Крым — один из самых упоминаемых регионов в мировой литературе. По легенде, ещё у Гомера в 10-й песне «Одиссеи» говорится именно о знаменитой Балаклавской бухте:

«В гавань прекрасную там мы вошли. Её окружают
Скалы крутые с обеих сторон непрерывной стеною.
Около входа высоко вздымаются друг против друга
Два выбегающих мыса, и узок вход в эту гавань».

Крымские тетради: как выглядит литературная жизнь на полуострове

Со времён Пушкина Крым обожаем русскими литераторами, а имена многих писателей напрямую связаны с легендарным полуостровом. Здесь жили и творили Чехов, Аверченко, Грин, Волошин, Куприн, Шмелев, Сергеев-Ценский, Юлиан Семенов, многие другие знаменитые писатели и поэты. Я уже не говорю, что во времена Советского Союза в Крыму располагались дома творчества Союза Писателей СССР, в которых перебывал почти весь его наличный состав. Да плюс юные литераторы-«дикари» на пляжах по всему полуострову.

Не удивительно, что действие многих повестей и романов целиком или полностью происходит в Крыму — от классических «Дамы с собачкой» или «Бега» до легендарного «Острова Крым». Понятное дело, такая предыстория даёт крымским литераторам уверенность в своей природной исключительности, а южный темперамент превращают полуостров в территорию нешуточных баталий. К литературе, впрочем, отношения мало имеющих.

Со времени распада СССР богатая собственность Союза Писателей в Крыму (в частности, Дома творчества в Ялте и Коктебеле) стали объектом дележа между местными и заезжими мастерами литературного слова. В результате они не смогли удержать ничего — Союз писателей Украины охотно приторговывал престижной собственностью, а его киевское руководство — все эти глашатаи национальной духовности, вроде господина Яворивского — втихаря наживалось на приватизационных схемах. Сам писательский союз в его крымском варианте раскололся на Союз Писателей Крыма и местное отделение Национального Союза Писателей Украины (теперь России). И даже вхождение Крыма в состав РФ не заставило их объединиться.

Возможно, бурление страстей и внутривидовая конкуренция заставляют крымских литераторов поддерживать себя и окружающих в творческом тонусе. На полуострове происходит много литературных событий, в том числе и федерального уровня, например, приуроченный ко дню рождения Пушкина грандиозный фестиваль «Великое русское слово».

Крымские тетради: как выглядит литературная жизнь на полуострове

Однако существуют и менее пафосные, хотя куда более важные для литературного процесса мероприятия, вроде литературного фестиваля «Интеллигентный сезон», который ежегодно проводится в городе Саки и собирает для профессионального разговора литераторов. В этом году «Интеллигентный сезон» собрал 125 писателей и бардов из США, Франции, Чехии, Израиля, России, Белоруссии, Украины.

От украинских поэтов и прозаиков отныне требуется даже определённое мужество, чтобы попасть на это представительное литературное мероприятие. Во всяком случае, они просят лишний раз не упоминать о них и не фотографировать лица — наглядный показатель атмосферы страха, царящего ныне на Украине. Кроме «Интеллигентного сезона» долгое время привлекал внимание общественности цикл творческих встреч с известными литераторами «Точка сборки» в Севастополе, который организовывал севастопольский писатель Платон Беседин. Нередки визиты на полуостров и столичных знаменитостей — недавно с крымскими читателями встречался Эдуард Лимонов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Только бизнес: как мировые корпорации и СМИ признали Крым российским

Я уже не говорю о ежедневной, кропотливой работе местных писателей, их литературных кружков и сообществ, которые тесно льнут к библиотекам и музеям. Эта работа во многом зиждется на бескорыстном энтузиазме провинциальной интеллигенции, но, возможно, для крымской культуры она куда важней пафосных и многомиллионных казённых фестивалей. Истинное горение души не заменишь освоенными бюджетными миллионами — как правило, чиновники и поэты ходят порознь. И не только в Крыму.

Фактически на энтузиазме издаются и литературный журнал «Крым», газета «Литературный Крым» или севастопольский выпуск московской «Литературной Газеты». Крымские литераторы попали в парадоксальную ситуацию: во времена Украины государство их поддерживало как литературу «национального меньшинства» и они имели определённые преференции. А сейчас, став неким «большинством», русская литература на полуострове государственную поддержку потеряла.

Разумеется, это не значит, что крымские писатели снова хотят стать записаться в «национальное меньшинство» (эти бесконечные игрища в «меньшинства» и «титульные нации» в конце концов и довели Украину до отпадения огромных территорий). Однако литературный процесс на полуострове нуждается в куда большем внимании и поддержке со стороны власть имущих. Кроме литературных музеев на полуострове есть и вполне живые литераторы, для которых Крым остаётся раем для вдохновения — и пребудет таковым во веки веков.