В последний день апреля на Украине состоялось примечательное, но привлекшее мало внимания событие — выборы более 1100 депутатов местных советов, которые прошли в объединенных громадах, то есть в новых административных единицах, укрупнившихся в ходе децентрализации. Голосование происходило в 19 областях, поэтому правомерно считать его зондажом предвыборных настроений по всей стране. Тем более что результаты прочих зондажей от народа скрываются — так в этом году до сих пор не публиковалось ни одного социологического опроса, проведенного ведущими службами. Такой неслыханной паузы в обнародовании социологии в Украине в 21 веке еще не было (хотя, конечно, соцопросы проводятся по заказу как украинских, так и зарубежных заказчиков).

Интересней всего, конечно, выборы по партийным спискам, полные итоги которых появились на сайте ЦИК лишь в конце прошлой недели. Они прошли в 9 горсоветах, которые в совокупности можно считать Украиной в миниатюре, ибо эти советы пропорционально представляют Восток и Запад страны. Так, с одной стороны, это три города в Запорожской области, и один в Донецкой, а с другой — два города в Закарпатье и по одному в Сумской, Черкасской и Черниговской областях. Теперь в эти города входят по несколько окрестных сел и поселков, однако это не слишком сказалось на численности избирателей. Поэтому сравнение между результатами нынешних выборов и выборов-2015 в тех же населенных пунктах будет абсолютно корректным. И это сравнение показывает, что тенденция на всей Украине общая: доверие к ведущим парламентским силам снижается.

Незаметная  репетиция парламентских выборов

Партии Майдана теряют поддержку

Президентская партия Блок Петра Порошенко «Солидарность» улучшила позиции только в Мене (Черниговская область). В Каменке-Днепровской (Запорожская область) и Шполе (Черкащина) — она сохранила такое же число мандатов. В остальных случаях результат БПП оказался хуже. Так в единственном городе, где у президентской силы была крупнейшая фракция (хотя и не абсолютное большинство) — Кролевце на Сумщине, ее представительство сократилось вдвое — с 6 депутатов до 3. А в Гуляйполе в Запорожской области и в Иршаве в Закарпатье она вообще утратила представительство в советах. Всего же Блок Порошенко получил по спискам лишь 26 мест из 242 (10,7%), тогда как осенью 2015 у него было в этих городах 36 мандатов из 234 (15,4%).

Ухудшили позиции и главные конкуренты президентской силы в том же «майданном спектре». Так «Батькивщина» получила в тех же городах 19 мандатов (7,9%) вместо 26 (11,1%). То есть масштаб сокращения примерно такой же, как у БПП. Партия улучшила позиции в Иршаве и прошла в горсовет Северска (Донецкая область), где в 2015 в выборах не участвовала. В остальных 7 городах ее поддержка уменьшилась. В Перечине (Закарпатье) и в уже упомянутых Каменке-Днепровской и Шполе это привело к утрате представительства в советах.

Незаметная  репетиция парламентских выборов

Несколько лучше показатели радикалов. Партия потеряла в 5 советах, лишившись представительства в Каменке-Днепровской и Иршаве. В Северске она не баллотировалась, в Шполе сохранила позиции, но улучшила представительство в Перечине и Мене. В последнем горсовете фракция радикалов вновь стала крупнейшей (было 7 из 26, стало 12 из 34) Но Черниговщина, как известно — опорный регион Ляшко. В итоге же у партии как было 25 депутатов, так и осталось. Правда, в связи с небольшим расширением депутатского корпуса, процент представительства все равно уменьшился (с 10,7% до 10,3%).

«Самопомощь» прошла в Гуляйпольский горсовет, сохранила позиции в Иршаве, сократила представительство в Кролевце. Еще в 5 городах, где партия выдвигала свой список, она не прошла в советы и даже не приблизилась к избирательному барьеру. Впрочем, и ранее в тех же советах «Самопомощь» была не представлена, а какой результат у нее там был осенью 2015-го, выяснить не удалось, ибо сайт ЦИК удалил данные о прошлых выборах в этих городах (состав депутатского корпуса для данной статьи пришлось выяснять по сайтам горсоветов). В итоге представительство партии осталось очень скромным, хотя и возросло с 4 депутатов до 5. Но ясно, что цифры очень маленькие. Впрочем «Самопомощь» как показали и прошлые выборы — это партия, прежде всего, крупных городов а не райцентров. Поэтому по нынешнему голосованию затруднительно говорить об изменениях ее поддержки.

Незаметная  репетиция парламентских выборов

Но если же сравнивать с предыдущими выборами в объединенных громадах, которые прошли 18 декабря прошлого года, то окажется что поддержка партии снижается. Тогда «Самопомощь» по спискам получила 27 мест из 566 в 21 горсовете (или 4,8%). Сейчас у нее лишь 2,1%. Конечно сравнивать декабрьские выборы с нынешними, не совсем корректно, так как они больше затронули Центр и Запад, а на Юго-Востоке избиралось тогда лишь 4 горсовета. Однако нелишне будет отметить, что в декабре и БПП, и «Батькивщина» выступили гораздо лучше, получив соответственно 116 мандатов (20,5%) и 72 (12,5%). А вот радикалы были практически на том же уровне, что и сейчас — 51 (9%).

Выигрывают нейтралы

Теперь взглянем на противоположный фланг, который в горсоветах, о которых идет речь, представлен одним «Оппоблоком». Партия увеличила число депутатов в Перечине и Орехове (Запорожская область). В двух других городах Запорожской области, а также в Северске ее представительство уменьшилось. Еще в трех городах в Центре Украины, где «Оппоблок» выставлял списки, партия оказалась далека от 5%-го барьера. В итоге количество мандатов сократилось с 50 (22,1%) до 42 (18,0%), и партия потеряла абсолютное большинство в Северском и Каменско-Днепровском горсоветах. Правда, в декабре «Оппоблок» взял лишь 25 мандатов. Но география выборов была тогда заметно другой.

Незаметная  репетиция парламентских выборов

Прочая антимайданная оппозиция на этих выборах была незаметной. А главный общенациональный конкурент «Оппоблока» на том же электоральном поле, новая партия «Життя» Вадима Рабиновича и Евгения Мураева, как и в декабре, не выставляла списков. Видно, их местные структуры слабы, и ставка пока делается исключительно на общенациональные выборы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Партия Меркель побеждает на региональных выборах

А вот кто выиграл на этих выборах, так это нейтральные партии, выступающие «за все хорошее». Прежде всего, это «Наш край», который абсорбировал немало регионалов, но обоснованно считается политологами проектом администрации президента. Партия прошла в 7 советов из 8, в которые баллотировалась. В Иршаве и Кролевце она впервые провела своих депутатов, а еще в 5 городах увеличила численность фракций. В итоге у «Нашего края» столько же депутатов, как и у «Оппоблока» — 42 (18,0%), тогда как в 2015 в эти советы попали лишь 19 депутатов этой партии (8,4%), а в минувшем декабре у нее было 58 мандатов (10,2%).

Успешно выступили и сугубо местные силы аналогичного рода. В частности, партия «Черкащане» получила абсолютное большинство в Шполянском горсовете, где раньше у нее была половина мандатов, а в Северске около 20% голосов досталось партии «Стабильность», созданной мариупольским бизнесменом Василием Журавлевым.

Незаметная  репетиция парламентских выборов

Нельзя считать неудачей и выступление двух сил, связанных с Игорем Коломойским. «Укроп» увеличил представительство в Кролевце и сохранил в Гуляй-Поле. Правда в Перечине, где у него не было фракции, партии не хватило 0,2% для прохождения в совет, а в Мене, где фракция была, партия не выставила список. В итоге 11 депутатов (4,5%) вместо 13 (5,8%), а в декабре на более выгодной электоральной площадке партия взяла 4,4% от общего числа мандатов.

«Возрождение» впервые провело депутатов в Каменке-Днепровской и Кролевце, и улучшило позиции в Перечине, став там крупнейшей партией в совете (9 мест из 26). С другой стороны в соседней Иршаве партия утратила один мандат, а в Мене и представительство вообще. Но, тем менее, общее число мандатов возросло с 15 до 19, достигнув уровня «Батькивщины».

Незаметная  репетиция парламентских выборов

То есть у «Возрождения» наилучшая динамика из всех парламентских партий, несмотря на то, что ее депутатская группа одна из опор правительства Гройсмана. Может сказывается относительная новизна. Партия еще не успела разочаровать избирателей, которые не видят в ней неформального члена коалиции.

Что же касается такого формального члена коалиции как «Народный фронт», то эта партия которая, как известно, не участвовала в выборах-2015, сейчас попытала счастья в обоих городах Закарпатья, а также в Шполе и Кролевце. Везде неудачно, хотя в последнем случае ей не хватило лишь 0,3%. А ведь в прошлом декабре фронтовики провели по спискам 17 депутатов горсоветов (3,2%). Аналогичный результат тогда был у «Свободы». Сейчас же партия Тягнибока потеряла 5 мандатов, которые у нее были в Орехове, Перечине, и Шполе, а не приобрела ничего.

Незаметная  репетиция парламентских выборов

Другие ультранационалисты на выборах не появлялись. Зато в Перечине 3 места в совете завоевала партия под названием «Общественно-политическое движения Валентина Наливайченко «Справедливость», меньше процента не хватило ей и в Шполе, и в Иршаве. В декабре же члены ее списка взяли 7 мандатов в горсоветах. К этому надо добавить что выдвиженцы партии сейчас получили 17 мест в сельских и поселковых советах, которые выбираются по мажоритарке. Следовательно, новая партия всерьез занимается строительством структур на местах, в отличие, например, от движения «Новых сил» Михеила Саакашвили, которое сейчас кандидатов не выдвигало.

Незаметная  репетиция парламентских выборов

Новые лица и старая политика

Итак, итог местных выборов невыгоден для явного большинства представленных в парламенте партий. Однако вопрос насколько правомерно переносить его на перспективу выборов парламентских. Ведь на выборах в региональные советы в 2015-м 5%-й барьер в среднем по Украине преодолели и «Возрождение» и «Укроп», а близко к нему оказался и «Наш край». Однако в последующих опросах о парламентских выборах ни одна из этих партий не преодолевала этот рубеж. И это несмотря на то, что социология фиксировала неплохой уровень доверия местным советам в сравнении с Верховной Радой.

Тем не менее, похоже, сейчас налицо признаки иной ситуации. Первый — это ухудшение результатов парламентских сил, в сравнение, как с 2015 годом, так и с декабрем 2016-го. Второй — общее разочарование народа в заметных политиках. Так как говорил в начале апреля бывший лидер фракции БПП Игорь Грынив, ссылаясь на закрытую социологию: «Самое страшное, что сегодня доверие ко всем политикам (90%) приблизительно на одном уровне — ни один из них не имеет положительного баланса доверия…. Это страшная вещь — потеря любых лидеров…Такого в Украине еще не было». Третий — в невиданное до сих пор отсутствие публикаций результатов соцопросов, которое, по словам политолога Андрей Золотарева, вызвана «очевидной и банальной причиной: такие цифры делегитимизируют власть».

Но все же, как показывают выборы, это разочарование не несет прямой угрозы нынешнему режиму. Предположим, позиции всех парламентских сил потеснятся за счет «Нашего края». Однако чем плох для Порошенко такой вариант: Его партия получит в коалиции партнера менее амбициозного и более управляемого чем «Народный фронт». Да, рассчитывать на абсолютную лояльность этой партии в кризисной ситуации власть не может, однако пока кризиса нет, «Наш край» не будет его инициировать.

Или что изменит разбавление нынешней промайданной оппозиции партией Наливайченко, которого правомерно называть не новым политиком, а позабытым старым. Конечно, американцев он устраивает больше, чем Тимошенко и Ляшко. Но, в сущности, устраивает ли он и другие бенефециары нынешних выборов самих украинских избирателей? Ведь избиратели предпочитают новые лица не из-за самой их новизны, а потому что видят в них залог нового курса. То есть за «Наш край» голосуют не просто как за новую партию, а как за «невласть». Однако на самом деле новизна абсолютного большинства новых лиц оказывается лишь эффектной маскировкой прежней политики.