Эти слова широко обошли СМИ и стали поводом для рассуждений, а не состоится ли вообще исход евреев из Европы в связи с массовым переселением туда беженцев из арабских стран.

Однако, как видно из контекста высказываний Либермана, для него проблема прежде всего не в беженцах, а в намеченной на 15 января в Париже мирной конференции по Ближнему Востоку, в которой должны принять участие около 70 государств и международных организаций.

По сообщению «Интерфакса», министр заявил, что конференция — «трибунал против Государства Израиль» и «современное дело Дрейфуса», а ее реальной целью является «подрыв безопасности Государства Израиль и очернение его доброго имени». А выезд евреев из Франции, по его словам, «единственный ответ на этот заговор».

Покинут ли евреи Францию?

Попытка если не сорвать, то девальвировать значение этой конференции — вполне прагматичная задача. Ведь ее планировалось изначально провести 21 декабря, а перенесена она была из-за отказа ехать туда израильского премьера Биньямина Нетаньяху и делегации этой страны. Но перенос срока не изменил, а напротив, укрепил израильскую мотивацию — и в связи с резолюцией Совбеза ООН против израильских поселений, и в связи с приближением перемен в Западном мире. Эти обстоятельства были на поверхности, и Либерман прямо их упомянул. Как следует из публикации «Джерузалем Пост», израильский министр обороны назвал резолюцию СБ №2334 ужасной, ненужной и вредящей каким-либо попыткам установить диалог с другой стороной, а также отметил, что «сроки конференции являются проблематичными, так как через пять дней после нее вступит в должность новый президент США Дональд Трамп, а через три месяца пройдут выборы во Франции, в которых не будет участвовать действующий президент Франсуа Олланд.» Также Либерман отметил, что «главное сейчас — достигнуть взаимопонимания с Трампом по Ирану палестинцам, поселениям и Сирии».

Позиция же Трампа в ближневосточном конфликте является куда более произраильской, чем у Обамы, то же можно сказать и о главных фаворитах французских выборов Франсуа Фийоне и Марин Ле Пен в сравнении с Олландом и любым представителем левого лагеря. И своим заявлением Либерман показывает, что не просто ждет французских выборов, а хочет повлиять на их результат, мобилизовав еврейский и произраильский электорат (а во Франции сейчас самая крупная еврейская община Европы, и по общей численности граждан и в процентах к населению страны).

Но есть в этом заявлении и другая сторона, «Джерузалем пост» упоминает что призыв к евреям покидать Францию израильский министр сделал после того, как сказал, что намеченная конференция содействует «антиеврейской атмосфере во Франции» и перечислил серию недавних антисемитских инцидентов в этой стране.

Но как встретят его инициативу французские евреи? Упомянутая публикация в «Джерузалем пост» больше места посвятила высказываниям не Либермана, а президента Французского национального бюро по борьбе с бдительностью против антисемитизма Самми Гозлана:

«Французская конференция — это не трибунал, направленный на осуждение или наказание Израиля, — сказал он. — Французские власти надеются свести обе стороны друг с другом, чтобы добиться мирного решения. Да, Франция не только пыталась усадить обе стороны за стол переговоров, но и заняла одностороннюю позицию, пытаясь навязать такое решение. Но это никоим образом не трибунал, какой мы видели в ООН на днях и сравнение с делом Дрейфуса некорректно».

Покинут ли евреи Францию?

Касаясь призыва Либермана к эмиграции французских евреев, Гозлан сказал: «Многие из них их родители, или более далекие предки приехали во Францию, чтобы избежать антисемитизма или ограничений в странах происхождения. Они знают, где они находятся, и им решать, уезжать ли им, а если уезжать, то когда. У них достаточно опыта чтобы принять это решение самим в нужное время».

Он добавил, что несколько израильских премьеров и министров делали в последние годы аналогичные призывы, но для французского еврейства не пришло время для такого глобального решения.

«Большое число французских евреев переехало в большие города, где они чувствуют себя в большей безопасности, — сказал он. — А многие другие уехали в США, Канаду и, конечно, Израиль. Но евреям Франции не нужны заявления, где их пытаются побудить к решениям и говорят, как к ним относятся на их родине».

То есть, отвергнув призыв Либермана и показав себя в первую очередь французским гражданином, Гозлан дал понять, что проблемы-таки имеются.

А проблемы действительно есть и не только во Франции. Так, согласно данным созданного при Тель-Авивском университете Центра Кантора по изучению современного европейского еврейства, в 2014 году число актов насилия против евреев выросло на 38% по сравнению с 2013 годом, составив 766 случаев против 554, а количество поджогов более чем утроилось. Порядка четверти случаев проявления насилия приходилось на Францию: 164 по сравнению с 141 в 2013 году.

Правда, в 2015-м тот же центр зафиксировал спад — 441 случай насилия, из них 72 во Франции. Однако именно в последние два года произошли такие случаи, как захват террористом 15 заложников (четверо из них погибли) в кошерном супермаркете в Париже 9 января 2015, три нападения на евреев со стороны вооруженных ножами экстремистов в Марселе (октябрь 2015 — январь 2016), а также аналогичное нападение, произошедшее 18 августа нынешнего года на авеню Вогезов в Страсбурге.

Покинут ли евреи Францию?

Именно подобные акты насилия куда заметней влияют на решение евреев об эмиграции, чем призывы израильских политиков. Так, если в 2004 из Франции в Израиль эмигрировали 2500 евреев, то в 2014 — 7200. Это больше, чем из любой страны мира, включая США, где евреев в 10 раз больше, чем во Франции. А в 2015 — эмиграция установила новый рекорд —7900.

Французские проблемы нельзя считать сколь-нибудь специфическими в сравнении с остальным ЕС. Согласно соцопросам, уровень антисемитизма в стране даже немного меньше, нежели в большинстве других европейских государств. Просто во Франции живет много как евреев, так и выходцев из арабского мира, прежде всего Северной Африки. Но мигрантов становится больше во всем Евросоюзе, и они чаще прибегают к насилию, нежели антисемиты из числа коренных европейцев. Так, нападения в Париже, Марселе и Страсбурге, о которых шла речь выше — дело рук французов арабского происхождения. И вероятно, в данном случае более значим фактор арабский, чем собственно исламский. Ведь, например, во время теракта в кошерном супермаркете его сотрудник малийский мусульманин Лассана Батили спас 15 человек.

Думается, есть корреляция и между событиями на Ближнем Востоке и антисемитскими нападениями в Европе. Так, пик последних пришелся на 2014-й год, когда палестинцы из Газы выпустили по Израилю 4594 мины и ракеты, а израильтяне провели в этом секторе семинедельную операцию «Нерушимая скала», в ходе которой погибли более 2000 арабов. А в 2015-м из Газы было выпущено лишь 23 ракеты.

Однако конфликт на Ближнем Востоке выглядит почти таким же далеким от завершения, как и полвека назад, и нынешние тенденции реагирования на него в Европе неблагоприятны и для Израиля, и для европейских евреев. Так, ЕС занимает, по оценке большинства израильских политиков, пропалестинскую позицию. Это связано и с отношениями с арабским миром, от чьей нефти зависит Европа, и с европейским пониманием прав человека, которое, на взгляд Тель-Авива, не учитывает обеспечения безопасности Израиля. Но к этим двум факторам все больше добавляется третий, уже внутриевропейский. Мусульмане, в частности арабского происхождения, уже составляют заметную (куда большую, чем евреи) часть электората ЕС, и большинство ведущих европейских партий вынуждено это учитывать. Уже появляются и собственно мигрантские политические проекты. Один из них под названием «Denk!» (в переводе — «Думай!») имеет хорошие шансы на получение мандатов в нидерландском парламенте на выборах в ближайшем марте. В результате давление изнутри будет мешать европейским странам сдерживать миграцию и подталкивать их к пропалестинской позиции.

Покинут ли евреи Францию?

А какое отношение все эти события имеют к Украине и к судьбе Донбасса? Если брать недавнюю резолюцию Совбеза, то впервые за долгое время и Украина, и Россия, и страны ЕС поддержали один и тот же резонансный политический документ. При этом Украина с несостоявшимся визитом Владимира Гройсмана в Израиль просто попала под раздачу вместе с другими государствами. Но в данном случае раздача может быть большей, ибо, во-первых, Украина не имеет для Израиля такого же значения, как Россия, Франция и многие другие голосовавшие за резолюцию страны, а во-вторых, голосование против поселений на фоне осквернения синагоги в Умани выглядит для израильтян куда хуже, чем просто голосование за этот документ.

Если брать саму запланированную в Париже конференцию, то при всем различии ближневосточного конфликта и донбасского, она может утвердить неуместный прецедент. Ведь такая конференция без участия Израиля — все равно что переговоры по Донбассу без ДНР и ЛНР.

И наконец, если брать события в более отдаленной перспективе, то чем больше у Франции и  Европы проблем, как с Израилем, так и с беженцами и другими мигрантами, тем меньше у нее будет желания и возможностей обустраивать Украину, как свой форпост против России, помогать Киеву игнорировать Минские соглашения. Не будем забывать, что именно Олланд 27 июня 2014 года, по окончании Совета ЕС, озвучил трехдневный ультиматум европейцев России, который и предрешил последовавшее 30 июня прекращение перемирия со стороны Порошенко, и два месяца самых кровопролитных боев в Донбассе.