Знаковым событием уходящей украинской недели стало громкое заявление героя украинской эстрады, почетного бойца добробата Днепр Олега Скрипки.

«Люди, которые не могут выучить украинский, имеют низкий IQ, таким ставят диагноз "дебилизм". Надо их отделить, потому что они социально опасны, надо создать гетто для них», — эти слова известного музыканта облетели все украинские и российские СМИ.

При этом Скрипка не сказал ничего такого, что выбивалось бы из общеукраинского тренда, констатирует блогер Иван Лизан.

1. «У нас 14% украинцев, которые указали, что их родной язык — русский, то есть язык оккупанта. Это свидетельствует о страшной мутации их сознания. Это 5 млн. украинцев-дегенератов. И их нужно спасать», — Ирина Фарион, 2010 год;
2. «Блин, их [русских] расстреливать надо из атомного оружия», — Юлия Тимошенко. 2014 год;
3. «Нужно давать мразям любые обещания, а вешать, вешать будем потом», — Борис Филатов, 2014 год;
4. «У нас будет работа — у них нет. У нас будут пенсии — у них нет. У нас дети пойдут в школы и детские сады, а у них они будут сидеть по подвалам», — Пётр Порошенко, 2014 год;
5. «Улетел в небеса Новинский. Куликово поле разошлось. Ветер колышет примятую вату. «Азов» грустит», — Арсен Аваков о 2-й годовщине трагедии 2 мая, 2016 год;
6. «Я за то, чтобы соорудить большую стену (не яценюковскую, а настоящую) и временно отгородиться от оккупированной части Донбасса», — Михаил Саакашвили, 2016 год.

Однако реакция на его выступление была удивительно резкой. Все как один начали осуждать борца за чистоту украинского языка. Пожалуй, лучше всех претензии Скрипке высказал директор Украинского еврейского комитета Эдуард Долинский.

«Можно пошутить или посмеяться над тем, что сказал деятель культуры. Но, на самом деле, тут ничего смешного нет. Это обыкновенный фашизм! Скрипка призывает к введению нацистских законов. В нацистской Германии евреев лишили права на профессию, на учебу, потом началась насильственная эмиграция, гетто и концлагеря», — напомнил он.

После этого была и реакция представителей официальной власти, в частности, главы МВД Арсена Авакова. Нет, конечно же, против Скрипки не открыли уголовное дело за разжигание межнациональной розни — фейсбук-министр ответил в своем стиле.

«С тех, кто несет искусство людям и спрос особый. Поэтому сегодняшний фальшивый перл певца Скрипки о не говорящих по-украински людях — особенно омерзителен. Мне жаль, что он заговорил о гетто в УКРАИНЕ — в стране, где СВОБОДА была и уверен останется главным императивом для просвещенного человека!», — написал он на своей странице в соцсетях.

Позднее в комментарии украинским СМИ он сделал более лаконичную оценку высказывания музыканта. «Увы — он просто идиот. И даже ему, такому идиоту, не желаю быть в гетто идиотов», — сказал Аваков.

И здесь дело вовсе не в том, что украинские власти осуждают нацизм, иначе Скрипка бы уже сидел СИЗО в ожидании суда. Просто, по мнению властей, вопрос с гетто нужно прорабатывать постепенно и тихо, шаг за шагом вытесняя все неукраинское на пути к прибалтийскому дискриминационному институту «неграждан».

Один из таких тихих шагов сделала киевская мэрия. Впрочем, во многом благодаря откровенности Скрипки резонанс этого шага оказался гораздо меньшим, чем мог быть.

 

Бытовой национализм

20 апреля Киевский городской совет принял в первом чтении проект решения по тотальной украинизации в столице сферы обслуживания и рекламы.

«Установить, что в Киеве языком работы… предприятий, учреждений и организаций коммунальной формы собственности является государственный язык — украинский. Также рекламные объявления, вывески, плакаты, афиши, сообщения и другие формы аудио- и визуальной продукции, ценники должны выполняться на украинском языке. Если вывеска отражена на иностранном языке, то установка ее должна быть разрешена только с указанием перевода на украинский язык или транслитерации равновеликим шрифтом», — сказал инициатор решения, депутат Юрий Сиротюк (ультраправая партия «Свобода»).

Решение обязывает сотрудников кафе, ресторанов, магазинов, контролеров, кондукторов и прочих говорить только по-украински, а также сделать обязательное украинское меню и перевести вывески. По словам Сиротюка, данное решение «закрепляет конституционное право украинца на обслуживание в сфере услуг на родном языке».

Данный проект решения был зарегистрирован еще год назад, однако был рассмотрен Киевсоветом только после того, как радикалы «Свободы» и «Правого сектора» вывели своих сторонников утром 20 апреля к киевскому горсовету и провели пикет.

«Больших политических последствий в случае принятия подобного закона в Раде я не ожидаю. Это еще больше снизит привлекательность нашей туристической отрасли, но ничего более серьезного», — рассказал Ukraina.ru политолог Руслан Бортник.

«Не думаю, что это приведет к какому-то росту напряженности на бытовом уровне. Люди не склонны драматизировать подобные вещи. Кто-то будет возмущаться, но ничего решительного не произойдет», — вторит ему политолог Михаил Погребинский.

Пожалуй, сам по себе данный конкретный шаг действительно не так уж и много значит. Однако этот малый шаг — часть большой войны, объявленной всему русскому.

Власть ненацистских радикалов растет с каждым днем, поэтому вскоре и в других городах, скорее всего, будут приняты подобные решения. Не за горами и принятие нового закона о языках, который загонит в языковое гетто не только языки нацменьшинств — болгарский, румынский, венгерский и другие — но и язык, который предпочитает использовать большинство жителей Украины.

Согласно данным исследования американского Института Гэллапа, русский язык является родным для 83% жителей страны. Представители одной из серьезнейших и авторитетнейших социологических служб мира предложили жителям постсоветского пространства отвечать на вопросы в рамках обычного социологического исследования на государственном и на русском языках по своему выбору. На Украине отвечать по-русски предпочли 83% респондентов, в Казахстане — 68%, в Белоруссии — 92%.

Очевидно, большинство украинских граждан стали жертвами совпадения интересов маленькой группы неонацистов и еще меньшей кучки олигархов. Национал-патриоты используют языковой вопрос для насаждения своей людоедской бандеровской идеологии. Для находящихся сейчас у власти олигархов же языковой вопрос всего лишь дымовая завеса, отвлекающая внимание электората — пока они успешно продолжают грабить всю Украину, в том числе и находящихся у них на содержании радикалов.

Впрочем, у олигархов сейчас свои трудности — из-за экономического кризиса денег на Украине больше не становится, а аппетиты при этом почему-то не уменьшаются. Жертвой таких аппетитов на текущей неделе едва не стал один из близких к власти украинских бизнесменов.

 

Дело Мартыненко

20 апреля детективы Национального антикоррупционного бюро Украины задержали соратника Арсения Яценюка, экс-депутата Верховной Рады Николая Мартыненко по обвинению в коррупционных преступлениях, нанесших ущерб госбюджету на сумму более $17 млн.

Это далеко не первый коррупционный скандал в украинской власти. Более того, украинские граждане уже давно привыкли к тому, что подобные дела никогда не заканчиваются реальными сроками наказания. Гораздо интереснее политическая составляющая дела.

Политолог Виталий Кулик отметил, что дело Мартыненко может привести к масштабным политическим последствиям. 

«Задержание НАБУ (если оно таки закончится успешно) второго лица в "Народном Фронте" и партнера экс-премьера Яценюка — Николая Мартыненко может поставить жирную точку в существовании парламентской коалиции», — подчеркивает эксперт.

Впрочем, как раз успешность задержания под большим вопросом. Требования антикоррупционных прокуроров о залоге в 300 млн грн суд проигнорировал, выпустив Мартыненко на свободу под поручительство его однопартийцев из «Народного фронта». Теперь, если Мартыненко все же попытается скрыться от следствия, его поручители заплатят 160 тыс. грн. — всего $6 тыс. Хорошая цена за $17 млн украденных денег.

Однако дело еще не закончено. К противостоянию внутри украинской власти добавляется давление извне — европейские и американские партнеры крайне недовольны уровнем коррупции у своих сателлитов.

Так что Украина все глубже и глубже заходит в зону нестабильности, внутренние конфликты во власти, судя по всему, только обостряются. И этот конфликт вряд ли разрешится без серьезных потрясений для украинского общества — слишком велики накопившиеся напряжения и противоречия.