По итогам встречи в Сочи лидеры России, Ирана и Турции Владимир Путин, Хасан Роухани и Реджеп Тайип Эрдоган заявили о существенных успехах в совместной борьбе с терроризмом в Сирии и начале качественно нового этапа в урегулировании сирийского кризиса. Следующим шагом в процессе должно стать проведение в Сочи Конгресса национального диалога Сирии. Дата пока не назначена.

Путин предложил Эрдогану и Рухани возродить Сирию
© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк

Подводя итоги состоявшейся в среду в Сочи трехсторонней встречи, российский президент отметил, что она прошла «в конструктивном и деловом ключе», главы государств «предметно обсудили основные аспекты сирийского урегулирования, договорились и впредь прилагать самые активные усилия для решения главной задачи — установления мира и стабильности в этой стране, сохранения ее суверенитета, единства и территориальной целостности».

Ukraina.ru пообщалась c руководителем политического направления Центра изучения современной Турции Юрием Мавашевым, который оценил итоги встречи лидеров трех стран. 

- Насколько значимым событием можно считать прошедшую встречу лидеров России, Турции и Ирана?

— Историческое значение состоявшегося саммита в Сочи, в котором приняли участие трио Москва, Тегеран, Анкара сложно переоценить. Пожалуй, впервые после завершения Холодной войны и распада СССР на территории Евразии суверенные государства, традиционно выступавшие ответственными игроками, формируют новую конъюнктуру.

Война в Сирии стала неким прологом к новому миропорядку (к альтернативной системе безопасности). В 2011 году было практически невозможно представить себе, что стороны с диаметрально противоположными воззрениями на сирийскую проблематику смогут не только сами договориться, но и посадить за стол переговоров противоборствующие стороны.

- Какими вы видите дальнейшие перспективы сотрудничества Москвы, Анкары и Тегерана? Какая первоочередная задача стоит между договаривающимися сторонами, особенно в свете урегулирования сирийского кризиса?

— Следует верно расставить акценты в нашей  совместной работе. Вопрос не в том, удастся ли России, Турции и Ирану добиться стабильного мира в Сирии, а дело в том, что только у этих международных игроков есть реальная возможность, которую они могут подарить сирийскому народу. Как распорядиться этим подарком — решать только сирийцам.

- Как в дальнейшем могут развиваться мирные процессы в Сирии?

— Фактически мирное урегулирование будет идти в четыре этапа. После саммита в Сочи намечается Женева, в конце ноября состоится встреча Эр-Риадской группы, а 3 декабря должен пройти Конгресс национального диалога.

Судя по синхронности, с которой звучат заявления лидеров государств, министров иностранных дел и глав генштабов нас ожидает системный, совокупный результат. Ясно, что этот итог будет включать себя решение курдского вопроса в Сирии. Многое будет зависеть и от тех, кто сегодня монополизировал себе право говорить от имени курдского народа — SDF.

Не сомневаюсь, что в течение каждого из обозначенных нами этапов стороны будут последовательно требовать от боевиков SDF вернуть оккупированные земли и нефтяные месторождения законному правительству Сирии. Полагаю, в этом и будут заключать очертания встречи лидеров.

- Что можно назвать основным достижением прошедшей встречи? 

— Пожалуй, главный итог прошедших переговоров описал президент Ирана Хасан Роухани в словах «иностранным силам присутствовать в Сирии без легитимного разрешения нет никакого повода». Впервые в истории 21 века стороны четко очертили границы Евразии.

- Общеизвестно, что Турция оказывает определенную поддержку Украине, во многом потому, что Эрдогану нужно учитывать мнение значительной диаспоры крымских татар, в значительной степени настроенной негативно по отношению к России из-за крымских событий. Не могут ли разногласия по украинскому и крымско-татарскому вопросу помешать сотрудничеству Москвы и Анкары?

— Говоря о турецкой поддержке крымских татар, можно сказать, что для Турции и турок это больше ритуал. Они не могут их не поддерживать с учетом своего электората, среди которых есть и этнические крымские татары — переселенцы. Этим все сказано. Если провести сравнение характера общения турецкого руководства с Мустафой Джемилевым и Рефахом Чубаровым (Лидерами Меджлиса* — ред.) 3 года назад и сейчас — ясно, что на фоне российско-турецких отношений это даже не муха, а нечто еще более меньшее.    

 

* Запрещенная в РФ экстремистская организация