Правительство Украины приняло решение о национализации крупнейшего банка в стране — «ПриватБанка». Новым председателем правления банка станет бывший глава министерства экономики и министерства финансов Украины Александр Шлапак.

Решение о национализации в Кабмине приняли по итогам результатов заседания Совета национальной безопасности и обороны Украины. В Кабмине уверены, что это позволит спасти и «ПриватБанк» и всю банковскую систему страны. Однако часть украинцев поддалась панике — люди забирают вклады из банка и готовятся к худшему. На фоне новостей о национализации банка подешевела и гривна.

На Украине опасаются не только проблем с финансами, но и нового витка войны между олигархом Игорем Коломойским, которому ранее и принадлежал банк, и президентом Украины Петром Порошенко.

О том, что вызвало национализацию «ПриватБанка» и чем она чревата, Ukraina.ru разговаривала с директором Украинского института анализа и менеджмента политики Русланом Бортником.

Бортник: Коломойский сдался на милость Порошенко

Каковы причины национализации «ПриватБанка»?

— Их несколько. Первая — экономическая. Банк давно находился в кризисном, в плане ликвидности, положении. У Коломойского и Боголюбова не хватало средств или они не хотели вносить средства на докапитализацию. Эта ситуация могла быть чревата тем, что банк рано или поздно прекратил бы свою деятельность или обрушился, что нанесло бы серьезный ущерб экономике. Вторая причина — «ПриватБанк» — очень серьезный инструмент политического влияния и контроля. Группа «Приват» неоднократно шантажировала власть этим инструментом. И власть захотела этот инструмент себе переподчинить, чтобы избавиться от такого шантажа. 20 млн вкладчиков, наиболее социально-активные люди — это очень серьезный инструмент. И третья причина — это очень привлекательный бизнес-актив. Это ведущий банк Украины, поэтому он очень привлекателен для контроля и для инвестиций.

По форме же национализация, как по мне, выглядит неправильно. За ошибки коммерческого предприятия и за его прибыль сегодня вынуждены будут заплатить украинцы из налогов, социального обеспечения. 43 млрд грн. планируется потратить на это из бюджета — на спасение «ПриватБанка» как частного предприятия. Более правильный подход был бы продать банк частному инвестору.

Каковы последствия данного события?

— Я не ожидаю какой-то катастрофической ситуации. Государство поддержит банк. Но история не завершена. Пройдет какое-то время и Коломойский начнет оспаривать национализацию «ПриватБанка», доказывая, что она прошла под давлением. Вопрос только во времени — когда он начнет это делать?

Может, это все же была взаимовыгодная сделка? Или отношения Коломойского и Порошенко все-таки обострятся?

— Откровенной войны не было, но очевидно, что вопрос продавили. Нельзя сказать, что у Коломойского что-то забрали, но очевидно, что его заставили — оказали давление, чтобы он отдал банк. Какого-либо серьезного противостояния между президентом и Коломойским я не ожидаю. Сегодня практически все активы Коломойского, в том числе и европейские, блокированы, политического ресурса у него нет. Он просто не способен на сегодняшний день составить конкуренцию Порошенко.

Отразится ли ситуация на политической ситуации в стране в целом? Повысит ли это тревожность рядовых украинцев?

— Конечно. Это и элемент тревожности за финансы — я знаю, что многие люди забрали вклады из банка. Кроме того, это знак всем бизнес-элитам о том, что власть готова забирать активы. Это усилит социальное неудовольствие: власть готова урезать зарплаты, денег на социальные выпаты на хватает, а на банк — 43 млрд грн. нашли. Это будет элементом длительной дестабилизации.