В 2013 году именно на саммите «Восточного партнерства» в Вильнюсе бывший президент Украины Виктор Янукович решил отложить подписание соглашения о Евроассоциации, что стало прологом Майдана.

Накануне нынешнего саммита польские СМИ сообщали, что президент Украины не горит желанием принять в нем участие, так как на саммите не планируют включать в декларацию пункт о «европейском стремлении Украины». Тем не менее, в последний момент Порошенко передумал и решил не ссориться с европейскими партнерами.

Что не устраивает нынешнее руководство Украины, так это отсутствие четких обязательств «жениться» со стороны Евросоюза, то есть перспектив принять Украину в состав ЕС. Одно такое заявление, пусть даже в самых общих чертах, позволило бы Петру Порошенко пиариться на нем до выборов, на выборах и после них, что гарантировало бы ему еще долгие годы у власти.

Однако Евросоюз предложил лишь статус «наложницы» без каких-либо гарантий. Резко выступают против дальнейшего расширения ЕС такие старожилы «еврообщежития», как Нидерланды, Германия и Франция.

В результате, 15 ноября Европейский парламент утвердил рекомендации к предстоящему саммиту «Восточного партнерства», предложив придать данной инициативе новую динамику. Суть ее заключается в том, что нынешних «восточных партнеров» разделят на две группы: лидеров (Украина, Грузия, Молдова) и аутсайдеров, не особо стремящихся интегрироваться (Белоруссия, Армения и Азербайджан). 

Участники саммита «Восточного партнёрства» обсудят конфликт в Донбассе
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

Речь идет о создании модели «Восточное партнерство плюс» — учреждения очередной стадии, стремление к которой должно стимулировать некоторых из участников «Восточного партнерства» двигаться дальше, не обращая внимания на «отстающих». Говоря словами «еврочиновников»: «Приближающийся саммит должен определить новые цели, направления и стимулы для восточных соседей».

В любом случае, даже вариант «+» не предполагает перспектив вступления в ЕС, а соответственно и щедрых финансовых вливаний, которые предполагаются в данном случае. Как считает польский журналист Бартек Теславский: «Сложно было бы объяснить Киеву, что, к сожалению, Украина слишком большая, что не позволяет ей войти в ЕС. Вот поэтому будут продолжаться программы сотрудничества, что в конечном итоге приведет к созданию санитарной зоны, которая будет отделять Россию от ЕС. Такой зоной должны стать интегрированные, но не присоединенные к ЕС страны «Восточного партнерства+».

Еврокомиссар Йоханнес Хан говорит фактически о той же санитарной зоне, лишь подслащивая пилюлю цветистой риторикой: «Целью «Восточного партнерства» является не расширение территории блока, а создание «пояса процветания» вокруг ЕС».

Такое отношение, по мнению Бартека Теславского, обусловлено тем, что, если принять Украину, то она «станет бенефициаром фондов ЕС, и, соответственно, французским и польским фермерам придется лишиться огромной части своего финансирования».

Таким образом, «жениться» и брать на себя финансовые обязательства никто не собирается, а чтобы «восточные партнеры» не приуныли и не разбежались, для них придумывают новые конкурсы в их «зоне процветания». Одним из таких конкурсов уже традиционно является «борьба с коррупцией».

На саммите с президента Украины будут в первую очередь строго спрашивать о результатах «реформ» и «борьбы с коррупцией», угрожая не давать больше денег или существенно сократить финансовую помощь. Президент Украины в свою очередь будет верен своей традиционной тактике: «сначала деньги, потом реформы». 

Дмитрий Корнейчук: Порошенко может сразу ехать домой, Украину не пустят в ЕС
© РИА Новости, Михаил Палинчак | Перейти в фотобанк

Еще весной представители литовского правительства утверждали, что на следующем саммите «Восточного партнерства» они предложат учредить для Украины «Новый план Маршалла» («Новый европейский план для Украины»). В Литве даже называли приблизительные цифры: около 5 млрд долларов в год в течение пяти лет.

Однако незадолго до начала саммита еврокомиссар по вопросам политики соседства и переговоров по расширению Йоханнес Хан заявил, что Украине и так уже дали достаточно средств, а значит следующий шаг за Украиной. «Европейский союз оказал Украине беспрецедентную финансовую помощь. Теперь главная задача заключается не столько в увеличении финансирования, сколько в том, чтобы обеспечить оптимальное использование грантов и кредитов, предоставляемых международным сообществом для осуществления реформ, в том числе, для улучшения бизнес-климата, судебной системы и борьбы с коррупцией», — заявил Йоханнес Хан.

Вскоре после этого представитель Администрации президента Украины Константин Елисеев парировал, заявив, что «наши реформаторские амбиции могли бы быть облегчены с помощью стратегического плана помощи, основанного на модели Европейского плана для Украины, недавно представленного Литвой».

Затем уже 23 ноября на пресс-конференции в Брюсселе Порошенко заявил о необходимости продолжения переговоров о получении Украиной третьего транша макрофинансовой помощи: «Украина должна выполнять свои домашние задания, а ЕС должен выполнять свои обязательства».

В ответ еврокомиссар Йоханнес Хан 23 ноября выразил недовольство ходом проверок электронных деклараций в Украине и до сих пор не отмененным запретом на экспорт леса: «Два года назад меня проинформировали представители власти, что снятие запрета на лес будет очень скоро. И они не смогли это сделать. И сегодня все в Украине против снятия запрета, потому что, мол, европейцы хотят истощить украинский лес», — заявил Йоханнес Хан.

Подобные политические торги по вопросу «кто кому чего должен» и по принципу «кто первый моргнет» станут основной темой участия Украины в саммите, однако у президента Украины в данной игре не самая выигрышная позиция. В ответ на любую критику «старших братьев» придется, как всегда, пенять на «российскую агрессию», которая мешает победить коррупцию. Именно поэтому глава МИД Украины Павел Климкин утверждает, что Украине от саммита «не стоит ждать каких-либо побед».

Между ЕС и «восточными партнерами», равно как и внутри ЕС, слишком много противоречий и желаний использовать соседа в обмен лишь на обещания. Единственный пункт, по которому большинство участников саммита могут сойтись во мнении, это «российский фактор», на который в равной степени пеняют Великобритания и прибалтийские страны, Польша и Украина.

В рекомендациях к саммиту евродепутаты поддержали необходимость коллективного давления на Россию. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй на саммите «Восточного партнерства» намерена заявить о важности противостояния угрозам со стороны России и выделении 100 миллионов фунтов на «борьбу с дезинформацией», что на практике будет означать выдавливание из информационного поля не только российских, но и европейских СМИ, противоречащих генеральной линии партии.

И вот здесь у президента Украины возникает удачная возможность подыграть Великобритании и попросить денег на борьбу с «дезинформацией», а затем под этим предлогом ужесточить давление на немногих оставшихся на Украине оппозиционных журналистов.