Игоря Гужву задержали вчера около 21.00. Главреда одного из немногих независимых украинских СМИ обвинили в вымогательстве, что сразу же вызвало недоумение у знавших Гужву лично. По официальной версии следствия, Гужва якобы вымогал деньги и депутата-«радикала» Дмитрия Линько за неразмещение критического материала о нардепе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: На Украине возмутились задержанием Гужвы

О том, как проходило задержание Гужвы, в комментарии Ukraina.ru рассказала его адвокат Елена Лукаш, которая непосредственно была на месте обыска и задержания Гужвы.

Елена Лукаш, экс-министр юстиции, адвокат Игоря Гужвы:

— То, что произошло вчера с журналистами, изданием «Страна.ua» и Гужвой описать правовыми категориями невозможно. Недостаточно слов в Уголовно-процессуальном кодексе, чтобы описать, что это было. Около 9 вечера издание было окружено людьми, которые не представились, со мной связался Гужва, мы выехали, так как он и журналисты требовали правовой помощи. В первое время адвокаты не допускались в помещение. Потом прибыл народный депутат, большое количество прессы и под светом софитов один из возглавляющих это действие, напоминающее обыск, был вынужден допустить адвокатов, ведь несколько часов журналисты были забаррикадированы. Он выкрикнул мою фамилию и меня рывком втащили в двери, запретив другим адвокатам появляться и осуществлять правовую помощь.

Я оказалась в помещении, куда меня втащили силой без договора, без ордера, увидела картину, что хаотические двигающиеся по офису люди, напоминающие сотрудников правоохранительных органов, что-то сами себе делали, что-то куда-то паковали, складывали в черные пакеты. Между двумя из них уже были сложенные пачки купюр: одна долларовая, другая — гривневая. В помещении находились понятые. Они отворачивались, не проявляли никакого интереса и внимания. На мой вопрос: «Откуда вы взялись? Как вы здесь очутились?» — понятые всячески уклонялись от ответа. Забегая наперед скажу, что я лично видела, как этих понятых сотрудники полиции увезли на личном сером Volskwagen Passat. Такое очень внимательное отношение к понятым обычно свидетельствует о беспристрастности и отсутствии факта знакомства понятых с полицией.

Что происходило дальше, описывать можно долго. Полиция что-то нашла, что-то описала. Сотрудники ничего этого не видели, так как это происходило в одном отдельно взятом помещении. Изъяли денежные средства, личные документы, несколько блокнотов. Я их спрашивала: «Кто вы?» «Предъявите свои документы!» «Предъявите определение следственного судьи на основании которых вы здесь можете находиться!», но это игнорировалось. В итоге я выяснила, что не было никакого определения следственного судьи. Потом стало ясно, что определение было, и даже было прочитано сотрудником полиции, но там неправильно был указан адрес для проведения обыска.

Генеральный прокурор уже поставил пост в Facebook, информационное общество бурлило, а вот определение суда не подходило и было незаконным, и делало невозможным проведение любых следственных действий. Когда я узнала, я попросила объяснить мне законные основания для нахождения этих людей в помещении, обысков, удерживания людей как заложников и увидела, что в протоколе применяется 233 статья УПК. Такая статья есть, она регламентирует возможность проникновения в жилое помещение без решения суда. Действует она в двух случая. Первое — если спасаются жизни людей. Но очевидно, что ни я, ни Гужва, ни журналисты — никто не спасался. Второе — если идет преследование преступника: он скрывается, его преследует, он забежал в помещение, за ним бегут, его преследуют. Очевидно, Гужва находился на своем рабочем месте, к нему не допускались адвокаты, журналисты работали в это время, выходили новости. Кто кого преследовал, непонятно.

Вчера была имитация действий, похожих на обыск людьми, которые действовали в отношении журналистов, Гужвы противозаконно. Я все это зафиксировала письменно. Я пересчитала и просмотрела номера на каждой купюре и я могу сказать, что все это — расправа.

Теперь по самому Гужве. Он бодр, настроен решительно. Ночь он провел на улице Владимирской, 15 в главном следственном управлении Национальной полиции, в отношении его уже составлен протокол о задержании и прошел первый допрос. Мы готовимся к тому, что он будет допрошен и транспортирован в изолятор временного содержания, ну и собственно мы ожидаем подозрения, которое ему должно быть предъявлено сегодня не позднее 21.00-21.20 по киевскому времени и ожидаем меры пресечения, которую ему будет определять киевский суд — «самый гуманный суд в мире».

Мы не видим подозрения, ничего, кроме пиара прокуратуры в прессе. Человек с 9 вечера вчера задержан и мы до сих пор не видим подозрения.