Сербские власти надеются, что с Трампом можно договориться по Косово и Боснии

На севере Косово находится сербский анклав со столицей в Митровице. По Брюссельскому соглашению (это что-то вроде Минских соглашений, но только между Сербией и Косово) для жителей этого анклава должна существовать свобода передвижения, которая позволит косовским сербам беспрепятственно ездить непосредственно в саму Сербию. Вот согласно этому соглашению сербскими властями и было решено символически запустить поезд.
Россия подарила Сербии состав. Он был отправлен из Белграда. На нем было написано «Косово — это Сербия». Косовские власти посчитали это провокацией.

Прямо перед границей сербские президент Томислав Николич и премьер Александр Вучич, приняв совместное решение, остановили движение поезда. Это было сделано в связи с опасениями, что косовские албанцы могут организовать террористические атаки или провокации.

После остановки поезда Николич заявил, что если будут продолжаться убийства сербов на юге Косово, то он не преминет ввести войска в эти анклавы, а, может, и дальше. Ситуация серьезно накалилась.

Сербские власти надеются, что с Трампом можно договориться по Косово и Боснии

- Насколько серьезно стоит воспринимать заявление Николича?

— Я думаю, что это скорее эмоциональное заявление, чем выражение реальных намерений. Ввод сербских войск привел бы к новой войне на Балканах. Надо понимать, что давнее выражение «Балканы — пороховой погреб Европы» сегодня также актуально. Просто в этом регионе существует очень много разломов, которые могут привести к конфликту.

Например, это не только Косово, но и албанский фактор на юге Сербии, в Черногории, в Македонии. Это и Босния, где Республика Сербская не хочет больше оставаться в конфедерации с боснийско-хорватской федерацией.
Просто Николич, делая такое заявление, понадеялся на пересменку в Белом доме. Он считает, что при Трампе в треугольнике Америка-ЕС-Сербия может быть достигнута договоренность о проведении референдума о выходе Республики Сербской из состава Боснийской конфедерации, а также улучшить положение сербов в Косово.

- А какова тогда должна быть позиция России в нынешней конфликтной ситуации в Косово?

— Она должна сдерживать все эти конфликты, чтобы не началась вновь большая война на Балканах. России она не нужна.

- Как себя чувствует сербское меньшинство в Косово?

— Очень плохо. Да, косовское правительство заявляет, что все граждане Косово — и албанцы, и сербы — равны, но в реальности это не так. Их жизни находятся под постоянной угрозой (140 тысяч сербов до сих пор проживают в Косово — ред.). Просто косовары надеются, что сербы под давлением рано или поздно покинут свою землю.

- Если разногласия между пророссийским президентом Николичем и прозападным премьером Александром Вучичем по вопросу Косово и Метохии? Албанскую государственность Косово и тот, и тот не признает?

Сербские власти надеются, что с Трампом можно договориться по Косово и Боснии

— Разногласий нет. Оба считают Косово сербским, а не албанским. В сербской политической традиции не принято публично выступать с сомнениями в сербском статусе Косово и Метохии. Поэтому любой сербский политик понимает, что как только он публично выскажет сомнение в этом, то его политическая карьера сразу прервется. Это прекрасно понимает и прозападный премьер Вучич. Для большинства сербских граждан очевидна прозападная направленность курса Вучича, который он проводит.

Понимая, в какой ситуации находится Сербия (тут надо вспомнить, прежде всего, о санкциях) и премьер, и президент Николич пытаются сбалансировать свою внешнюю политику и в какой-то степени ориентироваться на Российскую Федерацию. Но пока это удается с переменным успехом. Но нынешнее руководство ведет постепенно Сербию к максимальной интеграции с Европейским Союзом и с НАТО, что не может не вызывать озабоченности у России.

У Вучича и Николича по косовскому вопросу разногласия только в подходах. Николич основной темой своей избирательной кампании сделал Косово. Как пламенный сербский патриот, он считает невозможным какое-либо обсуждение албанского статуса этого края.

А у Вучича более прагматичный подход. Он неоднократно демонстрировал то, что может идти на большие компромиссы по Косово в зависимости от тех условий, которые предлагают европейские партнеры. ЕС за некоторые экономические и финансовые бонусы требует от Сербии уступок по Косово. И Вучич достаточно спокойно на это идет.

Сербские власти надеются, что с Трампом можно договориться по Косово и Боснии

- Вучич смог стать премьером, потому что большая часть сербов прозападная?

— Нет, большая часть сербов пророссийская. Другое дело, как ведут себя в Сербии российские бизнес-элиты. Учитывая, что нефть, газ, бензин и многое другое в Сербии контролируют россияне, последние могли бы весомо отстаивать интересы РФ, но они не то, что их не отстаивают, но зачастую, исходя из узкокорыстных выгод, действуют так, что наносят вред внешней политике России, и в конечном итоге самой Сербии.

Поэтому Вучич здесь не «удивительный» персонаж, а закономерный. Он конъюнктурщик, достаточно понятный, который заинтересован в инвестициях со стороны России и в реализации разного рода российских проектов. Но очевидно, что идейно он западноориентированный политик. Поэтому пока он премьер, о каких-то более четких и глубоких интеграционных процессах между Россией и Сербией говорить не приходится.

- Можно ли провести параллели между ситуацией в Косово и Крымом?

— Начиная с 1999 года, с момента оккупации Косово НАТО, Запад пошел по пути правового нигилизма на мировой арене. Он не учел, что это впоследствии может сыграть и против них. Западные державы принимали решения, касающиеся внутренних конфликтов в той или иной стране, исходя из собственных геополитических интересов, притом никак не ориентируясь на международное право. И самый наглядный пример — это прецедент Косово.

Сербские власти надеются, что с Трампом можно договориться по Косово и Боснии

Вопреки международному праву сербское Косово стало вторым албанским государством. Геополитический интерес Америки стал понятен уже после провозглашения независимости Косово. Там теперь расположена самая большая американская военная база в южной Европе и совершенно лояльное к Вашингтону албанское правительство. Албанское Косово признало порядка 80 стран-членов ООН, но это пока не дает основание претендовать на статус страны-члена ООН, но в то же время такие организации, как Европейская федерация футбола, уже признает Косово как самостоятельную единицу и допускает его команду к соревнованиям.

И тут, если проводить параллели с Крымом, то мы видим традиционную для Запада политику двойных стандартов. Когда им выгодно, то абсурдные решения ими признаются легитимными в международном праве, а если им что-то невыгодно, то все наоборот.