Как Порошенко может обернуть победу Трампа в свою пользу

- Вы согласны с прогнозом Bloomberg о том, что Трамп преподнесет Путину Украину на блюдечке? Как будут развиваться взаимоотношения в треугольнике США-Украина-Россия?

— Не только Bloomberg, но и другие говорят о том, что Трамп и Путин заключат новую сделку — deal. И когда Трампа спросили: будет ли перезагрузка, он ответил: перезагрузки не будет. Поэтому будет либо новая сделка, либо ее не будет.

Предметом новой сделки будет вопрос о новом месте России в мире. Либо США как мировой гегемон решат этот вопрос, либо снова начнется новая конфронтация. И вот в этом контексте и надо будет рассматривать украинский вопрос. Но надо помнить, что не только украинским вопросом ограничиваются параметры этой сделки. Речь идет о более широкой сфере влияния России.

- Как тогда в рамках предполагаемой сделки Трампа с Путиным понимать слова его будущего госсекретаря Рекса Тиллерстона о том, что администрации Обамы надо было дать Украине оружие?

— Отвечая на этот вопрос, надо сразу сказать, что у тех, кого называют «русскими трампистами», есть соблазн превратиться в «трамповских охранителей». То есть в тех, кто любой неудобный момент в высказываниях чиновников Трампа или самого Трампа будет пытаться интерпретировать в пользу России. Мол, когда кто-то из них это говорил, то он подмигивал или перекрестил пальцы под столом. Это подход неправилен.

Чтобы правильно интерпретировать высказывания, подобные высказывания Тиллерстона, надо понимать, как устроена новая команда Трампа в широком смысле этого слова.

Те, кто ему активно помогал на выборах, займут не правительственные посты, а посты в его администрации, став его советниками. Это и есть команды Трампа в узком смысле. Посты же в правительстве — место госсекретаря, главы Пентагона и так далее — займут его союзники, которые не идентичны Трампу, а обладают высокой степенью автономности от него.

Надо понимать, что Трамп не монарх, не авторитарный правитель, поэтому он должен на кого-то опираться. В любом демократическом государстве опора главы государства — это его партия. Но у Трампа нет опоры в лице Республиканской партии. Наоборот, там много его противников и критиков. Поэтому те, на кого он может опираться, находятся вне Республиканской партии — в сфере крупного бизнеса, в военных кругах.

Поэтому когда будущий глава Госдепартамента что-нибудь говорит, что вроде как идет вразрез с заявленной ранее позицией Трампа, то надо понимать, что это не позиция команды Трампа в узком понимании этого слова.
Степень автономности во второстепенных вопросах у высших правительственных чиновников будет велика. А вопросы внешней политики, в том числе касающиеся Украины, — это для Трампа второстепенные вопросы. Это суть того, почему он пришел в Белый дом. Его установка такая: America first.

Когда министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон недавно побывал в Америке, он встречался, как с двумя членами команды Трампа, настроенными пророссийски, так и с республиканцами, заседающими в Конгрессе и в Сенате, чтобы понять, каким будет курс в отношении России.

А курс будет зависеть от позиции разных «башен», как у нас говорят. Но отправная точка тут — внутренняя повестка.

Если Трампу для решения очень важной для него внутриамериканской проблемы надо будет заручиться поддержкой ястребов из Республиканской партии, пожертвовав дружбой с Россией, то он ею пожертвует.
В общем, всё, в том числе и решение украинского вопроса будет зависеть от того, сумеет ли Трамп заключить сделку с Россией. Если сумеет, то тот, кто захочет дружить с Трампом, должен будет понимать вот этот пророссийский момент.

Однако тут есть еще один момент. Недавно русский философ Борис Межуев написал интересную статью, в которой он справедливо указывает: мы понимаем, чего хочет Трамп от сделки с Россией, но вопрос о параметрах этой сделки со стороны России остается предметом дискуссий.

И действительно мы, например, не понимаем, в чем же состоят национальные интересы России на Украине, за которые Кремль будет торговаться с Трампом. Будет ли это продолжение раздела Украины или установления в «единой Украине» пророссийского режима, или что-то еще. Такого понимания нет, ни у российского общества, ни у российского экспертного сообщества. Есть ли такое понимание в самом Кремле, не понятно.

Понимание того, чего России просить от Трампа, не меньшая проблема, чем та, которая касается того, что нам на наши просьбы ответит Трамп.

- Америка является держателем контрольного пакета в МВФ. При Трампе МВФ также обильно будет кредитовать Украину?

— МВФ, организация, которая является одним из столпов либеральной глобализации. И в рамках этого либерализма впала в «украинскую ересь», противореча своим собственным установкам.

В чем их суть? В следующем: не могут политические мотивы быть выше объективных законов экономики. Эти законы, как и законы физики, объективны. Поэтому субъективное вторжение, имеющее политические мотивы, всегда будет приводить к худшему.

И вот мы видим, как МВФ начал кредитовать страну-банкрот, фактически преддефолтное государство, неспособное выполнить свои обязательства по внешним займам, как, например, в случае России.

МВФ обычно дает деньги в обмен на структурные реформы, но проводятся ли они на Украине. Тех изменений, которых по идее хочет МВФ, мы на Украине не видим. Там нет никаких «чикагских мальчиков». Поэтому МВФ действовала, на самом деле, в угоду геополитическим установкам прежней вашингтонской администрации, чтобы сохранить Украину как антироссийский бастион.

МВФ — это символ глобализма, а Трамп — это воинствующий правый антиглобалист. Если новая администрация сумеет провести свою трампистскую политику внутри фонда, то Украина вряд ли будет получать займы в прежних объемах. Ей антироссийский бастион будет не нужен.

Трапмп бизнесмен, и он привык считать деньги, и ему не понятно, почему деньги Америки должны уходить не на нужды американских граждан, а куда-то вовне.

- Многие солидные американские политологи считают, что Трамп, конечно, не признает присоединения Крыма к России, но в то же время тема Крыма уйдет из повестки российско-американских отношений при Трампе. Согласны ли вы с этим?

— Решение вопроса по Крыму станет одним из пунктов большой сделки между Трампом и Путиным. И тут России стоит просить больше (в данном случае признания Крыма за Россией), чтобы получить меньше. Например, не будет наказания для тех, кто хочет вести свой бизнес в Крыму. Тут так, либо Америка и Россия примут весь пакет, касающийся большой сделки, либо не примут ничего.

- Будет ли Пол Манафорт заниматься Украиной в команде Трампа или нет?

— Это несколько украиноцентричный взгляд. Манафорт много где еще работал. Не только на Украине. К тому же он не является эксклюзивным экспертом по Украине. Может, Трамп решит, что Манафорт нужен ему в другом месте.

Вспомним, кто занимался Украиной в предыдущей администрации. Это были вице-президент Джо Байден, второй человек после президента, и замгоссекретаря по вопросам Европы и Евразии Виктория Нуланд. Так что это очень высокий уровень. Сохраниться ли такой уровень при Трампе, и будет ли украинским вопросом заниматься хотя бы на уровне заместителя госсекретаря. Вот, что важно понять. Этот вопрос важнее того, будет ли Манафорт курировать Украину.

- Будет ли какая-то преемственность между теми, кто занимался Украиной при Обаме, и теми, кто будет заниматься ею при Трампе?

— То, что проблемой Украины в администрации Обамы занимался второй человек во властной иерархии, это, конечно же, плюс. Вспомните, как Байден рассказывал о том, как много времени он проводит в разговорах с Порошенко. Но в то же время такой высокий уровень внимания — это и минус. Минус, потому что в американской администрации не было клерков, которые могли бы продолжить заниматься Украиной в администрации Трампа, определяя при этом повестку, то есть сохранить преемственность, о которой вы говорите. Потому что уже сейчас понятно, что новый вице-президент не станет ездить в Киев, читать лекции депутатам и приглядывать за тем, как они жмут на кнопки.

Я думаю, что преемственность может быть в другом вопросе — энергетическом. Вспомните, что сын Байдена пытался заниматься на Украине сланцевым газом, а новый госсекретарь Тиллерстон будет возможно негласно лоббировать интересы своей корпорации ExxonMobil.

Украина ведь важна не только геополитически, но и в энергетическом плане, как страна-транзитер, по территории которой проходит газовая труба из России в Европу. И этот важный момент также будет определять позицию нового госсекретаря.

- Каковы будут взаимоотношения Трампа с Петром Порошенко, памятуя помощь последнего Хиллари Клинтом во время ее избирательной кампании в деле обличения Манафорта, и с украинской оппозицией, как в лице «Оппозиционного блока», так и в лице Юлии Тимошенко?

— Дело Манафорта, обвиненного в получении миллионов от Партии регионов при Януковиче, попортило крови Трампу. А у него, чувствуется, память очень хорошая. Не сомневаюсь, что, возможно, у него есть такой черный блокнотик, в котором он зачеркивает фамилии своих врагов. На первом месте там, конечно, стоит Хиллари. Порошенко где-то в глубине списка. Не думаю, чтобы он в свои первые сто дней решил бы что-то в отношении его предпринять. Ему сейчас не до украинского президента.

Если Трампу плохо видно Порошенко, то, что тут говорить об «Оппозиционном блоке». Для него последний вообще не существует. Это уровень американского посла. Говорить об Украине, повторяю, Трамп будет с Москвой, а не с «Оппозиционным блоком», который не готов стать властью на Украине.

Уверен, что со времен Павла Лазаренко на Тимошенко у американцев уже имеется достаточно толстая папка. Как и на других политиков. Но эти папки достанут только в том случае, если большая сделка с Кремлем сорвется. Вот тогда займутся Тимошенко. Но сделка с Путиным, скорее всего, состоится.

Тут очень важна фигура Александра Онищенко. У него есть два варианта: либо им будут заниматься следователи где-то там, на периферии, либо его используют как точечное оружие для зачистки тех, на кого Трамп может обижаться.

Позиция Трампа ведь проста: он не хочет, чтобы чиновник в Вашингтоне думал о Тимошенко или «Оппозиционном блоке». Тот должен думать об Америке. А подобные проблемы Трамп хочет передать крупным региональным игрокам.

- А будет ли он настаивать на зачистке праворадикалов на Украине? Будет ли он давить на Порошенко?

— Нет. Потому что Порошенко всех этих праворадикалов уже давно зачищает: кого за убийства, кого за контрабанду, кого за хранение оружия. На это никто не обращает внимания, но сами радикалы из нацбатов обвиняют Порошенко в том, что у них уже больше тысячи «политических заключенных», которые, конечно же, посажены по криминальным статьям, а это ведь верхушка их актива.

Тут интересен вопрос, что будет с «Азовом» и его командиром Билецким, которые завязаны на Авакова. Они все держались на плаву, потому что были завязаны и на Демократическую партию. Сможет ли Порошенко после ухода демократов переиграть Авакова, дожав его, и таким образом использовать победу Трампа в свою пользу.

Ведь именно Байден и демократы не давали зачистить Авакова, а также «Народный фронт» с Яценюком. Помните историю, когда Порошенко хотел убрать Яценюка с поста премьера, но Байден выступал категорически против любых потрясений — выборов или смены кабинета. Тогда Порошенко обыграл Байдена, которому в том году было не до Украины, и поставил свое правительство во главе с Гройсманом вместо Яценюка.

Порошенко работает над тем, чтобы пойти на второй срок, поэтому системно работает над зачисткой своих оппонентов, как это было с Коломойским и праворадикалами.

- Трамп сможет надавить на Порошенко, чтобы заставить его выполнить минские договоренности?

— Это Обама хотел выполнения Минска. В России этого не понимают и не замечают. Говорят, мол, это только Москва «Минска» хочет, а не Киев и стоящий за ним Вашингтон. Подразумевая, что выполнение «Минска» в интересах России, хотя это еще вопрос.

Помните, как в Киев постоянно приезжала Нуланд и ходила в Раду, чтобы смотреть, как местные депутаты голосуют за «минское законы». Но в 2016 году из-за выборов они Киев тогда додавить не смогли.
А хитрый Порошенко просто разводил американцев, мол, не всех контролирует в Раде. Радикалы не дают! Так что тогда Порошенко выкрутился.

Так что, скорее всего, у Трампа не будут и дальше пытаться принудить Порошенко к Минску, а либо предложат какой-то свой формат, либо, даже если формально в этом вопросе и сохранится преемственность, то это уже будет, что называется, «Минск в редакции Москвы».