400 из них размещены на востоке Украины в конфликтных областях. В это общее число входят 32 российских наблюдателя, которые работают не только в Донбассе, но и в Днепропетровске, Киеве и других местах. Сейчас решается вопрос о дальнейшем наращивании миссии». Ту же цифру называл 12 октября 2015 года глава МИД РФ Сергей Лавров: «Что касается наблюдателей Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине… Пока там работают около 550 человек… Россиян в этой миссии 32. Мы хотели бы, чтобы их было больше».

В МИД Украины возмутились выводом российских военных из состава СЦКК
В МИД Украины возмутились выводом российских военных из состава СЦКК
© РИА Новости, Максим Блинов / Перейти в фотобанк

При этом 4 февраля 2016 года директор департамента информации и печати МИД РФ Мария Захарова заявила в ходе официального брифинга: «В МИД РФ был приглашен временный поверенный в делах Украины в Москве, которому было сделано представление относительно имевшего место 2 — 3 февраля инцидента в пункте пропуска «Гоптовка-Нехотеевка» на российско-украинской государственной границе. Речь идет об абсолютно безобразном проведении досмотра и безобразном поведении представителей силовых структур Украины, которые в течение 16 часов проверяли группу из 73 российских офицеров из состава функционирующего на юго-востоке Украины Совместного центра по контролю и координации прекращения огня и стабилизации линии разграничения сторон, которые возвращались в Россию в порядке плановой и согласованной ротации после завершения служебной командировки». Так же и в заявлении МИД РФ от 18 декабря 2017 года говорится: «В состав СЦКК входят представители Вооруженных Сил Украины и Вооруженных Сил Российской Федерации (75 офицеров, которые меняются каждые три месяца)».

Возможно, не каждый российский военный в зоне конфликта входил в Специальную мониторинговую миссию ОБСЕ, отсюда и разница в оценках.

Первое время совместная работа шла достаточно плодотворно (очевидно, в том числе потому, что российских наблюдателей на Донбасс пригласил 23 июня 2014 года не кто иной как президент Петр Порошенко). В Facebook была даже создана специальная страница, куда выкладывались фотографии и видео с пресс-конференций (снятых тем же «Военным телевидением Украины»), рабочих моментов с картами и т.д. Однако время функционирования этой страницы были недолгим — с 1 по 3 декабря 2014 года. К тому времени отношение с украинской стороны заметно ухудшилось. «Еще одна тема, которая была явно спровоцирована украинскими военными, которые пытались использовать канал ОБСЕ. Представители этого министерства заявили в некоторых СМИ о том, что российские представители в этой миссии якобы распространяют сведения о местах дислокации украинских военных подразделений. Насколько нам известно, позднее это заявление было, по сути, дезавуировано. Мы рассчитываем, что в будущем украинские представители будут избегать подобных эмоциональных выпадов и будут способствовать воспрепятствованию «слива» такой информации», — заявил 13 октября 2014 года журналистам официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич.

К тому времени СЦКК перебазировался из Соледара в Дебальцево (Донецкая область). Но, как отмечено в отчете представителей ОБСЕ за 21 января 2015 года: «Представитель Вооруженных сил Российской Федерации в СЦКК выразил намерение оставить Дебальцево в связи с ухудшением ситуации с безопасностью». А с 22 января принято вести отсчет военной операции ополчения народных республик, закончившейся созданием «дебальцевского котла» и разгромом группировки украинских войск. 

Терпение лопнуло: российские военные покидают СЦКК
Терпение лопнуло: российские военные покидают СЦКК
© РИА Новости, Сергей Аверин / Перейти в фотобанк

С начала 2016 года заместитель командующего Вооруженными силами ДНР Эдуард Басурин регулярно сообщал об обстрелах российских наблюдателей со стороны ВСУ из пулеметов, минометов и зенитных установок: 5 марта и 6 апреля 2016 года — под Ясиноватой (Луганская область), 30 августа 2016-го — под поселком Александровка близ Донецка и т.д. Последний из таких обстрелов был упомянут 21 октября 2017 года.

Также, по словам Басурина, фиксировались случаи обысков российских наблюдателей (вопреки их международному статусу), например, 8 апреля 2016 года украинские силовики на контрольно-пропускном пункте «Майорск» устроили досмотр автомобиля и личных вещей представителя России в СЦКК генерал-майора Рустама Мурадова. О таких случаях еще 3 июня 2015 года упоминал в интервью телеканалу «Россия 24» и постпред РФ при ОБСЕ Келин: «У нас есть такой неприятный феномен, как требование предъявить национальность, паспорта, когда автомобиль с наблюдателями пересекает украинский КПП. Это требование появилось, они выявляют русских».

Преследования российских наблюдателей подтвердил и глава СБУ Василий Грицак. 9 февраля 2016 года он заявил на брифинге о возбуждении уголовного производства против капитана Сергея Куценко и майора Андрея Корняка, задержанных и обысканных 27 января на пограничном КПП, а на официальном канале СБУ было опубликовано видео, в котором Куценко и Корняк на основании незаконно изъятых у них вещей были обвинены в подрывной деятельности, координации боевых действий с ополченцами и т.д. Но о результатах экспертизы и следственной проверки так ничего и не сообщалось.

17 декабря 2017 года военный журналист «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин опубликовал в своей колонке на сайте издания любопытный документ — письмо, направленное 25 августа 2017 года заместителем начальника Генерального штаба Вооруженных Сил РФ генерал-полковником Сергеем Истраковым начальнику Генерального штаба ВСУ генералу Виктору Муженко, в котором констатировалось: «За последнее время условия пребывание российских офицеров в СЦКК значительно осложнились. Украинская сторона максимально ограничила доступ наших офицеров к линии соприкосновения, выход в город, общение с местным населением. Мотивируя невозможностью обеспечить безопасность, нашим военнослужащим запретили посещение бассейна и занятия спортом».

«Более того, военнослужащие ВСУ демонстративно проявляют свое неуважительное отношение к российским офицерам, вплоть до неприкрытого хамства, — писал Истраков. — Так, 22 августа 2017 года, при следовании на обед навстречу строю офицеров ВС РФ двигался военнослужащий ВСУ без знаков различия, с пистолетом в кобуре. Поравнявшись со строем, он не только не выполнил воинское приветствие высшему офицеру ВС РФ, но и демонстративно задел плечом руководителя представительства ВС РФ в СЦКК генерал-майора О.В. Васильченко, причем, на сделанное замечание отреагировал грубыми высказываниями, заявив, что генерал-майор О. В. Васильченко — генерал только в России. Другие украинские военнослужащие обступили генерал-майора О. В. Васильченко и пытались выяснять отношения. При этом охрана, представленная от ВСУ, на происходящее никак не реагировала». 

Во время «школьного перемирия» ВСУ 25 раз обстреляли наблюдательные пункты СЦКК
Во время «школьного перемирия» ВСУ 25 раз обстреляли наблюдательные пункты СЦКК
© МВС/Назар Волошин

В завершение колонки Стешин делает прозрачный намек по поводу вывода российских наблюдателей из зоны конфликта: «В реальной политике это может оказаться не последним, а крайним предупреждением Украине, не желающей соблюдать «Минские договоренности». В прошлый раз, например, это закончилось «дебальцевским котлом» и его последующей зачисткой…» (Выше было показано, что это действительно было так.) Причем, если в январе 2015 года российские наблюдатели были выведены только из Дебальцево, то сейчас — вообще со всей линии фронта. Характерно и то, что заявление о выводе российских наблюдателей было передано ОБСЕ 14 декабря, а на следующий день последователи заявления руководства ДНР о готовности поддержать оружием тысячи партизан на территории Украины, причем даже дальше Славянска и Мариуполя.