- Почему последний официальный визит на посту вице-президента США Байдена — на Украину?

— Я думаю, что нынешняя украинская власть является конструкцией, которая во многом создана самим Байденом. Во-вторых, я думаю, что это некий символический визит, которым Байден хочет сказать украинской власти, что «денег нет, но вы держитесь». Мол, главное продержаться, а там посмотрим, как оно будет с Трампом и надолго ли монополия республиканцев на власть в Штатах.

Третий момент — у Байдена есть свои частные интересы на Украине. Все-таки его сын является одним из руководителей фирмы «Бурисма», которая занимается энергетическими разработками на Украине. Так что и эти вопросы его тоже интересуют.

В любом случае он хочет показать, что после отставки он будет интересоваться Украиной, украинским руководством и ситуацией в стране.

Бондаренко: Для демократов Украина - плацдарм, для республиканцев - разменная монета

- Какая судьба ждет Украину после Байдена?

— Тут все зависит от самой Украины. Я думаю, что Украина за 25 лет независимости так и не получила свою субъектность. Во многом ее судьба будет решаться на встречах на высшем уровне между основными геополитическими игроками. И это наиболее прискорбно в данной ситуации.

Для Трампа Украина является не настолько приоритетным государством, и бросать большие силы на решение каких-то проблем Киева он не будет. Скорее всего, Украина будет идти рефреном, через запятую, как один из факторов, которые будут использоваться для решения европейского или российского вопроса.

- Может ли Украина стать для демократов источником компромата на команду Трампа — например, то же дело Манфорта?

— Думаю, это исключено.

- Зачем американским демократам, представителем которых является Байден, Украина? Получат ли демократы поддержку республиканцев в сенате и конгрессе для решения украинских вопросов?

— Географическое и геополитическое положение Украины идеально для того, чтобы рассматривать ее как плацдарм американских интересов в черноморском регионе, на постсоветском пространстве и в Европе. Имея ключи от Украины, можно выстраивать свою политику и относительно Москвы, и относительно Брюсселя, и относительно Стамбула и Ближнего Востока и так далее. Это полностью лежит в концепции Демократической партии, фактически концепции Бжезинского и прочих, согласно которой Штаты должны контролировать Украину и ряд других государств Восточной Европы. У республиканцев есть другая концепция, фактически концепция перераспределения сфер влияния, и основное внимание на внутренних проблемах США.

С точки зрения демократов Украина это плацдарм, с точки зрения республиканцев — разменная монета.

- Не может статься так, что Трамп и Обама играют против России «с двух рук»? Например, Трамп осудил действия РФ в Сирии, не собирается быстро отменять санкции, введенные Обамой — сильный инструмент для торга с Москвой.

— Трамп — бизнесмен. Если раньше его заявления относительно России и роли Соединенных Штатов были продиктованы видением его корпорации, то теперь он осознал, что его корпорация это все Соединенные Штаты. И понятно, что идти на какие-то уступки он может только тогда, когда знает, что на кону стоит выигрыш или же приз. Так что в данной ситуации все зависит от того, кем себя ощущает Трамп. Если вчера он был руководителем многомиллиардной корпорации, то сейчас он руководитель большой страны, которую он сейчас рассматривает как свой бизнес, свою корпорацию.

Бондаренко: Для демократов Украина - плацдарм, для республиканцев - разменная монета

- Насколько устойчивы сейчас позиции Трампа в Штатах? Особенно в свете намечающихся как раз к его инаугурации массовых протестов.

— Позиции Трампа абсолютно устойчивы. Ну а на каждые протесты есть свои антипротесты. На сегодня у Трампа большинство в Сенате, большинство в Конгрессе, большинство губернаторов на его стороне. Кроме всего прочего, он чудесно понимает, что его противники могут применять против него те методы, которые применялись, например, против Януковича на Украине или против Каддафи в Ливии — они просто по-другому не умеют. Он очень хорошо изучил опыт этих стран и опыт, так скажем, «Джорджа Сороса птенцов».