Я уже пытался описывать отдельные аспекты феномена злорадства, которое испытывают некоторые граждане соседней страны, когда в России случается та или иная катастрофа, в которой гибнут люди. Это тем более актуально сегодня, когда социальные сети изобилуют торжествующими и глумливыми откликами на тему крушения российского ТУ-154.

Беснующиеся в массе своей не дают себе труда как-то разворачивать свою радость — это просто, похожий на выкрик, беспримесный восторг, чистая энергия эйфории человека, ощутившего, что он отмщен, что его врага настигло большое горе.

Люди посложнее считают неприличным участвовать в первобытных плясках и потому стараются перевести свое удовольствие видеть труп супостата в рациональный план, пытаются придать своему торжеству вид осмысленной, продуманной позиции, в которой последствия логически увязаны с породившими их причинами. Так, сегодня представители российского либерального лагеря в связи с крушением самолета писали разными словами о путинской тирании, которая является первоосновой всех происходящих трагедий. Дескать, вот так отзывается нашей стране авантюра в Сирии в целом и поддержка диктатора Асада в частности.   

Этот взгляд на вещи вообще очень характерен и для просвещенной украинской публики и для вторящего ему либерального хора из России. Так в недавней статье об убийстве российского посла в Турции, опубликованной на ресурсе «Грани.ру», известный украинский журналист Виталий Портников написал о том, что смерть теперь будет ходить за россиянами повсюду, поскольку Россия убивает мирных граждан в Сирии. Аналогичных мнений уже с российской пропиской можно сыскать великое множество.

Понятно, что такая логика исходит из принятого как аксиома утверждения, что российская военная операция в Сирии нацелена не на борьбу с исламским терроризмом, а исключительно преследует цель поддержать асадовский режим. Кроме того, российская авиация действуют крайне неизбирательно и наносит ракетно-бомбовые удары по объектам, не разбирая какие из них военные, а какие гражданские. А между тем, аксиома вполне верифицируема и потому считать ее незыблемой основой для критики российских властей несколько неосмотрительно.

Уже много раз говорилось о крайней ненадежности источников, сообщающих о гибели гражданских лиц из-за действий военно-воздушных сил. Эти источники находятся за пределами Сирии, в странах Западной Европы и представлены организациями или людьми, которые связаны с сирийской оппозицией и потому крайне заинтересованы в том, чтобы Россия в Сирии выглядела как варвар. Другие очевидным образом являются ложными или напрямую сфальсифицированными, как маленькая девочка из Алеппо, которая якобы в течение долгого времени публиковала на хорошем английском в твиттере сообщения об ужасах, которые творятся на ее глазах. Или одна и та же женщина, которая разыгрывала из себя жертву обстрела в разных ситуациях для разных журналистов.

Фактически убедительных и прямых доказательств неизбирательных обстрелов российской авиацией населенных пунктов в Сирии до сих пор предъявлено не было. Все они оказывались с браком — постановочными, не относящимися к делу или с техническими изъянами, такими как отсутствие характерных повреждений и очевидные следы пожара на грузовиках, которые, как утверждалось, подверглись бомбардировке.

Доказательств того, что американская авиация неоднократно промахивалась, попадая то по госпиталю, то по собственным союзникам из Ирака, более чем достаточно. Так что давайте говорить, что если ошибки и есть, то они, по меньшей мере, обоюдные. Это то, без чего не обходится ни одна война и что камуфлируется техническим термином «сопутствующие потери».

Я даже подозреваю, что отдельные представители совестливой общественности подозревают, что дела обстоят именно таким образом, но признать это значит выбить собственноручно из-под ног основания для критики кровавого режима, обрекающего невинных людей на гибель. Признать это значит обнажить ту неприглядную правду, которая изначально формирует их взгляд на Россию. Собственно, есть редкие экземпляры, способные эту людоедскую правду выговорить вслух, вроде покойной Валерии Ильиничны Новодворской или Стомахина, но их все же числят по разряду экзотики. Большинство же либеральных индивидов предпочитают держаться рамок традиционной этики, не понимая, что их метафизика довольно просто считывается, когда вскрываются все противоречия занятой ими позиции.

Метафизика же эта заключается в том, что в глубине души они уверены: силы добра, олицетворяемые условным Западом, имеют право на сопутствующие потери, они могут ошибаться, действовать по принципу «лес рубят — щепки летят», поскольку они строят царство правды и справедливости, «сияющий город на холме». И человечество должно смириться с тем, что какая-то его часть будет принесена в жертву ради счастья будущих поколений.

Вам это ничего не напоминает? Я полагаю, что это просто слегка перелицованная идеология и стратегия большевизма, запущенная в оборот с полной сменой идеала — теперь уже речь идет не о коммунистическом обществе, а о царстве свободы, демократии и прав человека, понимаемых все больше как права меньшинств и торжество толерантности.

А силы зла, олицетворяемые Россией, ее косным населением, вековым рабством и кровавым режимом имеют лишь одно право — быть развеянными по ветру. Поэтому одинаковые ошибки (если предположить, что с нашей стороны они действительно были) воспринимаются и оцениваются по-разному.  Их удары — это удары добра, которое даже при случайных жертвах вносит в хаос начала порядка и справедливости. Наши удары — это умножение зла, когда Россия к тому злу, которым является сама, прибавляет еще и рукотворное, совершаемое собственной злой и разрушительной волей.

Поэтому все старания рационализировать критику российских властей стоит считать попытками с негодными средствами, ибо, если извлечь из позиции отдельных граждан соседней страны и совпадающих с ними во взглядах до степени неразличимости представителей совестливого сословия из России всю не проходящую тестирование на логику аргументацию, выясняется, что имеется в виду только одно: Россия — зло и пребудет таковым во веки веков.