В ближайшее время «ПриватБанк» ждет новая война между государством и бывшими собственниками. От того, удастся ли государству удержать на плаву крупнейший банк Украины, зависит не только банковская, экономическая, но и политическая судьба Украины. Как утверждает Блинов, «ПриватБанк» пойдет на дно только вместе с государством. 

В эпицентре войны: «ПриватБанк» как тромб в банковской системе Украины

С чем связана отставка главы «ПриватБанка» Александра Шлапака? Можно ли говорить о том, что он ушел в преддверии предстоящего кризиса банка?

Шлапак полгода отработал, и в какой-то мере может называть своим достижением то, что банк работает для клиентов в прежнем режиме. Ему удалось преодолеть кадровый кризис, не слышно громких историй в связи с тем, что он не нашел понимания с частью топ-менеджмента и мидл-менеджмента, который был ориентирован на предыдущего собственника в лице Игоря Коломойского. Хотя в первое время говорили о саботаже временной администрации, а потом и о государственной новой администрации во главе со Шлапаком.

Мы  понимаем, что «ПриватБанк» — это очень большая проблема, уже сейчас принято решение о докапитализации банка на 38 млрд гривен, совокупная оценка дырки в капитале банка составляет  175 млрд гривен, аналитики говорят, что будет и все 200 млрд. И государству еще придется тратиться на докапитализацию.

Плюс подают иски бывшие собственники в отношении нелегитимности национализации, есть конфликт Нацбанка и «ПриватБанка»  с клубом «Динамо-Киев». Там речь идет о кредитах. Там были попытки арестовать деньги Суркисов как связанных лиц,  хотя Нацбанк полностью доказательства собственников «ПриватБанка»  и семьи Суркисов не показал.

Возможно, Шлапак решил, что ему надо отойти от дел в перспективе этих разбирательств. Возможно, была некая договоренность с руководством страны, с президентом, с министром финансов, с главой НБУ. Не исключено, что Шлапак может стать одним из компромиссных кандидатов на пост главы Нацбанка. Я уже говорил, что не жду возвращения бывших политиков типа экс-премьера Арсения Яценюка или экс-президента Виктора Ющенко. Главой НБУ, скорее, должен стать представитель коммерческого банка, возможно, государственного. Соответственно, Шлапак в этом плане может стать одним из конкурентов другим кандидатам.

В эпицентре войны: «ПриватБанк» как тромб в банковской системе Украины

Возможно ли, что Шлапак, наоборот, покинул пост из-за отставки Гонтаревой. Ведь НБУ обещал взять на себя ответственность за «ПриватБанк», а после ухода Гонтаревой Шлапаку пришлось бы разбираться с проблемами банка в одиночку?

В принципе он уже взял на себя ответственность. Но тут важно вовремя уйти. Теперь можно сказать: я сделал то и то, моя каденция завершена, реформы сделаны. А потом придет новый человек, который и столкнется с теми сложностями, из-за которых уходит нынешний глава «Привата». Я так понимаю, что отставку Шлапака еще должен принять Наблюдательный совет. Понятно, что они настроены ее принимать, здесь есть уже некая договоренность.

Кто может стать новым главой «ПриватБанка»?

Я думаю, это должен быть сильная банковская личность. Желающие найдутся, потому что 80 банков ушло с рынка. У каждого из них была группа топ-менеджеров. Не исключено, что кто-то из них поборется за то, чтобы рулить крупнейшим банком страны. Мы понимаем, что это теперь госбанк, а значит идет большая борьба за бюджетные потоки. Сегодня банковский бизнес — это, в первую очередь, бизнес государства. Это бизнес на государственных активах, на обслуживании госпредприятий и бюджета, а также основной заработок банков — депозитные сертификаты Нацбанка и облигации госзайма и Министерства финансов.

В эпицентре войны: «ПриватБанк» как тромб в банковской системе Украины

Есть версия, что Шлапак не хотел связываться с токсичными активами и предлагал план, как от них избавиться. Что это за активы и как ими лучше всего распорядиться?

Есть огромное количество кредитов связанных лиц, которые цинично не обслуживаются, не только не погашаются, но и не платятся проценты. Реструктуризация  кредитов проведена таким образом, что часть из них переведена в гривну из доллара по невысоким ставкам. При этом обслуживание  отсрочено. То есть в первый год идет льготное обслуживание. Массово реструктуризации проводились в прошлом году, и только в этом году будет понятно, насколько плохо они обслуживались.

Была информации от биржи СЕТАМ  Министерства юстиции. Там говорилось о том, что они будут продавать через биржу такие объекты как «Днепр-Арена» в Днепре, а также известнейший горнолыжный комплекс «Буковель». Огромное количество активов находится в залоге, их судьбу неоднократно спрашивали у главы НБУ Валерии Гонтаревой, украинского премьера Владимира Гройсмана, президента Петра Порошенко. Но четкого ответа никто не дал. Гонтарева уклончиво  отвечала насчет списка залогов. Понятно, что многое, что принадлежало бывшей империи «Привата»,  но находится фактически по бумагам в залоге у банка. Но бывшие владельцы — Коломойский, Боголюбов и Ко этого не признают.

Поэтому вокруг «ПриватБанка» будет разыгрываться интересная история. Государству нельзя будет позволять этому банку не работать, потому что это будет катастрофа для самой идеи банковской очистки. Остановка этого банка равнозначна остановке платежей в банковской системе. «ПриватБанк» — это огромный тромб в банковской системе Украины.

Сколько еще необходимо влить миллиардов в «ПриватБанк», чтобы реанимировать его?

Он пока работает. Накануне замглавы НБУ Екатерина Рожкова дала интервью по проблеме банка. Она заявила, что если бы государство не подключилось, то в банке началась бы такая картотека и такие неплатежи. Уже к тому моменту, картотека была около 8 млн гривен, почти миллиард. Это значит, что платежи осуществлялись за счет других платежей. То есть банк не сразу платит, а собирает деньги в течение дня, а потом часть платежей отдает. Это принцип пылесоса. Это показывает, что у банка страшные проблемы с ликвидностью, ему не хватает денег на обслуживание платежей. Значит тогда он либо требует рефинансирования Центрального банка, либо срочных вливаний в капитал, либо получение крупного клиента с крупными остатками на счетах.

В эпицентре войны: «ПриватБанк» как тромб в банковской системе Украины

В принципе надо сказать, что ситуация с «Приватом» тогда прошла достаточно мягко. Но все понимали, что с приближением 1 июля ситуация будет ужесточаться. Тогда Валерия Гонтарева и глава Минфина Александр Данилюк заявили, что якобы договорились с собственниками, и якобы это сделал президент, т.е. Порошенко с Коломойским договорились о том, что стороны заключат какое-то соглашение об обслуживании долга, передаче акций и т.д. Но все понимали, что это соглашение для отвода глаз. Понятно, что с Коломойским невозможно вот так просто устно договориться. Это была такая отговорка.

Приближение 1 июля и аудированной отчетности от Ernst & Young сейчас создает турбулентность на финансовом рынке. Государству уже ничего не остается, кроме как продолжать докапитализировать «ПриватБанк». Пока не было информации, что эти средства были монетизированы. Одно дело внести их в уставной капитал, другое дело — непосредственно продать их на рынке Центробанке для того, чтобы пополнить ликвидность.

Сейчас про кризис говорить нельзя, он работает, но судя по косвенным признакам у банка небольшой запас ликвидности, поэтому никто не исключает, что до конца года часть этой докапитализации не будет превращена в живые деньги. А это самое опасное для экономики, поскольку это ниоткуда взявшиеся деньги. В декабре там 20 млрд гривен конвертировали в деньги из 100, но это было очень заметно.

PWC отказали в аудите. Действительно ли это связано с тем, что аудиторское заключение PWC по отчету «ПриватБанка» за 2015 год не показало проблем в банке, приведших к его банкротству. Правда ли, что PWC на самом деле нашла цепочку, по которой деньги средства МВФ проводились через «ПриватБанк», а затем оказывались на счетах фиктивных фирм, близким к первым лицам государства?

Мне об этом неизвестно. Сейчас центральная информация такая, что конкурент E&Y подтвердил информацию НБУ о том, что PWC не дал полноценной информации. В каждом банке есть куратор. И когда падает любой банк, то вопросы не только к менеджменту, фонду гарантирования, а еще и к самому Нацбанку. Когда он говорит, что он не причем, и говорит, мол, топ-менеджеры начудили, ему говорят: секундочку, ведь там у вас есть кураторы. Нацбанк пытается показать, что его куратор был введен в заблуждение известнейшей аудиторской компанией PriceWaterHousr Coopers. Нацбанк официально говорил  о том, что будет судиться с ними. Но можно говорить о том, что для PWC сейчас на Украине тяжелые времена. И идет жестко не рекомендовали работать с этой компанией, что равнозначно отказу от украинского рынка для PWC.

В эпицентре войны: «ПриватБанк» как тромб в банковской системе Украины

Что касается кредитов МВФ, то они не могли так пройти. Это больше похоже на какую-то утку. Нацбанк, возможно, видел информацию, но по какому-то согласию с менеджментом, чтобы не устраивать шторм на банковском рынке, там и так неспокойно, закрыл глаза. Но в какой-то момент, когда ситуация стала ухудшаться, стороны попытались выйти сухими из воды.

С «ПриватБанком» ситуация будет сложная, огромная часть кредитов не обслуживается, это уже секрет полишинеля.

Самое интересная часть этой истории — это когда припертый к стенке менеджмент начнет с молотка реализовывать активы Коломойского и сотоварищей, и упомянут «Днепр Арену» и «Буковель». Наиболее рентабельные  активы будут сопротивляться и визжать, что будет приводить к огромному политическому кризису.  Тот же Коломойский играет против Порошенко на нескольких шахматных досках. И что касается блокады. Та же ситуация вокруг «Самопомощи» в связи с мусорным кризисом, как говорят, тоже развивается не без Коломойского.

В целом государство проиграло или выиграло от национализации «ПриватБанка»?

Мы с вами не видим полной картины. Но речь идет о том, что Нацбанк божится, что если бы они не вошли, у нас бы рухнула банковская система. Государство уже ввязалось в эту борьбу, 53 % активов банка — это активы госбанка. Так что у нас уже банковский социализм. В любом случае банковский рынок определяется не только регулятором, но и собственником. «ПриватБанк» и «Ощадбанк» упадут только вместе с государством.  Так упал Сбербанк в СССР, когда тот развалился. Поэтому государство будет поддерживать «ПриватБанк» до последнего.

То есть все-таки здесь объективные экономические причины национализации, а не конфликт Порошенко и Коломойского?

Никто не говорит о том, что просто взяли и в отместку у Коломойского забрали актив. В какой-то момент, может быть, решили, что его заберут. Но этот актив был очень сильно з кредитован и всем было известно, что «ПриватБанк» не выполняет ряд нормативов, для него существуют особые условия на рынке. Все понимали, что любое заявление, сделанное Коломойским с элементами раздувания паники, реально приведет к панике. И это могло снести вообще всю конструкцию власти. Если на Украине вдруг развалится банковская система, то встанет вопрос о самом государстве.

Конечно, когда Порошенко поругался с Коломойским, и тот ушел с должности главы Днепропетровска, все ждали, что Коломойский будет делать ответные шаги. Возможно, этот как раз блокада и ситуация с «Сампомощью». Но очевидно, что при попытке реализации активов группы «Приват» не исключена группа конфликтов в политической, экономической и социальной сфере. Поэтому мы внимательно следим, что будет 1 июля.

Может быть, и Шлапак ушел, чтобы не ввязываться в эту борьбу, которая начнется между государством и бывшими собственниками?

Да, возможно будет какое-то наступление на интересы группы «Приват», и разразится настоящая война. И Шлапак здесь ушел не победителем, но и не проигравшим. Он будет рассказывать, что все сделал, но менеджмент был не лоялен, никто не хотел ничего делать, он разобрался в процессах, все наладил, терминалы работают и т.д. То есть в целом он сделал свою работу технического менеджмента.

А дальше будет эпицентр политической войны и оказаться в нем не захочется никому.