Это первая акция подобного рода, в дальнейшем корпус намерен расширить контакты с лицеем и перевести их на постоянную основу. О программе взаимодействия изданию Ukraina.ru рассказал директор корпуса, генерал-майор Владимир Крымский.

- Как зародилась идея установить контакт с Донецким кадетским лицеем, какие мотивы лежали в основании этой программы?

— Решение об установлении отношений с Донецким лицеем родилось не на пустом месте. Аналогичную работу в течение двух лет мы ведем с Луганским кадетским корпусом. А идеология проекта сформирована потребностями и нуждами наших детей. В нашем уставе записано, что мы готовим наших молодых ребят «к служению отечеству». Служение отечеству — это состояние души, состояние ума, скажем так. И мы понимаем, что это служение начинается с малых лет, то есть мы закладываем в детей какие-то вещи, которых точно не делают все, какие-то вещи, которые для человека могут быть физически, психологически, финансово затратны, но ты это делаешь, поскольку осознаешь, что ты гражданин и обязан это делать.

И мы подумали, что нашим ребятам надо показать, что есть их ровесники и коллеги в Луганской и Донецкой народных республиках, которые в тяжелейших условиях далеко не мирного времени постигают ту же науку, что и они, московские кадеты. Это пример того, как можно любить свое отечество, служить ему. Из этого мы и исходили, устанавливая отношения с Донбассом.

Московские кадеты, донецкие кадеты…

- Местные кадеты действительно учатся в условиях непрекращающейся войны, обстрелов, боев по периметру города, они видят, как их старшие товарищи защищают Донбасс с оружием в руках и готовы сами после окончания учебы влиться в ряды защитников. Вот этот их опыт, психологический и ценностный может оказаться полезным для ваших ребят?

— Любой опыт интересен и перенимается в общении. Ребята из Луганска уже были у нас в корпусе, мы проводили совместные мероприятия, общались в неформальной обстановке, рассказывали друг другу, кто как учится, как живет. Конечно, для наших кадетов это своего рода откровение, что вот этим мальчишки учатся сегодня в условиях войны. С другой стороны, мы стараемся всегда для наших ребят максимально широко раздвинуть границы жизни и приводим в пример 1943 год, когда об окончании войны еще никто ничего не знал. Но государство думало не о том, как бы подготовить новых солдат, которые пойдут воевать, оно думало, как воспитать граждан, которые будут развивать страну.

Поэтому, конечно, и ваш опыт для наших ребят, и наш опыт для ваших — он бесценен.

- Я слышал, что одна из целей вашей программы взаимодействия с Луганском и Донецком — это расширить поле возможностей для донбасских кадетов. Поставить в той или иной форме вопрос о том, чтобы они получили разрешение обучаться впоследствии в российских военных училищах. Сейчас они этого делать не могут.

— Ну, это все-таки не совсем наша компетенция. Мы что-то можем делать в пределах наших общих связей, а решения подобного рода — это уже уровень межгосударственных отношений. Конечно, у меня есть похожий опыт. Когда я имел честь командовать Рязанским воздушно-десантным училищем, у нас обучались ребята из Белоруссии. Причем, курсанты из других стран проходили курс как иностранцы и жили отдельно на спецфакультете, то по решению президента Белоруссии белорусские студенты обучались как наши. Жили с нашими в одной казарме, действовали по одним и тем же программам и так далее.

Это говорит о том, что такой опыт уже есть и, наверно, он мог бы быть востребован в нынешней ситуации.

- Какие конкретно шаги и действия включает в себя программа помощи и взаимодействия?

— Мы не намерены ограничиваться рамками одной-двух акций, мы бы хотели, чтобы связь между корпусом и лицеем стали постоянной. Мы хотели бы продемонстрировать, как мы сегодня учимся, какие у нас есть наработки. Мы хотим помочь с приобретением нормальной кадетской формы на пожертвования людей, которым небезразлично то, что происходит в Донецке и Луганске. Хотели бы также пригласить (правда, это уже не моя компетенция, руководство будет думать) ребят поучаствовать в майских празднествах, посвященных великой победе и вместе с нами пройти по Красной площади в колонне Бессмертного полка.

Московские кадеты, донецкие кадеты…

Ну, и в этот приезд, если он состоится, мы бы и хотели обсудить: «А что мы, собственно, можем еще сделать?» Давайте вместе подумаем и наметим какие-то совместные акции и мероприятия, которые были бы полезны для наших учебных заведений.

- Я думаю, что у вас очень серьезная учебно-практическая база и в первую очередь вы были бы полезны в этой области.

— Естественно. Нужно понимать, что 1-й Московский корпус — это детище города Москвы. Он построен благодаря руководству Москвы, благодаря мэру. Он — первый в России, который был спроектирован специально для кадетов, построен для них. Это интересный красивый ансамбль, имеющий очень хорошую учебно-материальную базу. У нас и спортзалы, и бассейны, и открытые площадки, полосы препятствий, тир, уникальный авиационный тренажер, много всего. И, конечно, мы готовы делиться всем с нашими друзьями и братьями.

- Вы не думаете, что когда-нибудь и ваши воспитанники могут приехать в гости к донецким кадетам?

— Я в жизни руководствуюсь принципом «Никогда не говори никогда». Это раз. Во-вторых, я уверен и уверенность эта основана на историческом опыте… Вы знаете, что не было ни одной войны, которая длилась бы бесконечно. Все войны когда-нибудь заканчиваются. Конечно, хотелось бы, чтобы это произошло как можно быстрее. Чтобы над головами людей, которые живут сегодня в Донецке, в Донбассе было мирное небо. Уверен, что кому-то из наших ребят доведется там побывать, Буду счастлив, если и мне удастся съездить. Я был очень давно, еще в советские времена и недолго, но остались самые добрые воспоминания. А донецкая команда «Шахтер» всегда была второй, за которую я болел.