Сегодня в Минске состоятся новые протестные акции, вызванные скандальным «законом о тунеядцах». Ukraina.ru разбиралась в причинах, заставивших людей выйти на акции и в подоплеке конфликта с властями.

Есть ли выбор у Лукашенко

«Никогда не считал себя ни оппозиционером, ни тунеядцем», — рассказывает нам минчанин Игорь Починок, один из участников состоявшихся недавно протестов в Минске. «Я всегда выступал за дружбу с Россией, а наша националистическая оппозиция вызывала у меня отвращение. Я и представить себе не мог, что наш президент загонит меня на один митинг с оппами. А ведь загнал же. И не меня одного».

До начала 2016 года Игорь работал в проектном бюро одного из белорусских НИИ, а затем их отдел был сокращен по причинам урезания бюджетного финансирования. С тех пор он не имеет работы, и, по своим словам, выживает за счет деревенского огорода. Он не может найти работу по специальности, хотя постоянно занят попытками трудоустроиться. Но с точки зрения белорусской власти такие, как Починок, являются «тунеядцами», выплачивая специальный налог за свой статус безработного. Иди платить штраф в случае отказа выплачивать эту пеню.

Иждивенцы или заробитчане

Согласно декрету президента Республики Беларусь «О предупреждении социального иждивенчества» все граждане страны, которые не имеют официально оформленного трудоустройства или не являются предпринимателями, обязаны ежегодно платить «сбор на финансирование государственных расходов» на сумму около 250 долларов США. От оплаты этой пени избавлены пенсионеры, инвалиды и нетрудоспособные лица, но даже без этого общее количество так называемых «тунеядцев» оценивается примерно в полмиллиона человек, что, теоретически, могло бы позволить Лукашенко получить круглую сумму в республиканский бюджет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Белорусскому руководству вечно не хватает денег. Приходится наглеть»

Однако, подписанный еще два года назад закон о скандальном налоге массово саботировался населением. Что и дало власти повод пригрозить репрессиями — в частности, еще в январе в правительстве обещали, что лица, которые не заплатят налог до 20 февраля, не будут иметь возможности выезжать за границу. При том, что многие наблюдатели и без того видели в «налоге на тунеядцев» попытку ограничить скрытую трудовую миграцию в Россию, где трудятся несколько миллионов белорусских «заробитчан».

Есть ли выбор у Лукашенко

Именно эти угрозы взорвали белорусское общество, которое два года тихо игнорировало несправедливый и дискриминационный закон, надеясь, что власти не будут настаивать на выплате штрафов. Впервые с 2010 года люди массово вышли протестовать — причем, это были не представители профессиональной националистической оппозиции, а простые, аполитичные граждане, которые всегда поддерживали белорусскую власть, демонстрируя полную лояльность политике Лукашенко.

Строго говоря, на акции, которые прошли не только в Минске, но и в большинстве других городов Белоруссии, вышел президентский электорат. И это послужило весьма тревожным звонком для бессменного лидера страны, который настолько оторвался от послушного его воле народа, что, похоже, действительно не понимает — социальное положение многих граждан элементарно не позволяет им выплачивать эту пеню. А «налог на безработицу» только усугубляет проблему отсутствия рабочих мест, которое вынуждает людей ехать на заработки или жить за счет огорода.

Пространство для маневра

Этот внутренний кризис совершенно не случайным образом накладывается на конфронтационное состояние российско-белорусских отношений. Учитывая экономические проблемы Белоруссии и ее серьезную зависимость от российской поддержи, Кремль все более настойчиво требует от Минска полного подчинения своей политической линии. Это не может нравиться Лукашенко, который традиционно строил свою политику на попытках усидеть на двух стульях и лавировании между Западом и Россией. Это особенно ясно обозначилось в последнее время, когда белорусские власти улучшили отношения с Евросоюзом и США, добившись смягчения введенных против них санкций — и сохранили при этом хорошие отношения с киевской властью.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Михеев: цена разрыва с Россией для Минска слишком высока

Кроме того, в Минске негласно поощряют нелегальный ввоз запрещенных в России европейских товаров, которые маркируются как белорусская продукция и поступают под этим видом на российских рынок. Вопрос о развитии российской военной авиабазы завис в воздухе, а в ответ на настойчивые требования передать объекты белорусской ГТС в совместное управление двух государств, вызывает в Минске резкое неприятие. Хотя это требование можно считать ключевым в списке претензий российской стороны.

Есть ли выбор у Лукашенко

Однако, судя по всему, Москва не намерена уступать в споре с братской республикой — причем, именно потому, что у Лукашенко уже не осталось пространства для привычных маневров, и даже социальная стабильность, которая всегда была визитной карточкой его правительства, оказалась на поверку далеко не такой прочной, как, видимо, полагал белорусский гарант. Это хорошо показало унижение, которое испытал президент Белоруссии, безуспешно ожидая возможности лично встретиться с президентом Путиным во время поездки в Сочи.

Безусловно, это вызывало у него сильную обиду — и не случайно сразу же после этого инцидента Лукашенко сделал очередной реверанс в сторона Запада, заявив, что стране нужно проводить политику «здорового национализма». Хотя это вызвало в Москве сдержанно ироническую реакцию — потому что Кремль знает, что Россия является единственным союзником правительства Лукашенко, и дает понять, что дальнейшее субсидирование белорусов будет продолжено только после того, как они начнут играть по предложенным правительством РФ правилам. А без финансовой поддержки Москвы, которая способна продлить скидки на покупку газа и предоставить новые кредиты для Белоруссии, Лукашенко останется один на один с возмущенными «тунеядцами» — с вполне реальной перспективой повторения сценария киевского майдана.

Поэтому, можно не сомневаться, то белорусские власти в итоге согласятся на большинство условий российской стороны — несмотря на то, что Лукашенко усиливает градус критики в адрес Москвы. Что касается «налога на тунеядцев», белорусское правительство не будет настаивать на строгом выполнении этого указа — хотя формально он так и не отменен, и уже 15 марта в Минске ожидаются новые массовые акции недовольных. Причем, если растерявшаяся власть не наказывала людей за участие в февральских митингах, то сейчас спецслужбы проводят превентивные задержания и допросы оппозиционеров — причем, не только националистов, но и сторонников дружбы с Россией. Что, скорее всего, также не останется без внимания Москвы.