Олег Хавич рассказал о подробностях нападения изданию Ukraina.ru.

-Опишите подробно, как произошло нападение на вас?

— В этот понедельник в черновицком отеле «Буковина» мы собирались провести международный круглый стол под названием «Защита прав национальных меньшинств в Украине в контексте евроинтеграции». В его участии помимо украинских гостей должны были принять участие также и иностранные дипломаты — генконсул Румынии в Черновцах Элеонора Молдаван, почетный консул Австрии Сергей Осачук, делегация из Румынии — из региона-побратима Сучавы во главе с Габриэлой Дуган, гость из Польши — бывший депутат Европарламента двух созывов, а сейчас действующий депутат польского Сейма, ветеран профсоюза «Солидарность» — Богуслав Соник.

Хавич: Нападение на меня организовала полиция

Был и достаточно высокопоставленный чиновник из Киева — заместитель руководителя департамента национальностей и религий министерства культуры Украины — Михаил Подюк. Присутствовал и бывший начальник управления по делам нацменьшинств Закарпатской области.Приехали и несколько наблюдателей ОБСЕ, которые работают в Черновцах.
Поводом для круглого стола стала вновь создаваемая организация «Защита прав национальных меньшинств», а темой — как национальные меньшинства в Украине, которые имеют отношения к странам, входящим в Евросоюз, могут помочь нашей стране в деле евроинтеграции.

Должен был поднят и вопрос: какие претензии могут быть у национальных меньшинств к украинскому государству. Я точно знаю, что несколько выступающих должны были поднимать вопрос о претензиях украинского национального меньшинства к государствам ЕС, в которых они живут.

Это был бы нормальный разговор. Прессу на круглый стол мы не приглашали для того, чтобы люди могли нормально поговорить и прийти к какому-то общему выводу. Потом мы планировали в 14.30 провести общую пресс-конференцию.

Перед началом мероприятия перед отелем стали собираться люди. Когда я вышел посмотреть, что там происходит, меня сразу же окружили человек тридцать. В основном они были одеты в гражданскую одежду, кто-то — с элементами камуфляжа. Среди них было большое количество женщин. Никто меня не знал раньше, никто из них не знал, чем я занимаюсь. Толпа вела себя агрессивно, называла меня сепаратистом, наемником Медведчука и Суркова. Кто-то в подтверждение этих нелепых утверждений размахивал передо мной распечаткой моей аналитической статьи 2014 года, в которой я описывал, с какими угрозами может столкнуться Украина.

Пришедшие называли себя участниками АТО. Когда я обратился к одной из присутствующих женщин с вопросом, где именно в Донбассе она служила, то не смог получить на него членораздельного ответа, кроме крика. Толпа постепенно стала увеличиваться. В конце концов, их было уже не тридцать человек, а сто. Они попытались затолкать меня в подъехавший микроавтобус и куда-то вывезти. И уже затолкали, но им поступила команда меня отпустить. При всем этом присутствовали полицейские, но они совершенно не вмешивались в происходящее. Когда их хотели снять на камеру, то они отворачивали лица.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Польский журналист: Для наших правых взрыв в Гуте Пеняцкой — доказательство, что украинцы полякам не братья

- Вы обращались за помощью к полицейским? Просили их вмешаться?

— Конечно. Ноль реакции. Я гипертоник и астматик. Мне несколько раз становилось плохо. Я просил полицию вызвать скорую. Когда скорая приехала, то мне не было оказано никакой помощи. Совершенно никакой. Она приехала и уехала. Кто-то из толпы, когда мне стало уже совсем плохо, дал мне ингалятор — видимо, в этом человеке все-таки проснулось что-то человеческое — я им воспользовался. Стало немного легче.

Хавич: Нападение на меня организовала полиция

-Как вы думаете, кто все это организовал? Кто стоял за нападавшими на вас?

— Даже не сомневаюсь, это была полиция. То есть нападавшие координировали свои действия с ее представителями. Именно полицейские дали команду скорой помощи, уехать. Мало того, через 40 минут после продолжение этой хунвейбиновской экзекуции именно полиция надела на меня наручники, а не на нападавших, и увезла меня в отделение полиции. При этом полицейский в штатском вынул у меня из кармана смартфон и забрал себе. Я подумал: ну, сейчас скачают всю «сепаратистскую информацию» — телефоны Медведчука, Суркова, Путина, Трампа — и вернут. Но не вернули до сих пор.

Возили меня где-то минут тридцать по городу в наручниках. Я у них спрашиваю: вы меня будете отпускать? Они сказали «нет», и в итоге доставили меня в отделение. Там мне стали предъявлять те же самые обвинения, которые предъявляла толпа у отеля «Буковина»: что я сепаратист, кремлевский наймит и так далее.

Я спросил у полицейского: прошу сказать мне, в каком качестве я тут нахожусь? Я задержан? Если да, то прошу вас предоставить мне бесплатного адвоката из городской коллегии адвокатов. Мне ответили: ну что вы, вы не задержаны, вы прибыли сюда… добровольно. В общем, в каталажке я провел достаточно долго. Когда уходил, то написал, что у меня есть претензии к полиции.

-  Зачем полиции все это надо?

— В толпе были и атошники. Понимаете, эти люди держали в руках автомат. Как сказал один «классик»: «Винтовка рождает власть». Они могли безнаказанно зайти с автоматом в любой дом в Донбассе и делать все, что угодно. Они чувствовали свою власть там.

Вот точно так же они хотели бы иметь такую же власть и дома. Верхушка в Киеве это понимает, поэтому и перенаправляет их деструктивную энергию на каких-нибудь выдуманных ими «сепаратистов» типа меня. Толпа ведь меня не знала совершенно до нападения. Точно также она меня и забудет и оставит в покое, если будет команда сверху.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Закарпатье может уйти от Украины по «крымскому» сценарию

-Что дальше?

— Буду подавать в суд. Если в Украине я не выиграю суды, то пойду дальше — в европейские. Сейчас ищу в Черновцах адвоката, но их трудно найти, так как люди боятся.

-Будете дальше оставаться в родных Черновцах или уедете в Киев?

— В Киев, так как в настоящий момент именно там я больше занят по работе.

-Как вы сейчас себя чувствуете?

— Скачет давление.

-Украинские политики выступили в вашу защиту?

— Нет, до этого момента ни один. Есть только реакция иностранных гостей. Они были шокированы произошедшим. Я все равно проведу то мероприятие, которое было сорвано в понедельник.