За день до годовщины Евромайдана украинские правоохранительные органы утратили свои следственные функции. 20 ноября в стране, в соответствии с законодательством, они должны были перейти к Государственному бюро расследований, которое так и не успели создать. 17 ноября новой структуре назначили лишь главу и заместителей. Как заявил генеральный прокурор Украины Юрий Луценко, новое бюро заработает еще не скоро.

«ГБР на полную мощность заработает только в конце будущего года», — подчеркнул Луценко.

По его словам, Верховная Рада может ускорить отбор работников в бюро.

«Знаю, что в парламенте обсуждается законопроект, который может придать ГБР ускорение. Чтобы не эта комиссия, а уже новоизбранные руководители, как это было в случае НАБУ и САП, самостоятельно набирали свой персонал. Разумеется, через тесты, через конкурсы, при потребности через детектор лжи. Это может сократить создание институции с года до половины года. Возможно, до 7-8 месяцев», — отметил Луценко.

А пока резонансные дела на Украине словно «подвисли в воздухе». Впрочем, некоторые из них дорасследуются.

«Законодатель прописал в переходных положениях УПК, что следователи прокуратуры действительно теряют полномочия, которые должны перейти Госбюро расследований. Но ГБР нет, а потому мы пользуемся тем, что есть в наличии. Полгода назад, когда вносили изменения в закон о заочном правосудии, там добавили положения о том, что следователи прокуратуры и после 20 ноября имеют право завершить за два года те уголовные производства, которые были ими же и начаты. Мы говорим об общекриминальных делах. Из таких дел 80% вносились в ЕРДР следователями прокуратуры, и здесь ничего не меняется», — заявил глава департамента спецрасследований ГПУ Сергей Горбатюк в интервью изданию «Страна».

Тем не менее, по его словам, 20% общекриминальных дел ГПУ вообще не расследует. Ведь в противном случае все собранные по этим делам после 20 ноября доказательства могут признать недопустимыми.

Ukraina.ru разбиралась в том, кто же занимается расследованиями на Украине в отсутствие ГБР.

Футбол делами

Политолог Руслан Бортник уверяет: из-за сложившейся ситуации бить тревогу не стоит.

«Нет там никакого кризиса. Да, сегодня это и проблема, и возможность для силовиков. Сегодня под это дело — якобы неработу ГБР — можно остановить целый ряд резонансных расследований. Более того, поскольку там уже принята реформа, которая ограничивает срок проведения расследований — не более двух лет даже для тяжких — можно часть висяков, которые со времен Лазаренко, просто закрыть и повыбрасывать. Но закон сегодня разрешает продолжать уже ранее начатые расследования, более того, ГПУ имеет право забирать у любого органа любое расследование и передавать другому органу», — поясняет Бортник в комментарии Ukraina.ru.

Эксперты: Все меньше шансов увидеть решения суда по «делу Майдана»
© РИА Новости, Андрей Стенин | Перейти в фотобанк

Именно в этом и кроется еще один выход из сложившейся ситуации. По словам Бортника, эта норма позволяет фактически начинать новые расследования.

«Есть игра правоохранительных органов, которые пытаются друг другу скинуть неликвид по делам и пытаются под эту шумиху закрыть или забыть часть дел. В общем, реформа в следственных органах — это как пожар на складе», — отмечает политолог.

Он также указывает на то, что на очередной пленарной неделе, которая начнется 4 декабря, парламент может разрешить правоохранителям начинать расследования. 

«Дело о расстрелах на Майдане слишком резонансное. Никто во власти не решится его закрыть. Но есть целый ряд уголовных и экономических дел, которые по десятку лет пылятся. Их можно будет закрыть, улучшить статистику», — указывает Бортник.

С ним солидарен и политтехнолог Андрей Золотарев. Он также не видит особого кризиса в том, что ГБР де-факто не создано.

«Дело в том, что среди вариантов на переходный период есть и такой, о котором говорил Луценко: прокуроры будут продолжать вести дела, только они будут не следователями, а процессуальными руководителями с возможностью ведения следственных действий», — заявляет он в комментарии Ukraina.ru.

По его словам, до сих пор в деле создания ГБР есть проблемы. Например, нет юридического лица этой организации, то есть у бюро даже нет своей печати.

«В лучшем случае полгода пройдет, пока там начнет шевелиться что-то живое. Понятно, что в этот переходный период будет найдено компромиссное решение — например, то, о котором говорил Луценко — дела будут вестись следственным аппаратом ГПУ. А по мере начала работы ГБР, бюро начнет перебирать на себя новые дела. Старые какое-то время будет вести Генпрокуратура, а также СБУ и, очевидно, МВД», — говорит политтехнолог.

А пока расследования ведут, как и вели. Что не всегда радует даже самих правоохранителей.

«Скажу так — та же Генпрокуратура не заслуживает тех слов, которые написаны на ее гербе (слоган ГПУ — «Закон. Честь. Достоинство» — ред.). Это то, чего нет. Но к чему прокуратура должна была бы стремиться», — заявил Горбатюк.

По его словам, руководство ГПУ отдает указания, в том числе и по части пиара, а сама работа Генпрокуратуры при этом «не сопровождается полным сбором доказательств, идет непонятная спешка, заранее всех убеждают, что подозреваемое лицо виновно». По словам Горбатюка, подобных нарушений много и по сути организация работы органов прокуратуры не изменилась со времен бывшего президента Виктора Януковича.

Такие заявления заставляют повнимательнее приглядеться к тому, кто занимается спецрасследованиями в ГПУ и позволяет себе громкую критику начальства и своей структуры.

Who is Mr. Horbatyuk?

Своими заявлениями Горбатюк заставляет обратить на себя внимание. С кем же может быть связан глава департамента, занимающегося расследованием убийств на Майдане и при этом позволяющий себе критиковать свое непосредственное начальство и власть в целом?

«Понятно, что он находится в оппозиции к генеральному прокурору, но в то же время коэффициент полезного действия Горбатюка крайне низкий — в такой ситуации не остается ничего иного, как исполнять популярную мелодию «мне все мешают», — поясняет причину публичных выпадов Горбатюка политолог Золотарев.

И действительно, на Горбатюка, который занимается одним из самых важных и болезненных расследований для новой власти — расследованием убийств на Майдане, уже жаловались украинские политики и именно из-за его пассивности в этом деле.

«Украинцы должны знать, кого они привели к власти и какие люди ими руководят. Последней каплей, переполнившей чашу моего терпения и побудившей меня рассказать о преступлениях власти, стало игнорирование генпрокурором Луценко и начальником управления спецрасследований Горбатюком информации, которая помогла бы раскрыть дело об убийствах на Майдане. Мое предложение использовать эту информацию ими было проигнорировано.», — рассказывал Ukraina.ru бывший нардеп Александр Шепелев.

Турчинов, Пашинский и Луценко убивали людей, украли и отмыли сотни миллионов долларов – Александр Шепелев
© РИА Новости, Андрей Стенин | Перейти в фотобанк

Однако теперь Горбатюк рассказывает о том, что его ведомство не будет передавать дела по Майдану в другие правоохранительные органы и сетует: они-де превратились в царства, где каждый руководитель «в ручном режиме делает, что хочет». Свое же задание по расследованию произошедшего на Майдане Горбатюк, по его словам, видит для себя в том, «чтобы дать показательный пример того, как закон соблюдается».

При этом, по словам политтехнолога Золотарева, сам Горбатюк ориентирован на «Народный фронт», член которого — Арсен Аваков и возглавляет МВД.

«В структуре Генеральной прокуратуры и при Шокине, и при Луценко он выглядит белой вороной», — указывает эксперт.

В свою очередь политолог Бортник указывает: судя по действиям главы департамента спецрасследований ГПУ он ориентирован на так называемых «еврооптимистов».

«Судя по заявлениям, по действиям, по тому, как он себя ведет, это человек, который находится в том же лагере, что и НАБУ, «еврооптимисты». То есть этот человек ориентируется на общественное мнение, позицию западных элит. Этот человек — это однозначно — инородное тело в Генеральной прокуратуре», — отмечает Бортник.

Такая «инородность» может сказываться и на результативности расследования дел департаментом Горбатюка. В любом случае, кто виноват в расстрелах на Майдане украинцы узнают не скоро, если узнают вообще.

А вот в самой ГПУ могут возникнуть конфликты, наподобие конфликтов между разными борцами с коррупцией на Украине. На пользу расследованиям резонансных и не очень дел это не пойдет.