В прошлое воскресенье в Приднестровской Молдавской республики прошли очередные президентские выборы. Явка составила — 59% избирателей.

На них по данным экзитполла с большим перевесом победил председатель Верховного Совета ПМР Вадим Красносельский, набравший 62% голосов.
Его соперник, президент ПМР Евгений Шевчук, получил в 2 раза меньше — 28%.

Вадиму Красносельскому 46 лет. Родился в России, на Дальнем Востоке. В 1978 году семья переехала в Молдавию, в Бендеры. Получается, что нынешний приднестровский президент земляк Петра Порошенко, жившего в том же городе. Они теоретически могли знать друг друга, хотя Порошенко старше Красносельского на 4 года.

Образование новый глава ПМР получил на Украине: в 1993 году он закончил Харьковское высшее военное командно-инженерное училище, а в начале нулевых — Приднестровский университет.
Красносельский силовик. Пять лет — с 2007 по 2012 годы — он занимал пост министра внутренних дел ПМР. Красносельский находится под санкциями Евросоюза — ему запрещен въезд.

Некоторые эксперты полагают, что избрание молдавским президентом социалиста Игоря Додона, который провозгласил своим внешнеполитическим курсом ориентацию на Россию, а также на реальное нахождение компромисса с Приднестровьем, дает шанс замирению Молдавии и ПМР. Оно будет заключаться в том, что Приднестровье войдет в состав Молдавии на правах широкой автономии и, таким образом, первая превратиться в федерацию.

Вот именно такое решение приднестровского вопроса, как считается, могло бы стать примером и для подобного нахождения компромисса в случае конфликта Украины и Донбасса, когда "отдельные районы Донецкой и Луганской областей" вошли бы в состав Украины с правами широкой автономии (это возможно при реализации Минска-2).

Издание Ukraina.ru попросило экс-замминистра госбезопасности ПМР Андрея Пинчука прокомментировать, как избрание нового приднестровского президента, так и вопрос о том, есть ли шанс на объединение Молдавии и Приднестровья.

- Почему Красносельский с таким большим «счетом» разгромил Шевчука?

— Надо понимать, что Шевчук был случайной фигурой на посту президента Приднестровья. Он оказался там незапланированно. На предыдущих выборах — в декабре 2011 года — борьба развернулась между действующим президентом ПМР Игорем Смирновым и Анатолием Каминским, за которым стоял концерн «Шериф», и которого поддерживала Россия.

Из-за сильнейшего конфликта Смирнова и Каминского приднестровское общество отвергло обоих кандидатов и выбрало Шевчука, который имел имидж молодого политика и борца с коррупцией. Кстати, этот имидж ему создали команды Смирнова и Каминского.

Шевчука тогда поддержали малый бизнес, который тот отблагодарил, подняв налоги, и молодежь, которой потом пришлось жить в обществе тотального коррупционного разложения.

За пять лет приднестровское общество убедилось в том, что Шевчук был случайной фигурой. Судите сами. Сначала, после прихода к власти, он создал «окологаремное» правительство, в котором некоторые должности получили его бывшие любовницы. Речь, прежде всего, идет о Нине Штански, которая благодаря своему обаянию и подвешенному языку сначала стала министром иностранных дел ПМР, а потом — и женой Шевчука. И все это видели приднестровцы.

Так что нынешнее голосование, как и прошлое, было во многом протестным.

Но в то же время Красносельский победил все же благодаря позитивной волне.

- А в чем она состояла?

— Красносельский предложил снизить налоги. Также он призвал снизить накал борьбы между исполнительной и законодательной властью. Дело в том, что в последние 2-3 года между ними была очень сильная конфронтация, была даже угроза роспуска Верховного Совета. Так что Красносельский стал внутренним миротворцем.

- Этой осень президентский пост в Молдавии занял социалист Игорь Додон, который провозгласил своим внешнеполитическим курсом ориентацию на Россию. Также Додон хотел бы найти общий язык с правительством ПМР, чтобы договориться с ним о вхождении Приднестровья в состав Молдавии на условиях широкой автономии. Пойдет ли на встречу новому молдавскому президенту новый приднестровский президент?

— Это технически невозможно, даже если бы Красносельский и захотел бы пойти навстречу. ПМР — это президентская республика, в которой президент обладает всеми правами проводить и реализовывать, как внутреннюю, так и внешнюю политику.

А Молдавия — это парламентская республика. Политику в ней определяет парламент, в котором большинство сейчас принадлежит прозападным партиям, которые ориентируются на Брюссель и Бухарест. Большинство имеет и своего прозападного премьер-министра.

Президент же фигура номинальная. Это такой молдавский аналог английской королевы. Так что за инициативами Додона нет никакого механизма их реализации.

Единственное, что есть у президента Молдавии — право назначать референдум. Если на нем он сможет увеличить свои полномочия и как-то реформировать исполнительные структуры власти, то тогда можно будет, о чем-то говорить. К тому же ему для реализации своего внешнеполитического курса надо добиться переизбрания нынешнего прозападного парламента.

Далее. Все же не будем забывать, что в сентябре 2006 года в ПМР прошел референдум о независимости. И объединение с Молдавией противоречило бы приднестровской Конституции. К тому же надо помнить, что Красносельский шел под лозунгами вхождения в состав России.

Единственное объединение ПМР с Молдавией, которое бы не противоречило Основному закону республики, было бы то, после которого последовало бы их совместное вхождение в состав России. Но сейчас это маловероятно.