- Насколько работа коммунальных служб Авдеевки зависит от Авдеевского коксохимического завода?

Очень сильно зависит. Это монопрофильный город, все котельные завязаны на этот завод, тепло точно от него в Авдеевку идет. Особенно, если нет электроэнергии.  А электроэнергия качает водоснабжение, без нее насосы не работают. Это реальная катастрофа, реальный коллапс.

- Что, по-вашему, должны делать украинские власти, чтобы исправить ситуацию?

Есть у нас министерство по оккупированным территориям, есть министерство обороны, есть военная администрация — Жебривский, есть еще правительство. Пусть они рассказывают, что делать.  Ну а для меня все объяснения Гройсмана и его камарильи выглядят неубедительно. Вот, к примеру, Жебривский заявил, что он готов тысяч восемь эвакуировать, а там, насколько я знаю, 20 тысяч человек.

Коммунальный кризис в Авдеевке — это следствие военного кризиса. Это совсем не то, что было в Алчевске, где местные власти из-за своей глупости просто не удержали ситуацию. Здесь реально боевые действия.

Кучеренко: Авдеевке грозит коммунальная катастрофа

Хотя мне и сложно давать рекомендации, но очевидно, что в практическом плане туда, наверное, нужно срочно тянуть дизель-генераторы, чтобы насосы могли качать воду и не дали замерзнуть системам водоснабжения и отопления. Это то, что мы проходили раньше в Алчевске и в Ленино. При таких морозах, как у нас сейчас, недалеко до замерзания всей системы теплоснабжения, а это уже будет точка невозврата. 

Но, наверное, вполне мог господин Ринат Ахметов (собственник Авдеевского коксохимического завода — ред.) за те бабки, которые он там заработал, провести резервные сети. Это отдельно анализ покажет, что там можно было сделать для того, чтобы диверсифицироваться и не так зависеть.

— В чем, по-вашему, причина обострения ситуации возле Авдеевки?

Как-то масштабные боевые действия близ Авдеевки очень интересно последовали за перекрытием железной дороги. Это надо в комплексе рассматривать.

Железная дорога в моем понимании очень тесно связана с фарисейством вокруг «Роттердам+» — цены на уголь, якобы рыночной, которую почему-то установили для своих компаний, которые тащат полулегальный уголь с территории. Поэтому здесь есть политические и экономические аспекты.

Я сегодня не готов говорить о принятии решения о полномасштабной блокаде в том понимании, о котором господин Турчинов говорил месяца три назад, я не готов говорить, у меня нет полной информации, чтобы просчитать все последствия. Но я уверен, что это должен быть абсолютно нормальный специальный экономический режим.

И уж точно нельзя уголь покупать по мировым ценам или давать какие-то льготы и преференции. Тем более что украинцам, работающим на этих предприятиях, эти деньги не поступают. Зарплаты у них как были нижайшие, так и остались. На войне не они зарабатывают.