Киевский районный суд Харькова 24 мая огласил приговор лидеру движения «Юго-Восток» Юрию Апухтину, который весной 2014 г. был одним из руководителей харьковского «антимайдана». 69-летний кандидат экономических и технических наук, разработчик последних советских танков, бывший ведущий конструктор КБ им. Морозова, профессор танковой академии был приговорен к шести годам тюрьмы. С учетом «закона Савченко» (один к двум) он проведет за решеткой еще более года (чуть менее 14 месяцев).

Сам активист не сдается и не раскаивается. В своем последнем слове он заявил, что «волна бесправия, вандализма, лжи и дикой русофобии накрыла нашу землю». Тем не менее Юрий Апухтин уверен — время все расставит по своим местам.

«Вся эта наносная пена сойдет, провалятся попытки Запада сделать из нас верных холопов на задворках Европы, мы неизбежно вернемся в свое историческое лоно и совместными усилиями отстоим наше единство. Эта вера непоколебима, за нами историческая правда великого народа, который никогда не смогут победить какие-то упыри», — подчеркнул активист.

«Несмотря на давление и потоки лжи в мой адрес, я остался верен своим убеждениям. Стоял, стою и буду стоять до конца за нашу Правду, никто и ничто не сможет меня сломить!», — добавил он.

Харьковский общественный деятель Спартак Головачев, против которого сейчас также идет суд, в интервью Ukraina.ru рассказал о ситуации с приговором Юрию Апухтину, о своем судебном разбирательстве, а также о том, как власти давят любую оппозицию в первой столице Украины.

Спартак Головачев: Апухтин получил 6 лет за призывы к защите конституции

- Расскажи, почему 69-летний лидером движения Юрий Апухтин получил такой серьезный срок? Какую опасность он вообще представляет?

— При том, что он инвалид второй группы, при том, что у него резко ухудшилось зрение и общее состояние здоровья плохое, и несмотря на то, что в суде зачитывали ввиду свидетельских показаний. Там есть муж-жена, которые написали слово в слово, один к одному показания в отношении Апухтина. И когда им задавали вопрос «а как же так у вас все с точностью до запятой? Вы, наверное, писали вместе под копирку?», они не восприняли это серьезно и заявили, что якобы писали свои показания в разных комнатах. Явно им дали списать. Плюс один из свидетелей вообще отказался от своих показаний и заявил, что его показания в отношении Апухтина были выбиты насильственным путем. И все равно на суде зачитывали его показания.

Смешно: обвиняли Апухтина в том, что он призывал людей не подчиняться тем, кто пришел к власти неконституционным путем. А в украинской конституции не предусмотрена смена власти путем вооруженного переворота.

- В деле фигурирует заключение заведующей кафедры русского языка харьковского университета Людмилы Педченко о том, что призывы Апухтина к федерализации и предоставлению русскому языку статуса государственного могут косвенно рассматриваться как призывы к свержению конституционного строя на Украине. Эти, с позволения сказать, «аргументы» тоже принимались судом?

— Да, эта «экспертиза» также легла в основу обвинения. Думаю, Педченко и ей подобные еще ответят за свои преступления.

- Что будет дальше предпринимать господин Апухтин и его адвокаты?

— Будут подавать апелляции и оспаривать приговор первой судебной инстанции.

- Спартак, расскажи о ситуации с делом, которое открыли против тебя?

— Следствие по моему делу продолжается. Международные правозащитные организации признали пытками мое содержание в одиночной камере на протяжении двух лет. Свидетелей по моему делу у следствия нет. Мне вменяют в вину, что я присутствовал в харьковской обладминистрации на пресс-конференции, и из-за этого на следующий день мог состояться ее штурм — вообще абсурд.

- Когда уже наконец состоится суд?

— Сегодня должно быть очередное заседание суда по моему делу, но рассмотрения как такового не происходит — постоянные переносы.

- Каковы перспективы твоего дела, что говорят адвокаты?

— Свидетелей у обвинения нет. Обвинение строится, грубо говоря, на домыслах. Суды переносятся по надуманным причинам. Говорить о законности не приходится. Что будет со мной — не знаю. Вполне могут дать какой-то срок и мне придется снова отправиться в тюрьму. Сейчас я всего лишь выпущен под залог — 208 тыс. гривен. Деньги внесла моя жена — мы ни от кого ничего не получили, ни копейки. Взяли у родственников в долг.

- 9 мая ты подрался с неонацистами. Были какие-то последствия в связи с этим, возбуждалось ли уголовное дело?

— Нет, за этот инцидент никаких обвинений не предъявляли. Меня пытались арестовать за то, что я раздавал ветеранам подарки, диски с песнями 40-50-х годов. На них был изображен орден Великой Отечественной войны и гвоздики, и за это меня пытались арестовать. Но удалось доказать абсурдность этих обвинений.

- Какая сейчас общественно-политическая ситуация в Харькове? Возможно ли вести оппозиционную деятельность, нападают ли националисты?

— Если смотреть по «Оппозиционному блоку» и организации Медведчука, то да, на них «наезжают». Митинги у нас запрещены, и вопрос уже не в «нациках», этим занимается полиция. Если раньше бесчинствовали радикалы, то сейчас строится тоталитарный полицейский режим.

Тем не менее, по всему Харькову можно увидеть надписи «Хунте — смерть!», рисуют красные звезды. На 9 мая по всему Харькову были надписи — поздравления с Днем Победы. Но стоит, образно говоря, собраться вместе больше двух-трех человек, как идут обыски и аресты.  

Идут аресты модераторов групп в соцсетях, которые власти окрестили «пророссийскими» — людей регулярно арестовывают, допрашивают, запугивают.