Недавнее повреждение газопровода и линий электропередач в Крыму сегодня российская ФСБ прямо назвало диверсией. Но кто и зачем мог их совершать? Ответ на этот вопрос можно найти в недалеком прошлом.

Помню, как в апреле 2014-го, отслеживая интернет-ресурсы украинских националистов, я обратил внимание на носивший название паблик «Молодь Билецкого», относившийся к Крыму. В нем молодые националисты отчитывались о совершенных ими поджогах административных зданий (ряд из которых затем появились в нашумевшем деле «крымских террористов») и расклейке на улицах проукраинских листовок, выкладывая сделанные на месте событий фотографии.

30 мая 2014 года ФСБ сообщила: «На территории Республики Крым сотрудниками ФСБ России задержаны члены диверсионно-террористической группы (ДТГ) «Правого сектора»*. Основной целью преступной деятельности группы являлось совершение диверсионно-террористических актов в городах Симферополь, Ялта и Севастополь, а в последующем уничтожение ряда объектов жизнедеятельности, железнодорожных мостов, линий электропередач». Основные задержания произошли в середине мая.

Стоит напомнить, что Социал-национальная ассамблея (СНА) Андрея Билецкого с ноября 2013 года входила в «Правый сектор», а 12 марта 2014 года Билецкий даже стал руководителем силового блока «Правого сектора» в восточных областях Украины. Лишь в самом конце апреля 2014-го у будущего «Азова» появляется собственный бренд «Черные человечки» (это название, насколько помню, принял и крымский паблик «Молодь Билецкого»), который в мае преобразуется в добровольческий батальон, после ряда изменений («Приазовье», «Азовье») получивший существующее название. Известно, что в марте-апреле 2014-го местные активисты СНА наряду с молодежью «Свободы» составляли костяк боевых формирований проукраинских сил в Донецке. 

Украинские теракты в Крыму: как ответит Россия?
© ЦОС ФСБ РФ | Перейти в фотобанк

Главными медиафигурами дела «крымских террористов» стали режиссер Олег Сенцов и анархист, ранее активный участник движения антифа Александр Кольченко, что на первый взгляд говорит против их принадлежности к националистам. Однако даже российские антифашисты признают, что целый ряд участников группы, в которую входил Кольченко, относился к его идеологическим оппонентам. «Главная претензия к анархисту Кольченко — что он вообще связался с этой тусовкой околоправых активистов», — писал 22 апреля 2015 года в Facebook российский левый журналист Егор Сковорода.

Вообще, анархисты и антифа активно участвовали в киевском Евромайдане (который посещал Сенцов с рядом своих сподвижников), не брезгуя при этом и сотрудничать со своими недавними идеологическими противниками. «С «Правым сектором» отношения выстраивались спокойнее (чем с «Самообороной Майдана» и «Свободой». — ред.) — вплоть до совместных силовых действий части антифашистов с «правосеками» против «титушек» и «Беркута», — откровенно писал 8 августа 2014 года на сайте The Insider журналист Александр Литой, видная фигура в среде российских антифа. Он приводил в своей статье примеры, когда уже в июне 2014-го украинские антифа воевали в АТО в рядах того же неонацистского «Азова» Билецкого.

Другой интересный момент. «Украинская правда» 12 октября 2017 года так описывает активистов левого «Автономного сопротивления» («Автономний Опiр», «АО») во Львове: «Осадчук родился в Крыму, активно участвовал в симферопольском Евромайдане и в противостоянии с пророссийскими активистами во время «русской весны». Задолго до тех событий он участвовал в левом движении на полуострове, даже одно время состоял в молодежном крыле коммунистической партии… После аннексии полуострова Максим отправился воевать на Донбасс в составе батальона «Айдар» и взял там себе позывной «Историк». В это время его друга и коллегу по анархистскому движению, сторонника «АО» Александра Кольченко задержали сотрудники ФСБ в Крыму». 

Неонацистский ДОСААФ. Как «Азов» захватывает молодежь Украины
© РИА Новости, Павел Паламарчук | Перейти в фотобанк

Стоит отметить, что само «Автономное сопротивление» позиционирует себя как левых националистов, своего рода гибрид правых и левых радикалов. От него сделать шаг к «Правому сектору» и СНА было легче, чем непосредственно из рядов анархистов.

Однако основную часть борцов с присоединением Крыма к России составили члены местных отделений СНА (представленные среди футбольных фанатов «Таврии» и «Севастополя») и «Свободы», выехавшие затем с полуострова и вступившие в ряды добровольческих батальонов. Член крымской «Свободы» Станислав Краснов даже создал летом 2014-го под эгидой партии батальон «Крым» (один из целого ряда, возникавших тогда под таким названием), укомплектованный ультраправыми с полуострова, а позже перешел в ряды «Азова» и возглавил его Гражданский корпус «Азов-Крым».

У всех из них сохранились контакты в прежней среде общения в Крыму, с которыми они поддерживали тесные связи. На их основе могли организовываться и новые теракты.

 

* Организации запрещены в России Верховным судом РФ