Издание Ukraina.ru побеседовало с российскими и украинскими политологами о том, насколько реально вхождение Приднестровья на правах широкой автономии в состав Молдавии после того, как молдавским президентом стал этой осенью пророссийский политик Игорь Додон, а в Приднестровье главой государства был избран Вадим Красносельский.
Также эксперты ответили на вопрос: может ли пример Молдавии и ПМР, если они, конечно, достигнут договоренности об объединении, подтолкнуть, в свою очередь, Украину и Донбасс найти свою модель объединения.

Объединение невозможно и не нужно

Так российский политолог Сергей Михеев считает, что объединение Молдавии и ПМР не только невозможно, но оно и не нужно.

«Просто неизвестно, кто будет следующим президентом Молдавии. Например, Приднестровье может войти в ее состав, а потом после этого президентский пост в Румынии займет прорумынский и пронатовский политик, и всё — Приднестровья больше нет».

Поэтому гипотетическое объединение Молдавии и ПМР, по мнению Михеева, моделью для Донбасса служить не должно.

Пример не только для Донбасса, но и для Западной Украины

В отличие от Михеева украинские политологи — Руслан Бортник и Константин Бондаренко — настроены более оптимистично в отношении возможного объединения Молдавии и ПМР на условиях широкой автономии для последней.

«Думаю, да, объединение может быть. Молдавия и Приднестровье за всю свою историю имеют сейчас наилучшие шансы урегулировать этот конфликт, потому что тут сложилось несколько факторов: есть желание, есть конструктивный подход со стороны Молдавии наделить ПМР особыми правами, есть желание самого Приднестровья легитимировать свой статус, и есть желание большинства внешних игроков разрешить этот конфликт. Необходима реинтеграция этих территорий с расширенными полномочиями в состав материнской страны. Естественно, давайте говорить прямо, при сохранении внешнего влияния России», — считает Бортник.

Возражая на опасения Михеева по поводу того, что в случае избрания прорумынского президента у Приднестровья может быть отобрана автономия, Бортник указывает, что, так как автономные права ПМР будут закреплены в Конституции, то у молдавского президента не будет никаких возможностей ее изменить в этой части.
Бортник полагает, что такая модель объединения могла бы стать хорошим примером и для объединения Донбасса и Украины.
«Причем расширение своих прав было бы привлекательно не только для Донбасса, но и для Западной Украины, и для Южной. Эту модель перехода от унитарного устройства можно было бы назвать как угодно, начиная от децентрализации, заканчивая федерализацией, — думает Бортник. —
В общем, не сомневаюсь, модель расширения прав территорий будет очень привлекательна для регионов Украины. И главное, такая модель будет привлекательна и для внешних игроков, пусть и геополитических конкурентов таких, как Запад и Россия. Она поможет урегулировать конфликт в Восточной Европе и переключиться на более острые вопросы — Ближний Восток, проблемы мировой торговли, миграционный кризис, международный терроризм».

Начнут говорить спустя 25 лет

Константин Бондаренко хотя и считает, как Бортник, что переговоры между Молдавией и Приднестровьем по поводу объединения возможны, однако он осторожен в своей оценке возможности того, что они закончатся какими-либо позитивными договоренностями.
«Противостояние между Молдавией и ПМР проходит не просто по геополитической линии: Запад и Румыния с одной стороны, и Россия — с другой. Это один из факторов, но он далеко не основной. Надо понимать, что и в Молдавии, и в ПМР за эти 25 лет сформировались свои структуры власти, и свои бизнес структуры, и своя внутренняя инфраструктура. Слишком много разных интересов у обеих сторон. Так что переговоры об объединении, если они и будут, будут проходить достаточно сложно».
Бондаренко считает, что если Молдавия и Приднестровье договорятся, то их пример может учесть Донбасс и Украина.

«Правда, нужно помнить, что прошло 25 лет, но только сейчас они возможно начнут договариваться. А вот как будет с Донбассом и Украиной, сказать сложно», — подытожил свой комментарий Бондаренко.