Некудышный пропагандист и «порохоботы»

31 мая госсекеретарь Министерства информационной политики Украины Артём Биденко сообщил официальную причину ухода Юрия Стеця.

«Министр имел разговор с руководством и членами правительства, которым сообщил о своём решении. Причиной отставки является ухудшение состояния здоровья. Никаких политических или иных мотивов не существует», — сообщил он.

Функции исполняющего обязанности министра информационной политики на время пребывания министра в больнице возложены на первого заместителя министра Эмине Джапарову. Однако очевидно, что она не будет заменой экс-министра.

Юрий Стець, возглавлявший «5 канал» Петра Порошенко, был назначен на должность министра информационной политики 2 декабря 2014  года. До этого такой должности не существовало. Через 1,5  месяца под него было создано Министерство информационной  политики,  именуемое в народе «Министерством правды» или «Министерством пропаганды».

Вскоре после появления данного ведомства, появились знаменитые диванные войска, воспевающие президента и защищающие украинское интернет-пространство от оппозиционных, антиукраинских идей.

Для травли и блокирования инакомыслящих в социальных сетях вдохновителем «министерства правды», главой администрации президента Борисом Ложкиным, был создан так называемый клан «порохоботов». «Неверные» в их понимании разделялись на разные уровни угроз.

Первый – угрозы свержения или физического уничтожения Порошенко. Второй – персональная критика в его адрес, угрожающая его репутации, а также (внимание!) информация о его контактах с Россией. Третий и четвёртый – негатив в отношении близких президенту политических деятелей, органов государственной власти и политической системы в целом.

На эту тему было проведено масса расследований, вскрыты множество подфирм и блогеров, так называемых независимых экспертов, которые работали под руководством Минстеця, который определял им текущую повестку — темники для внедрения в общественное сознание. А эти темники активно печатались в СМИ вместе с именами тех, кому они предназначались.

После этого «порохобот»  стали осторожнее, быть «порохоботом» в экспертной среде уже не котировалось, прозвище «порохобот» стало токсичным.

Когда люди начали понимать, что эта армия напрямую контролируется с Банковой, над «порохоботами»  стали потешаться все кому не лень, и министру не хотелось, чтобы его отождествляли с кибервойском. Тогда он заявил, что порохоботы это глупо, пошло и примитивно и он не только не имеет к ним отношения, но и активно борется с ними.

Окончательным «подтверждением» его слов якобы стало осуждение его заместителем Татьяной Казаковой публикаций данных журналистов и оппозиционеров на сайте «Миротворец». Она же обвинила во всем «порохоботов», после чего последовала ее скоропостижная отставка.

Проработав год на благо отечества, в декабре 2015 года Стець предпринял попытку оставить свой пост и подал прошение об отставке, заявив, что его миссия выполнена, и напомнил об обещании уйти через год. Однако позже Стець отозвал заявление, заявив, что ему «пришлось» это сделать.

Вопреки всеобщим ожиданиям закабаления свободы информации и тотального контроля медиапространства, этого так и не произошло. Стець так и не стал информационным диктатором, формирующим повестку дня и определяющим информационную политику. 

Причина, как утверждает политолог Андрей Золотаерв в том, что Стець был достаточно  адекватным человеком в медиасреде и не хотел брать на себя роль главного пропагандиста страны.

«Понятно, что само название Министерства говорит о тех задачах, которые перед ним ставились. По большому счету это должно было стать «Министерством пропаганды». Однако с учетом того, что его бюджет был меньше среднего пиар-агентства, результаты оказались соответствующими. В условиях, когда  власти уже нечего сказать, остается только закрывать рты другим. К этому сводится нынешняя линия в информационном поле Украины. Стець с его министерством стали абсолютно  номинальными», — пояснил эксперт.

После того, как был подписан указ президента о запрете российских соцсетей, в СМИ просочились слухи, что Стецю, которому президент страны Петр Порошенко отвел роль борца со всем антиукраинским,  не понравилась данная инициатива наряду со многими другими.

Источники издания Insider утверждают, что Стець был, в частности, против запрета российских ресурсов и соцсетей. Издание сообщает, что он хотел написать заявление сразу после запрета 17 мая, но Порошенко тогда не было в стране, как зачастую бывает во время принятия непопулярных решений.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Я показал им уровень»: как Шарий развел «5 канал» Порошенко

Как отмечает Золотарев, провальный репортаж «5 канала» об «агенте Кремля» Анатолии Шарие мог послужить не причиной, но хорошим поводом для Стеця наконец сбежать с тонущего корабля. 

«Стець  достаточно молод, ему еще жить и работать. Поэтому он не захотел отождествлять себя с  этой сомнительной политикой, генеральной линией, которую проводит власть. Второй момент — скандал с известным блогером  Шарием, который спровоцировал двух ведущих «5 канала». Это канал президента, которому Стець — до сих пор не чужой человек.  В Европе за такое сажают в тюрьму. В медиасреде это получило мощный резонанс. Это подпортило настроение Порошенко, и он мог передать это настроение Стецю во в красках. А тому в очередной раз представился удобный повод уйти»,  — считает Золотарев.

Кандидаты на роль нового Геббельса

Что касается возможных кандидатов на замену Стеця, Золотарев  упомянул  депутата ВР Викторию Сюмар и  советника главы МВД Зоряна Шкиряка. Последний, по его мнению, является идеальным кандидатом, полностью вписывающимся в нынешнюю информационную политику Киева.

«Шкиряк — очень подходящая кандидатура. Очень похож на Геббельса в Третьем Рейхе. Сходство никогда не бывает случайным. Поэтому с учетом того идиотизма, которым попахивает информационная политика последнего месяца, Шкиряку там самое место. Этот персонаж способен озвучивать любую глупость. Стець был уважаемым в медиасреде, пользовался авторитетом. А Шкиряк — это говорящая голова. То, что не может озвучить его патрон, будет делать он: к любой неприятности привязывать «руку Кремля» и российский след», — отметил эксперт.

Политолог Константин Бондаренко уверен, что на Украине есть много людей, способных возглавить данную структуру, но к кандидатуре Шкиряка относится скептически. 

«Если же все-таки это Министерство останется, на этот пост могли бы претендовать: Виктория Сюмар, украинский продюсер Павел Грицак, который вытащил «Евровидение», председатель Национальной общественной телерадиокомпании Украины Зураб Аласания, госсекретарь Министерства информации Артем Биденко. Это медиаменеджеры, которые заявили о себе и могут управлять процессом. Что касается Шкиряка, он может эффективно управлять ЖЭКом, он хороший управдом, но не более», — предположил Бондаренко. 

В противовес экспертам, киевский политолог, директор Агентства социальных коммуникаций Сергей Белашко считает, что медиаталант новому управленцу не нужен, руководителем министерства может стать любой. 

«Кто угодно может стать главой министерства. Пилить деньги в структуре прошлого века может выпускник ПТУ. Вопрос в том, что сделать полноценное министерство не могут. Но закрыть его было бы признанием своих ошибок, которые лежат в основе режима, и признать свою нелегетимность и глупость. Сейчас люди действительно хотят встроиться в мейнстрим, согласно которому Украина  идет по пути реформ, Европы демократии, но это не имеет никакого отношения к министерству Стеця», — резюмировал Белашко. 

Операция «Ликвидация»

Эксперты не исключают, что Министрество информационной политики может быть упразднено, поскольку дискредетировало себя в самом начале его создания, причем сделать это могут в считанные часы. 

«Министерство информполитики не обладает определенной инфраструктурой. Есть министерства, где ликвидация априори невозможна, здесь же это вопрос 24 часов. Больше информационной политикой занимаются другие люди, которые ведут диалог с собственниками телеканалов, реально влияют на их  лояльность президенту. Информационной политикой занимаются СБУ, СНБО, Верховная Рада. Сегодня к интернет-провайдеру, который просто хотел получить порядок отключения от российских соцсетей, пришли с обысками. Информационной доктриной занималось СНБО, птенцы гнезда Турчинова. Если Стець оглядывался на стандарты, то люди Турчинова ни на что оглядываться не будут», — подытожил Золотарев.

С ним согласен Сергей Белашко. По его мнению,  цензурой и пропагандой на Украине занимаются совершенно другие органы, а Министерство информации в основном занималось распилом средств. Поднять имидж и создать национальную идею для Украины у Стеця не вышло.

«Я читаю международную прессу и не вижу каких-то позитивных образов на Украине. Украину расценивают как государство в упадке, как территорию нестабильности. Если говорить о пропаганде внутри страны, то тоже не вышло. Достаточно посмотреть, как пытались восстанавливать вещание в Крыму и в АТО. Строить дорогостоящие вышки, чтобы популяризировать какую-то песню. На этих вышках распилили сотни миллионов гривен.  Это аналоговое вещание. В Крыму в следующем году аналогового вещания не будет в принципе, все будет переведено на цифру. Кто хочет, смотреть украинское ТВ — смотрит в кабельных сетях. Можно смотреть в интернете. Целевая аудитория — это пенсионеры с антеннами? Даже они давно со спутниковыми тарелками. Что касается вышки на горе Карачун под Славянском — это распил денег совсем откровенный. Потому что чтобы вещать на города, не нужны вышки, есть масса других технологий, которые намного дешевле. Кроме того, ушли на распил деньги на круглые столы, конференции, на которых обсуждался образ Украины в мире, который так и не сумели создать», — заявил эксперт.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «МинСтець» вынуждает журналистов уходить в подполье

Что касается версии о нездоровье Стеця, то она кажется политологу Константину Бондаренко вполне правдоподобной, учитывая давление, которое на него оказывали, и его нежелание мириться с линией официальных властей. 

«Причина в том, что КПД этого министерства равно нулю. Я склонен верить в версию о нездоровье. Нервная работа, напряжение, которое возникало в результате давления как коллег по коалиции, так и властей, только негативно влияло на его здоровье. Скорее всего, его отставка — первый шаг к роспуску Министерства. В нынешних условиях, когда нужно экономить средства, содержать такое министерство — непозволительная роскошь. Пропагандой могли бы заниматься ряд частных структур на аутсорсинге. Что касается самого министерства, оно не целесообразно, как и Министерство культуры, Министерства семьи, молодежи и спорта и ряд других министерств», — резюмировал Бондаренко. 

Сам же Стець, в порыве покинуть должность в 2015 году, заявил, что ликвидация министерства — это потеря уникального шанса построить историю украинской нации. То есть идею Министерства одобрял, но строителем нации себя не видел.

По сути Юрий Стецъ чувствовал себя не в своей тарелке. Он был ставленником Порошенко, но не смог вжиться в роль Геббельса. Об этом говорят все провалы «Министерства правды».  Кто бы ни стал последователем Стеця, самым разумным решением было бы ликвидировать структуру, которая в корне противоречит духу демократических европейских ценностей, о которых так любит рассказывать украинская власть.