За несколько недель до выхода указа Порошенко о запрете российских соцсетей и поисковиков сотрудники СБУ пытались обыскать украинский офис «Яндекса» и через суд просили предоставить доступ к одному из почтовых ящиков, якобы принадлежащему организатору Крестного хода, прошедшего в июле 2016 года. Компания спецслужбе отказала, сославшись, что не имеет доступа к электронной почте пользователей. По словам сотрудников «Яндекс-Украина», они занимаются лишь финансовыми вопросами и рекламой.

СБУ айтишникам не поверила и после выхода указа президента под предлогом обвинения в государственной измене обыскала офисы компании в Киеве и Одессе, изъяв оборудование. В ведомстве заявили, что обыски связаны с тем, что менеджмент компании якобы отправлял в Россию персональные данные украинцев, в частности полицейских, военных и чиновников.

«Передавали личные данные, род занятий, образ жизни, место жительства, работы, досуга, источники и размеры доходов, номера телефонов, электронные адреса и аккаунты в социальных сетях.Оперативники задокументировали, что среди граждан, чьи данные передавали в РФ, есть сотрудники правоохранительных и специальных органов, военнослужащие, участвующие в АТО, работники органов государственной власти и управления», — заявили в СБУ.

Чем провинился «Яндекс» перед СБУ

В самом же «Яндексе» категорически опровергают подозрения и уверяют ни у сотрудников, ни у руководства не было доступа к персональным данным пользователей.

Однако, как видимо, СБУ в это не верит, иначе не выдвигало бы таких обвинений. В защиту этой версии можно привести комментарий главы крупной украинской юридической компании, пожелавшего остаться анонимным, данный «RT».

«Это популярная в силовом ведомстве практика, когда серверы изымают по одному уголовному делу, а по факту хотят проверить совсем другую информацию. Например, почтовый ящик конкретного пользователя, его переписку и личные данные», — сказал он.

Отметим, что если у «Яндекс-Украина» действительно есть доступ к персональным данным своих пользователей, то работа спецслужб в разы упростится: не нужно будет добиваться решения суда, чтобы законным путем «линчевать» того или иного «сепаратиста».

Если разбирать саму суть обвинения, то оно отдает откровенной политической тенденциозностью, граничащей с феерической глупостью. Ведь большинство сервисов «Яндекса» — обезличенные и анонимные. Каким образом можно собрать личные данные? Когда граждане Украины пользовались поисковиком, сервисами «Яндекс. Пробки», «Яндекс. Карты» или «Яндекс. Погода»? Либо когда использовали «Яндекс» для просмотра видео или прослушивания музыки? Даже при регистрации электронного почтового ящика или хранилища файлов («Яндекс-диск») вовсе необязательно указывать свои настоящие имя и фамилию. Тогда о чем идет речь? Ведь подобные клише можно выдвинуть против «Google» и «Yahoo».

Нужно еще заметить, что «Яндекс» вел весьма лояльную политику в отношении украинских властей. Так, к примеру, после того, как Верховная Рада решила распространить «декоммунизацию» на населенные пункты Крыма, ДНР и ЛНР, де-факто не находящихся под украинской юрисдикцией, на яндексовских картах переименования появились одними из первых.

Обыски и уголовное дело как фактор устрашения «неугодных»

Следует также учесть, что подобные разбирательства всегда являются рычагом давления на неугодные компании. Таким образом, по мнению, украинского политолога Руслана Бортника, нынешняя власть пытается окончательно выдавить «Яндекс» из украинского сегмента Интернета, а как только руководство согласиться «прикрыть лавочку», все обыски и подозрения волшебным образом исчезнут, и, быть может, начальству компании будут даже принесены извинения: «Не серчай, товарищ, ошиблись. С кем не бывает-то?».

Чем провинился «Яндекс» перед СБУ

«Если предыдущее решение было заблокировать деятельность компании, то нынешние обыски ее разрушат. Причина этого — продолжающее политическое противостояние вокруг российских санкций, но, конечно же, и экономическое. Компания в последние дни, мне кажется, делает достаточно много, чтобы сохранить за собой долю украинского рынка», — сказал Бортник.

И действительно, «Яндекс» встроил в мобильную версию «Яндекс.Браузера» на Android средства виртуальной частной сети (VPN). Они позволяют обходить блокировку Яндекса, Mail.ru, социальных сетей «Вконтакте» и «Одноклассники», сайта «Кинопоиск» и других сервисов. Браузер доступен на GooglePlay.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Интернет-ассоциация Украины: запрет «ВКонтакте» — провал украинских властей

А вот политолог Александра Ремшедилова, считает, что подобные обыски призваны показать в первую очередь силу украинской власти, а также сделать из «Яндекса» пример для остальных компаний из санкционного списка. Впрочем, такого мнения придерживаются и другие эксперты, уверяя, что пострадают не только «российские конторы», но и обычные украинские организации. По их словам, на данный момент грядет очередной «передел» бизнеса и сфер влияния, а посему обвинение в госизмене может сыграть на руку новым рейдерам и рэкетирам от власти.

Например, место известного антивируса «Доктор Касперский» может занять мало известный, но исключительно украинский проект «Лаборатория Zillya!», принадлежащий Алексею Орловскому. По словам директора компании Олега Сыча, еще в 2016 году, после негласного запрета на пользование российскими антивирусами, доля продаж «Zillya!» в корпоративном секторе выросла в разы.

Или, например, аналоги бухгалтерской программы «1С» — тот же украинский «IT-Enterprise». Однако проблема в том, что, по словам, регионального менеджера по развитию компании «TotalSoft» Романа Кифяка, национальный софт значительно проигрывает российскому в масштабах применения, дороговизне и ограниченной архитектуре.

Если взять случай «Яндекса», то на его нишу наверняка попытается претендовать украинский сервис meta.ua, входящий в пятерку поисковых систем страны. Что же касается других организаций, где под угрозой обвинения в госизмене могут просто-напросто «отжать» бизнес или «выдавить» конкурента из рынка — то их область довольно широка: начиная с «не патриотического» общепита, где в караоке поют «Господа офицеры», заканчивая крупными металлургическими или химическими заводами, чей владелец неугоден нынешней украинской власти.

Наиболее удивительной реакцией на запрет «Яндекса», «ВКонтакте», «Одноклассников», «Мэйл.ру» и других ресурсов стало заявление уполномоченной Верховной Рады по правам человека Валерии Лутковской. Она считает, что подобные меры грубо нарушают права украинцев и не несут никакой нагрузки.

«Мне кажется, что это вмешательство государства в право на приватность. У многих там на персональных страничках хранились личные фотографии, какие-то для него важные вещи. И, соответственно, сейчас это осталось неподконтрольно человеку, но подконтрольно администрации соцсетей», — сказала она, добавив, что, если человек захочет обойти запрет — он это сделает.

Таким образом, то, что происходит с «Яндексом», а также запретом соцсетей — первые пробные камни по установлению властью цензуры в украинском интернете. Ведь еще ранее Министерство информационной политики Украины анонсировало блокировку 20 «подозрительных» сайтов. Подавляющее большинство из этого списка неизвестны для широкой аудитории. Но среди них — вполне легальный сайт украинской газеты «2000».

Далее спецслужбы могут с легкостью натравить на любые оппозиционные сайты, критикующие действующую власть и государственный переворот под предлогом «сотрудничества с РФ» или «борьбы с сепаратизмом». При развитии подобных тенденций о свободе слова, которая была реальностью на Украине долгие годы, можно будет забыть.