По предварительным данным, 51,41% избирателей проголосовал за переход Турции к президентской форме правления.

Таким образом, полномочия главы государства будут значительно расширены: он получит право формировать правительство, распускать парламент, контролировать судебную систему (включая конституционный суд), выносить вопросы о конституционных изменениях на референдум, разрабатывать проект государственного бюджета и выносить его на утверждение парламента. Кроме того, президент сможет сохранять свое место в партии.

Конституционная реформа предполагает упразднение должности премьер-министра Турции, снижение возрастного ценза для депутатов с 25 до 18 лет и увеличение количества мест в парламенте с 550 до 600 в связи с ростом численности населения.

Если поправки к Основному закону страны вступят в силу, то Турция вступит в переходный период и до 2019 года не будут проходить ни парламентские, ни президентские выборы. Президент будет избираться не на семь лет как сейчас, а на пять, как было до 1961 года. Один человек по-прежнему сможет занимать эту должность не более двух сроков подряд.

Корнилов: Референдум в Турции - хороший урок для Украины

При сохранении действующей Конституции Эрдоган, занявший высший государственный пост 28 августа 2014 года, имеет право руководить страной максимум до 2028 года. В случае принятия поправок этот срок увеличивается на год, то есть по истечении нынешнего семилетнего срока и завершения переходного периода, его могут дважды избрать на пять лет.

Народно-республиканская партия требует пересчета 60% бюллетеней. Главный аргумент основной оппозиционной силы страны заключается в том, что за час до закрытия участков для голосования Высший избирательный совет Турции вынес решение о признании действительными бюллетеней без печатей.

Редакция издания Ukraina.ru попросила прокомментировать последствия референдума директора Центра евразийских исследований Владимира Корнилова.

- Как изменится политический курс Эрдогана после победы на референдуме?

— Сейчас вопрос заключается в том, сможет ли Эрдоган погасить акции протеста. Я думаю, ему это удастся, дальше он начнет действовать так, как и планировал в случае победы на референдуме, то есть в значительной степени укреплять свою власть, конечно, подавлять инакомыслие и оппозицию. Он и раньше не страдал мягко говоря демократическими устремлениями, а теперь будет закручивать гайки еще сильнее. Собственно, ради этого он и затевал референдум по конституционной реформе.

- Планируя поднять вопрос о возврате смертной казни, отмененной в 2002 году, чтобы Турция соответствовала критериям кандидата на вступление в Европейский союз, Эрдоган ставит крест на присоединении страны к ЕС?

— Вообще весь референдум противоречит пожеланиям ЕС, но, по-моему, он давно плюнул на все обещания сладкой жизни от Брюсселя. Эрдоган неоднократно и недвусмысленно давал понять, что Европа обманула Турцию и продолжает обманывать. По сути, он поставил крест на тех иллюзиях и призрачной евроинтеграции, ради которых Анкара шла на изменения в том числе внутреннего законодательства.
Это хороший урок для Украины. Брюссель водил Турцию за нос на протяжении многих десятилетий. Итог заключается в том, что Турция избавляется от иллюзий, и приучает себя жить без них.

Корнилов: Референдум в Турции - хороший урок для Украины

- Окажет смена формы правления в Турции влияние на двусторонние отношения Анкары и Киева?

— Для Турции украинский вопрос не просто не второстепенный, а далеко не в приоритете. Для Анкары сейчас важно наладить отношения с Россией, поскольку Эрдоган понимает, что на Европу особенно рассчитывать не приходится. Только в этой связи Украина и будет рассматриваться им как вопрос, косвенно связанный с выстраиванием сотрудничества с Москвой. Ради Киева он точно не будет ничего менять в своем политическом курсе.

- В конечном итоге тактика Эрдогана оказалась выигрышной, если турецкая община Нидерландов поддержала конституционную реформу?

— В большинстве стран Европы турки поддержали инициативу за редким исключением нескольких стран, например Чехия, где большинство общины, — но их там меньше находится, — выступили против. В связи с этим Эрдоган очень болезненно воспринимал действие ряда европейских стран, в частности Германии и Голландии, потому что понимал, что дополнительные 2-3%, которые в итоге предопределили исход референдума, можно найти именно там, в Западной Европе.

Стоит учитывать, что в Европе проживают в основном выходцы из бедных удаленных регионов Турции, то есть тех регионов, которые поддерживают референдум и сказали «да». Именно поэтому турецкое правительство делало ставку на агитацию за пределами страны.

- С учетом поддержки диаспор, проживающих в Европе, Эрдоган может еще активнее использовать этот козырь в разговоре с западными политиками?

— Этот козырь был у Эрдогана и раньше. В некоторых странах Старого света с мнением турецких избирателей считались давно, особенно в Германии, где устраивались специальные кампании под местную турецкую общину. В Голландии сейчас на волне протестов и столкновений между Анкарой и Гаагой вообще впервые в истории турецкая партия прошла в парламента — и как теперь с этим не считаться?

Одно дело — использовать в своей политике и делать ставку на этих людей Эрдоган, конечно, может. Однако стоит понимать, что все-таки процент турок, проживающих в той же Голландии, не настолько велик, чтобы правительство полностью меняло свою политику.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Die Zeit: Смерть Турецкой республики