- Какая сейчас ситуация под Авдеевкой? что там с Ясиноватским блокпостом? Говорят, теперь нельзя по трассе добраться из Горловки в Донецк, только через Енакиево — насколько это соответствует действительности?

— Ну, во-первых, сейчас идет общая повсеместная активизация боевых действий. Полный срыв минских договоренностей, в первую очередь о неприменении калибра свыше 100 мм и отведении тяжелой техники на дистанцию 30 км от линии соприкосновения. Причем это наблюдается на всех участках, не только возле Авдеевки. Поэтому пользоваться трассой Донецк-Горловка стало небезопасно — она идет параллельно линии фронта на близком расстоянии от передовой, и практически любой калибр простреливает эту трассу насквозь. Соответственно, эксплуатировать ее дальше стало для гражданского транспорта абсолютно небезопасно.

Ходаковский: Позиции под Авдеевкой, где идут бои, ничего не стоят. Большая война может начаться из-за Дебальцево

- Но она остается на территории, подконтрольной ДНР?

— Трасса находится на нашей территории, за спиной наших передовых позиций. Но из-за близости линии фронта — в некоторых местах дистанция менее одного километра — в период обострения во избежание различных эксцессов, в частности, поражения гражданского транспорта, эту трассу на некоторых участках просто закрыли.

- Донецкая военно-гражданская администрация еще вчера объявила о том, что начинается эвакуация жителей Авдеевки. Это так?

— Да, это реально предпринятые меры, информация подтверждается из всех источников. Эвакуация, по крайней мере, густонаселенной центральной части города, где стоят многоэтажные дома, осуществляется второй день. Частный сектор пока не выселяют в силу его разреженности, а центр вывозят. Движение колонны наблюдается в направлении Константиновки и Дружковки, люди покидают свои дома, ищут какое-то пристанище.

При этом есть и непроверенная информация о том, что за Авдеевкой происходит накопление и перегруппировка сил украинских войск. За Авдеевку мы просто не достреливаем, не добиваем. Поэтому они там на сегодняшний день осуществляют какие-то свои маневры, перегруппируются.

На самой горячей точке под Авдеевкой — это промзона и тот участок местности, на котором разгорелись основные интенсивные бои — сейчас наступила определенная стабилизация. Ни они не могут дальше продвинуться, ни мы не можем оттеснить их оттуда, где они находятся.

Интенсивная артобработка, применение всего того, что находится на передовой линии, работа с дальних позиций — все это летает над мирными кварталами города Донецка и в одну, и в другую сторону.
Повторяю, сейчас отказались от любых ограничений в плане калибров и в плане типов вооружений. Поэтому ситуация пока не меняется, все было локализовано в одной точке, но артиллерия бьет со всех направлений и по всем направлениям. Сегодня со стороны Украины системами залпового огня велись интенсивные обстрелы населенного пункта Спартак, попадания по нашим позициям в районе аэропорта, по населенным пунктам Ясиновка и Макеевка. Обстрелы продолжаются, но сейчас (около 13:00 МСК — ред.) некоторое затишье.

Ходаковский: Позиции под Авдеевкой, где идут бои, ничего не стоят. Большая война может начаться из-за Дебальцево

- Официально потери ВСУ 7 человек, неофициально — в десятки раз больше. ВСУ наступают, отступают или стоят на позициях? Чем вызваны потери?

— И то, и другое. Естественно, идти в наступление всегда означает нести повышенные потери по сравнению с тем, если находиться в обороне. Поэтому когда они атакуют, они подвергаются и артиллерийской обработке с нашей стороны, и несут потери от нашего стрелкового оружия, потому что мы находимся на оборонительных позициях. У нас при этом эффективно работает разведка. Аэроразведка как минимум 20-25 целей выдает за сутки — скопления живой силы, единицы или группы техники, которая выходит на свои позиции и ведет огонь по нам. Соответственно, артиллеристы моментально, поскольку аэроразведка дает четкие координаты тех объектов, которые нужно обрабатывать, оперативно реагируют и наносят существенный урон. Современные средства ведения войны позволяют оперативно реагировать на возникающие угрозы. По данным нашей разведки, потери украинской стороны на порядок больше, чем те цифры, которые они называют.

- А сколько примерно?

— Я не готов сейчас об этом говорить, оперировать какими-то цифрами. Мы определились, что пока цифры не трогаем, подсчеты будем производить тогда, когда наступит затишье.

- Прошла информация о том, что якобы были бои за Донецкий аэропорт. Что там сейчас происходит?

— Там абсолютно не было боев, аэропорт был обстрелян украинской артиллерией. Никаких попыток наступать на наши позиции в аэропорту не было. Точно такая же ситуация с нашими позициями у «Вольво-центра», в направлении Песок, в направлении Красноармейска. Там тоже были обстрелы со стороны Украины, и там тоже ситуация стабилизировалась.

Ходаковский: Позиции под Авдеевкой, где идут бои, ничего не стоят. Большая война может начаться из-за Дебальцево

- Сколько может продолжаться обострение?

— Я думаю, что на протяжении трех-четырех дней интенсивность может сохраняться, если не будет каких-то конкретных политических договоренностей. А так, я, откровенно говоря, не думаю, что без перехода к масштабному наступлению эта военная активность будет долго продолжаться.

Те позиции, которые украинские военные пытались у нас отобрать, не имеют не только стратегического, но и тактического значения. Они не дают никаких преимуществ, поэтому за них нет смысла «бодаться». А вот если за этим воспоследует более масштабное наступление на каком-то участке — например, у Дебальцево, то обострение может затянуться.

Есть территории, которые сейчас находятся под нашим контролем, но это не закреплено в Минских соглашениях, и Дебальцево —один из таких крупных городов. И вот туда они стягивают свои группировки. Может, они попытаются вернуть этот город под свой контроль, пока не состоятся какие-то окончательные договоренности, которые будут то ли трансформацией «Минска», то ли в рамках «Минска», которые определят судьбу этого населенного пункта.

- Украинские власти придерживаются версии, что не они спровоцировали обострение. Якобы ДНР пошла в наступление, а ВСУ отвечали.

— У нас на позициях даже нет боезапаса для проведения наступления. Есть только НЗ для отражения атаки. Поэтому идти в наступление у нас не было никаких возможностей. Я говорю это точно, поскольку именно мои подразделения держат те 53 км фронта, на которых происходят основные боевые действия.

- Как вы оцениваете боеспособность украинской армии, которую называете своим противником? Она улучшилась или ухудшилась.

— Количество и качество вооружений существенно не изменилось. Внедряются отдельные ноу-хау, например, в том, что касается связи или средств наблюдения. Например, тепловизоры, всевозможные обнаружители наших позиций, которые работают по звукам выстрелов наших орудий. А артиллерия и танки остались те же, что были. Большая часть личного состава все время меняется, люди на позициях каждый раз новые. Поэтому нельзя сказать, что боеготовность украинской армии резко возросла, хотя постоянный офицерский состав, который в зоне боевых действий находится регулярно, поднабрался опыта. Это заметно по некоторым признакам, которые военные могут определить для себя.