Укрепление позиции большевиков и первая русская революция

Революция 1905 года, по словам Владимира Ленина, сыграла свою значительную роль не только в распространении революционных идей в массах, но и сплотила Российскую социал-демократическую рабочую партию.

«Развитие революции принесло полную победу большевизму, от которого в октябрьско-ноябрьские дни меньшевики отличались только увлечениями Троцкого», — отмечал позже Ленин.

Толчком к революции послужило «Кровавое воскресенье» — расстрел 22 января 1905 года в Санкт-Петербурге мирной демонстрации рабочих во главе со священником Георгием Гапоном.

Однако современные исследователи утверждают: первая русская революция началась на Украине. Именно крестьянские восстания 1902-1904 годов в Полтавской и Харьковской губерниях, перекинувшиеся потом на граничащие с ними губернии Российской империи, подготовили почву для массового выступления недовольных по всей территории страны в 1905 году. Как утверждается в ряде публикаций, именно бунты на территории современной Украины заставили эсеров вернуться к агитационной работе среди крестьян, которых социал-революционеры списали со счетов, как не представляющих интереса для агитации.

Прелюдия к Октябрю

Без Февраля вряд ли бы был Октябрь. Февральская же революция, среди прочего, не была подавлена, в том числе и благодаря выступлению на стороне революционеров Петроградского гарнизона, где решающую роль сыграл полк, носящий «украинское» название.

Инициатором выступления был Тимофей Кирпичников — унтер-офицер запасного батальона Волынского лейб-гвардии полка. Именно он приказал солдатам 24-26 февраля стрелять поверх голов демонстрантов на Знаменской площади. А 27 февраля солдаты и вовсе взбунтовались.

В ДНР выпустят марки в честь Октябрьской революции
© РИА Новости, Наталья Селиверстова | Перейти в фотобанк

27 февраля полковая учебная команда убила своего командира штабс-капитана Лашкевича и перешла на сторону недовольного властью населения Петрограда. Параллельно с этим «волынцы» разагитировали лейб-гвардии Литовские и Преображенские полки.

Временное правительство назвало Кирпичникова «первым солдатом, поднявшим оружие против царского строя». Произведенного в подпрапорщики, его избрали от Волынского полка в состав Петроградского совета. Однако это не означало, что «волынцы» стали «гвардейцами Керенского». После того, как Кирпичников во время Апрельского кризиса поддержал правительство, его авторитет в стремительно большевизирующемся полку упал.

Во время корниловского мятежа — попытки установления генералом от инфантерии Лавром Корниловым военной диктатуры, «волынцы» потребовали у властей освобождения арестованных за июльские выступления большевиков. А в 18 октября 1917 года — за неделю до революции — «волынцы» приняли решение о поддержке вооруженного восстания. Солдаты полка участвовали в штурме Зимнего дворца, заняли Финляндский вокзал, и охраняли подступы к Смольному институту. Полк не поддержал попытку министра-председателя Временного правительства Александра Керенского подавить революцию. В декабре 1917 года «волынцы» принимали участие в занятии Петроградского банка во время его национализации.

Отец Красной Армии из-под Херсона

Даже многие противники большевиков с уважением отзывались об одном из их лидеров, бывшем идеологическом противнике Ленина, одним из инициаторов сближения меньшевиков и большевиков — Льве Троцком. Рожденный в Яновке Елисаветградского уезда Херсонской губернии (ныне — село Береслав Кировоградской области Украины) Троцкий сыграл одну из видных ролей в революционном движении Российской империи. Во время революции 1905 года он вернулся из-за границы в Россию, в Киеве он уже тогда попытался сгладить противоречия между меньшевиками и большевиками.

В сентябре 1917 года Троцкого избирают председателем Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. В отсутствие Ленина, который в ту пору скрывался в Финляндии, Лев Давидович фактически руководил большевиками. В качестве председателя Петроградского совета он формирует Петроградский военно-революционный комитет, который и стал основным органом подготовки вооруженного восстания против Временного правительства. ВРК удалось склонить на свою сторону большинство частей Петроградского гарнизона. За два дня до революции Троцкий лично разагитировал гарнизон Петропавловской крепости, которую другие лидеры большевиков считали серьезной проблемой и даже готовили планы по взятию ее штурмом.

«Вся работа по практической организации восстания проходила под непосредственным руководством председателя Петроградского совета товарища Троцкого. Можно с уверенностью сказать, что быстрым переходом гарнизона на сторону Совета и умелой постановкой работы Военно-революционного комитета партия обязана прежде всего и главным образом товарищу Троцкому», — писал в 1918 году будущий лидер СССР Иосиф Сталин.

Именно Троцкий смог наладить защиту восставшего Петрограда от казаков генерала Петра Краснова.

После того, как в 1917-1918 году Троцкий занимал пост наркома иностранных дел, он подал в отставку с этого поста, в том числе и из-за провала переговоров с немцами по заключению сепаратного мирного соглашения и выходу России из Первой мировой войны. Кстати, на переговоры повлиял и предшествующий этому мирный договор немцев и австрийцев с украинской Центральной Радой.

В 1918 году Троцкий становится военным наркомом. Именно ему, как утверждают многие исследователи, большевики обязаны переломом в Гражданской войне. В 1919 году после личного вмешательства Троцкого в оборону Петрограда от города отступили войска генерала от инфантерии Николая Юденича. На территории Эстонии их интернировали.

После революции, смерти Ленина Троцкий проиграл во внутрипартийной борьбе. Тем не мене, троцкисты существуют и по сей день, а их идейный вдохновитель по праву занял место во всемирной истории.

Глупость петлюровцев или «киевская катастрофа»

Даже после успешной Октябрьской революции большевики могли не удержаться у власти. Им на руку сыграла разобщенность их противников.

В августе 1919 года Красная армия была вынуждена оставить Киев. В город вошли части Вооруженных сил юга России, Украинской Галицкой Армии (УГА), а также армии УНР. Казалось бы, значительный воинский контингент.

Одна выходка запорожского полковника Владимира Сальского положила конец и без того хлипкому воинскому союзу «петлюровцев» и белогвардейцев. Вывешенный по согласованию сторон на здании Городской Думы Киева российский триколор по приказу Сальского сорвал один из его солдат и бросил на землю, где по нему проскакали запорожские кавалеристы. Радостно приветствовавшая добровольцев толпа этого шага не поняла, как и сами белогвардейцы. В городе начались выступления против УНР и бои с «петлюровцами».

«К вечеру того же дня петлюровский шакал отступил с жалобным воем, испугавшись крупного хищника — деникинского волка», — писал в мемуарах советский карикатурист Борис Ефимов.

Бегство частей УНР из Киева в современной украинской историографии и называется «киевская катастрофа».

Всемирный еврейский конгресс против террориста и погромщика Петлюры
© myvin.com.ua

На следующий день — 1 сентября 1919 года командующий частями ВСЮР генерал-лейтенант Николай Бредов приказом постановил: Киев возвращается с состав «единой и неделимой» России. Еще через день УНР обратилась к украинскому народу, фактически заявив о войне с белогвардейцами. А уже 3 сентября глава УНР Симон Петлюра заключил договор с Польшей, фактически уступив ей Галичину, что вызвало уже недовольство солдат и офицеров УГА. В итоге, из-за раздробленности сил противников и разногласий между ними создать единый антибольшевистский фронт на юго-западе Российской империи так и не получилось, что, среди прочего, и предопределило победу большевиков.

«Большевики-собиратели»

В 1920 году Киев снова сыграет одну из знаковых ролей в укреплении власти большевиков и окончательном триумфе Октября. В этом году Второй Иерусалим, Мать городов русских захватят во время совместной операции армии Польши и УНР. 7 мая в город войдут кавалерийские части Войска Польского. Главы Польши и УНР — Юзеф Пилсудский и Симон Петлюра побывают в Киеве.

Однако наступление Польши на советскую территорию вызовет неудовольствие одного из важных союзников как этой страны, так и белогвардейцев — Франции. Париж надеялся на то, что поляки выступят совместно с заклятым противником большевиков — ВСЮР. Этого не произошло. Более того, Пилсудский своим решением серьезно поколебал твердость белогвардейцев. К ним как к русским офицерам обратился прославленный генерал Алексей Брусилов, перешедший в Красную Армию.

«Братский и дорогой нам польский народ, сам изведавший тяжелое иноземное иго, теперь вдруг захотел отторгнуть от нас земли с искони русским населением и вновь подчинить их польским угнетателям. Под каким бы флагом и с какими бы обещаниями поляки ни шли на нас и на Украину, нам необходимо твердо помнить, что какой бы ими ни был объявлен официальный предлог этой войны, настоящая главная цель их наступления состоит исключительно в выполнении польского захватнического поглощения Литвы, Белоруссии и отторжения части Украины и Новороссии с портом на Черном море (от моря до моря)», — обратился Брусилов к своим бывшим сослуживцам.

Под его обращением подписался ряд бывших царских генералов и офицеров. Они призывали своих боевых товарищей забыть все обиды и «добровольно идти с полным самоутверждением и охотой в Красную Армию на фронт или в тыл», куда бы правительство советской рабоче-крестьянской России их ни назначило.

Призыв услышан даже теми, у кого к большевикам были личные кровные счеты.

«Я только и думал: «Поляки вот-вот возьмут Киев! Извечные враги России вот-вот отрежут империю от ее западных рубежей!». Я не осмелился выражаться открыто, но, слушая вздорную болтовню беженцев и глядя в их лица, я всей душою желал Красной Армии победы. Не важно, что я был великий князь. Я был русский офицер, давший клятву защищать Отечество от его врагов. Я был внуком человека, который грозил распахать улицы Варшавы, если поляки еще раз посмеют нарушить единство его империи», — писал в своих мемуарах великий князь Александр Михайлович Романов.

Воззвание Брусилова посеяло сомнение в души белогвардейцев, часть из которых начала считать большевиков собирателями земли русской. А дальнейшая неудача Польши, вознамерившейся своими силами возродить Речь Посполитую, оставили Крымскую армию барона Петра Врангеля один на один с окрепшей, закаленной в боях и уже многочисленной Красной Армией.