В понедельник Печерский районный суд Киева отклонил ходатайство прокуратуры об избрании для экс-президента Грузии Михаила Саакашвили меры пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста.

Найем: Процесс над Саакашвили — лакмусовая бумажка для правоохранительной и судебной систем Украины
Найем: Процесс над Саакашвили — лакмусовая бумажка для правоохранительной и судебной систем Украины
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Что характерно, судья Лариса Цокол, которая, чтобы не портить отношения с Администрацией Порошенко, могла отпустить Михо под личное обязательство, поступила намного более бескомпромиссно.  

Она в полном объеме отклонила ходатайство прокуратуры и отпустила Саакашвили без всякой меры пресечения, тем самым дав понять, что считает обвинения в адрес бывшего одесского губернатора полностью необоснованными.

Депутат Верховной Рады от «Радикальной партии» Игорь Мосийчук назвал отказ суда арестовать Саакашвили пощечиной президенту страны Петру Порошенко и генпрокурору Юрию Луценко. Для того, чтобы понять причины, по которым судья Цокол могла решиться на такой резкий шаг, следует вспомнить историю взаимоотношений украинской исполнительной, законодательной и судебной власти после Майдана.

Коридор позора

Эта история началась с попыток новых властей запугать украинский судебный корпус. В апреле 2014 года около 150 представителей «Правого сектора»(организация запрещена в РФ), «самообороны Майдана» и «Автомайдана» заблокировали здание Кловского дворца в Киеве, где проходил внеочередной съезд судей Украины.

Радикалы вошли в здание и силой заставили судей покинуть помещения. Покидающих Кловский дворец служителей Фемиды провели через «коридор позора», состоявший из боевиков в камуфляже, с дубинками и в масках.

Пощечина Порошенко: Власть пожинает плоды давления на судей

После этого судей ожидала «мусорная люстрация». Например, 16 января 2015 года в городе Кременец Тернопольской области подожгли шины и бросили в мусорный бак судью, которая вынесла оправдательный приговор бывшему мэру Кременца Почаеву, туда же бросили главу суда.

Подобные случаи, наряду с многочисленными угрозами и нападениями на суды, стали визитной карточкой новой украинской власти.  Более того, представители новой власти не стеснялись делиться с общественностью своими рецептами давления на суд.

Так, Мэр Днепра Борис Филатов поиздевался над работниками Индустриального суда города, которые не принимали решений, угодных градоначальнику. В июле 2016 года он отключил суду канализацию, а взамен подарил судьям биотуалет. «Ты чувствуешь себя безнаказанным. И вдруг в твоем суде случайно выходит из строя канализация, а городские службы долго-долго покупают трубы в "Прозорро"», — написал Филатов на своей странице в Facebook.

В июне 2016 года была принята судебная реформа, которая предусматривала не массовое увольнение судей и ликвидацию целого ряда судов. В частности, Верховного суда, а также системы Высших специализированных судов и части районных судов.

Видя это, работники судов, в основном наиболее опытные и компетентные сотрудники, стали массово подавать заявления об увольнении. Судебной системе грозил полный коллапс.

Власть была вынуждена отыграть назад.  В частности, глава МВД Арсен Аваков тогда заявил, что реформированные суды смогут начать полноценную работу не раньше чем через пять лет.

«Если он есть, этот кадровый резерв, его надо требовать. А если его нет — мы должны честно себе сказать, что живем в переходный период, который будет длиться около 5 лет», — приводит слова Авакова пресс-служба МВД Украины.

Как видим, коридор позора, устроенный судьям властями, уже тогда привел к позору эти самые власти. Судьи с тех пор не стали более лояльными президенту и правительству, однако возможностей выразить свое несогласие у них теперь не так много.

«Нужно понимать, что на Украине проведены четыре судебные реформы, судейский корпус существенно зачищен,  поэтому говорить о каком-то публичном сопротивлении судей, мне кажется, не приходится», — констатировал политолог Руслан Бортник в комментарии Ukraina.ru

В связи с этим у судейского корпуса остается не так много возможностей поквитаться за былые обиды. Приговор Саакшвили, когда судья Цокол проигнорировала интересы Порошенко и вынесла решение в строгом соответствии с законом, как раз один из таких случаев, расшатывающих систему нынешней украинской власти.

Пощечина Порошенко: Власть пожинает плоды давления на судей

Кризис системы

События, происходившие с Саакашвили на Украине, являются ярким примером того, что вся система украинской власти находится в крайне нестабильном состоянии. Сначала он с легкостью прорывается сквозь усиленный пограничный кордон, за что отделывается мизерным штрафом, после этого полиция и Нацгвардия не могут его задержать. Позднее СБУ все же увозит Саакшвили в СИЗО, однако практически моментально его освобождает суд.

Новые горизонты Михаила Саакашвили
Новые горизонты Михаила Саакашвили
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Все это говорит о том, что, хотя власть в стране формально и принадлежит Порошенко, воспользоваться ей в полной мере он не способен. Мешает сопротивление самой системы.

«Нынешние правоохранители, прокуроры, сотрудники правоохранительных органов не хотят быть новыми «беркутами» или новыми судьями Киреевыми (судья Родион Киреев, который вел дело экс-премьера Юлии Тимошенко — ред.), то есть не хотят стать крайними в политических разборках», — подчеркивает Руслан Бортник.

По его мнению, это говорит о слабости власти, находящейся в устойчивом кризисе, который усиливается подковерной грызней, идущей между различными властными группировками. 

«Идет конкуренция между Блоком Петра Порошенко и «Народным фронтом», группой Авакова, который ослабляет силовой блок. И третья составляющая — конкуренция внутри окружения президента относительно того, как именно решать возникающие кризисы», — отмечает Бортник.

При этом, по его мнению, если бы Саакашвили был отправлен под домашний арест, как того требовала прокуратура, ситуация для Порошенко складывалась бы еще хуже.

«Потому что задержать Саакашвили или поместить под домашний арест означает дать дополнительный толчок протестной активности. Мы видели, как после задержания Саакашвили протестная активность начала приобретать более серьезные формы», — напомнил эксперт.

Поэтому власть была вынуждена отпустить Саакашвили. Последний, впрочем, явно не желает форсировать события — ведь это не нужно его заокеанским хозяевам, которые не желают новых потрясений на Украине.