Лицом к лицу

20 марта зрители телеканала TF1 наблюдали за первыми дебатами претендентов на высший государственный пост Франции. Формат мероприятия был крайне нехарактерен для президентской гонки: с 1974 года лицом к лицу встречались два политика, вышедшие во второй тур выборов. В этот раз из 11 официально зарегистрированных кандидатов в дискуссии участвовали пятеро: бывший министр экономики Эммануэль Макрон, лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен, бывший премьер-министр Франсуа Фийон, министр профессионального образования Жан-Люк Меланшон и бывший министр образования Бенуа Амон.

Выбор организаторов обусловлен текущими рейтингами политиков.Однако, если бы аналогичный подход применялся на праймериз «Республиканцев», то Франсуа Фийон не оказался бы в «великолепной пятерке» — до внутрипартийных дебатов он не считался лидером, но уверенное выступление переломило ситуацию.

Дискуссия была разбита на три направления: социальная сфера, экономика и место Франции на международной арене. Одним из острых вопросов стал вопрос о необходимости пересмотра продолжительности рабочей недели, которая сейчас составляет 35 часов.

«Я хочу представить свободу предприятиям, позволив им путем переговоров определять продолжительность рабочей недели», — заявил Франсуа Фийон.

В ответ на эту реплику Эммануэль Макрон отметил, что если бы этот вопрос был основополагающим для национальной экономики, то его оппонент должен был решить его в бытность премьер-министром. Бенуа Амон как политик левого толка настаивает на сокращении длительности рабочей недели, а также хочет закрепить универсальный подход, то есть пособие для всех нуждающихся граждан страны.

Одно из ключевых мест в предвыборных программах политиков, один из которых через пару месяцев возглавит Францию, занимает миграционная политика. Актуальность этой темы выросла на фоне продолжительных уличных беспорядков в разных городах страны.

Бывший премьер-министр выступает за введение квот на прием беженцев, которые парламентарии будут утверждать ежегодно с учетом возможности Парижа для их трудоустройства и расселения.

«Можете изобретать квоты, билеты и что угодно еще, а тех, кто проскочит мимо, вы спихнете в море? Будете их бить? Это несерьезно», — возразил Меланшон, уроженец марокканского Танжера.

Марин Ле Пен продолжила отстаивать жесткую позицию по борьбе с наплывом приезжих: «Я за то, чтобы оставить легальную и нелегальную миграцию. Ежегодно Франция принимает 200 тысяч иностранцев, еще столько же прибывают нелегально. Необходимо восстановить пограничный контроль, потому что разрушенная Греция и переполненная Италия не остановят этот поток. Нам нечего им (мигрантам) предложить: у нас семь миллионов безработных и девять миллионов бедных, нужно сконцентрировать усилия на них».

Макрон же пытался проявить себя и как левый, и как правый политик одновременно: он предлагает предоставлять убежище всем нуждающимся, при этом укрепить контроль на внешних рубежах и сказать категорическое нет нелегальной миграции. Во время обсуждения внешнеполитического блока Меланшон заявил о необходимости пересмотра границ и проведения новой мирной конференции, потому что, по его мнению, после распада СССР в Европе сложилась ненадежная ситуация. Он задался вопросом, где проходит граница между Россией и Украиной, а именно «с какой стороны» находится Крым.

Фийон подчеркнул, что вопрос границы должен регулироваться международным правом, а основополагающим должно стать право народа на самоопределение. Он напомнил, что Запад неоднократно сам чертил новые границы, в том числе силовым методом, как было в Косово. По его словам, западные политики считают, что им все дозволено: и вводить войска в Ирак, и наводить порядок в любой стране.

В свою очередь, Макрон заявил, что, с одной стороны, исторический союзник Франции — это США, с другой — после прихода к власти он намерен реализовывать более независимую и общую с европейскими партнерами политику безопасности. Во время его речи слышались усмешки Марин Ле Пен, выступающей за укрепление связей с Россией: «У Вас такой талант, Вы говорили семь минут, а я не могу даже резюмировать Ваши мысли. Вы не сказали ничего, вообще ничего! Абсолютная пустота. Каждый раз, когда Вы берете слово, Вы говорите немного о том, немного о сем, но никогда однозначно».

«Если Вы не поняли, то, в отличие от Вас, я не хочу идти на сделки с господином Путиным. Если Вы не поняли, то, в отличие от Вас, я хочу проводить сильную, но ответственную политику. В отличие от Вас, я хочу видеть сильную Францию в Европе», — парировал ей Макрон.

Различные исследования общественного мнения не смогли определить однозначного лидера президентской гонки. По данным компании Elabe, лучше всех проявил себя Макрон, которому отдали симпатию 29% респондентов, 20% были на стороне Меланшона, по 19% — Ле Пен и Фийон. Рейтинг читатели газеты Figaro выглядит иначе: Фийон — 36%, Макрон — 24%, Ле Пен — 18%, Меланшон — 17%, и Амон — 5%. 

Однако как показали президентские выборы в США, лидерство в рейтингах не гарантирует победу на выборах. К тому же около 40% французских избирателей за месяц до первого тура до сих пор не определились со своими политическими предпочтениями.

Мосул на грани гуманитарной катастрофы

Телеканал Rudaw сообщил о гибели около 200 мирных жителей в результате бомбардировки района аль-Джадида в период с 17 по 23 марта. Международная коалиция, оказывающая поддержку иракским войскам в борьбе с боевиками, приступила к изучению этой информации.

По данным представителя армии Ирака Саира Аль-Мусави, всего с начала операции по освобождению Мосула от запрещенной в РФ террористической организации «Исламское государство» погибли 3 864 человека, а около 10 тысяч жилых домов получили повреждения. С октября прошлого года 350 тысяч человек были вынуждены покинуть Мосул.

Международные организации обеспокоены ситуацией в Мосуле, который находится под контролем боевиков с 2014 года. Международный комитет Красного Креста и Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца выразили опасение, что Мосул могут покинуть до одного миллиона человек, или около 2/3 населения. По данным правозащитной организации Amnesty International, пленные и лояльное правительству мирное население регулярно подвергаются пыткам и убийствам.

«То, что мы видим на примере Мосула — это беспрецедентная по, к сожалению, я употреблю это слово, жестокости трагедия гражданского населения, мирного населения, женщин и детей», — заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова.

Большое количество жертв среди мирных жителей вынудило руководство правительственных сил Ирака приостановить операцию по освобождению западных кварталов Мосула.

По инициативе России Совет безопасности ООН провел заседание по ситуации в Мосуле. Москва внесла на рассмотрение резолюцию, соавтором которой выступил Пекин, по борьбе с попаданием химического оружия к террористам в Сирии и Ираке. Страны уже выступали с этой инициативой в прошлом году, но ее не поддержали представители Запада. Нынешний документ предусматривает расширение на Ирак совместного механизма расследования случаев применения химических веществ в качестве оружия, который применяется в Сирии. Однако Великобритания наложила вето на резолюцию, ссылаясь на кардинальное различие ситуаций, сложившихся в этих двух ближневосточных странах.

В непосредственной близости от британского парламента

22 марта на Вестминстерском мосту — одной из главных достопримечательностей британской столицы — автомобиль съехал на тротуар, сбив нескольких человек, а затем доехал до здания парламента и попытался проникнуть в Палату общин. Сотрудники правоохранительных органов застрелили преступника, которым оказался 52-летний уроженец Соединенного королевства, отец троих детей, недавно принявший ислам, Халед Масуд

В результате теракта пострадали 50 человек, четверо погибли.

Парламентарии оказались заблокированным в здании на несколько часов, пока продолжалась операция по ликвидации злоумышленника. Изучив кадры с камер видеонаблюдения, многие эксперты обратили внимание на неготовность полицейских, охранявших здание Палаты общин. В частности, после того, как премьер-министра Великобритании Терезу Мэй вывели через черный вход, сначала ее попросили сесть в один автомобиль, но его двери оказались заблокированными, и только затем ее усадили в другой автомобиль.

По словам главы МВД Эмбера Радда, преступники могли использовать для подготовки к теракту мессенджер WhatsApp, в котором шифруются сообщения, и призвал предоставить спецслужбам доступ к информации, проходящей через различные мессенджеры, для повышения мер безопасности.

Этот инцидент убедил британцев, многие из которых поддержали идею о Brexit из-за недовольства наплывом мигрантов, что угроза может исходить и от их соотечественников, родившихся и выросших в Соединенном королевстве.