6 декабря Украина отмечает двадцатипятилетие своих вооруженных сил. По этому случаю президент Порошенко вновь заявил о том, что украинская армия является сейчас одной из сильнейших в Европе.

 

Подобные заявления давно встречаются в обществе со скепсисом и иронией — ведь слушая президента, люди вспоминают о том, как плохо оснащено сейчас большинство армейских подразделений, несмотря на огромные деньги, которые формально выделяются на ВСУ из бюджета, и специальный налог, который заставляет всех граждан Украины добровольно-принудительно отчислять деньги на армию. СМИ знают о пьянстве и беспределе в зоне АТО, все помнят об Иловайске, Дебальцево, «Южном котле» и боях в донецком аэропорту. И в целом это очень плохо сочетается с рекламно-пропагандистскими рассказами о «европейской армии №1».

Как умирала украинская армия

С чего все начиналось

Между тем, в декабре далекого 1991 года только что созданная украинская армия действительно являлась одной из сильнейших на континенте. При выходе из Советского Союза Украина приняла под свою юрисдикцию вооруженные силы и соответствующую инфраструктуру трех округов, которые находились на ее территории — Киевского, Одесского и Прикарпатского — которые считались одними из сильнейших в СССР. В результате армия Украины сразу же стала одной из самых сильных в Европе, обладая ядерным оружием и самым современными видами вооружения и военной техники.

Численность воинского состава Вооруженных сил Украины составляла тогда около 700 тыс. человек, включая прекрасно обученный офицерский состав. Среди воинских подразделений, которые вошли в состав украинской армии, насчитывалось 14 мотострелковых дивизий, 9 бригад ПВО, 8 артиллерийских бригад, 4 танковых и 3 артиллерийские дивизии и одна бригада спецназа. Воздушные силы Украины составляли 3 воздушные армии — свыше тысячи боевых самолетов, включая стратегические бомбардировщики, — а также, 7 полков боевых вертолетов и отдельную армию противовоздушной обороны.

Кроме того, Украина имела 176 межконтинентальных баллистических ракет и примерно 2600 единиц тактического ядерного оружия. Конечно, ядерный арсенал сразу же вынесли за скобки — ведь политические договоренности с Россией, Европой и США однозначно исключали для независимой Украины сохранение ядерного оружия. Но даже без него Украина имела тогда самую мощную, сильную и технически оснащенную армию, среди всех европейских стран. Разумеется, исключая вооруженные силы РФ. При этом украинскую армию поддерживал мощный военно-промышленный комплекс, в который входили десятки оружейных, машиностроительных и ремонтных заводов.

Все, что происходило с украинской армией в следующие двадцать пять лет, по сути, являлось процессом ее уничтожения и развала, который принял тотальный характер уже с самого начала 90-х годов. Руководство Минобороны цинично дерибанило выделенные на нужды ВСУ средства. Армейское имущество массово списывалось, и часто, в буквальном смысле, распиливалось на металлолом — как это случилось с теми же стратегическими бомбардировщиками. С позволения высшего политического руководства в стране процветала тайная торговля оружием, которое активно поставляли в страны третьего мира, периодически влезая в международные скандалы — как в случае захваченного пиратами судна «Фаина», которое везло в Африку украинские танки, или во время войны в Грузии, где применялись купленные у Киева ракеты ПВО. Именно с этой торговлей связывали частые пожары на оружейных складах в разных регионах страны. В одной только Новобогдановке боеприпасы взрывались три года подряд — и многие полагали, что эти катастрофы были организованы искусственным путем, чтобы скрыть недостачу проданных налево снарядов.

Как умирала украинская армия

Годы забвения

Впрочем, в сфере ответственности Вооруженных сил Украины и без того хватало различных трагедий и катастроф — достаточно вспомнить аварию военного самолета во время авиашоу в Скнилове, эпизод со сбитым над морем авиалайнером или ракету, упавшую на жилой дом в киевском пригороде Бровары. Все эти события убедительно указывали на то, что армия стремительно теряет свой боевой и кадровый потенциал.

Накануне начала Евромайдана численность личного состава действующей армии Украины составляла всего 196 тысяч человек — хотя высших военных чиновников и управленческого персонала стало даже больше чем в 1991 году. Шли массовые увольнения с военной службы, которые, в первую очередь, были связаны с недостаточным финансированием, низким уровнем социальной защиты военнослужащих и отсутствием перспектив карьерного роста.
Еще более плачевной была ситуация с обеспечением армии вооружением и военной техникой. Мизерные денежные поступления на потребности армии привели к тому, что в боеспособном состоянии находились только 30% авиации, а боеготовность бронетехники и артиллерийских систем составляла всего 60%. Фактическое разрушение судостроительной отрасли лишило ВМС ремонтной базы и возможности получать новые боевые корабли. Потребность ВСУ в вещевом имуществе покрывалась всего на 20%, обеспечение продуктами питания — на 60-70%. Расходы на горюче-смазочные материалы составляли 10-12 % от необходимого. А на цифровые средства связи выделялось лишь 2% необходимых средств.

Зачастую, у армии не было возможности оплатить коммунальные услуги и энергоснабжение воинских частей — свыше 70 военных объектов на территории Украины, включая базы противовоздушной обороны, отключались от электричества за долги. А в отдельных военных городках электричество и вода подавались по графику два раза в день — причем, семьям военнослужащих порой приходилось годами жить в сырых, порой не отапливаемых или аварийных помещениях.

Чтобы заработать себе на жизнь, украинские офицеры вынуждены были ехать в опасные миротворческие миссии, которые проходили в местах военных конфликтов по всему миру — от Ирака и Косово до Ливана и Сьерра-Леоне. А украинские власти, по сути, вели циничную торговлю этой живой силой.

ВПК и распил

Одновременно с этим происходила форсированная ликвидация военно-промышленного комплекса Украины. Более половины относящихся к нему предприятий закрыли, а оставшиеся заводы поставляли на экспорт 90-95% от общего объема своей продукции — при том, что 95% вооружений ВСУ морально устарели уже в нулевых годах. Сворачивалась боевая подготовка — к примеру, даже лучшие из летчиков украинских военно-воздушных сил имели не более 50 часов годового налета. Из 30 военных училищ, которые работали на территории Украины в 1991 году и готовили кадры практически для всех видов вооруженных сил и родов войск, осталось всего 5, а некоторые из них попросту переформировали в подразделения военной подготовки при гражданских ВУЗах. При этом материальную базу училищ распродали вместе с земельными участками, на которых они находились — подтверждением этого может служить судьба всех киевских военных училищ, выведенных за территорию Киева.

Как умирала украинская армия

Вся эта прискорбная ситуация фактически не изменилась с началом АТО. Формально государство выделяет на армию огромные средства — отбирая их у других, самых нуждающихся граждан. Но большая часть средств оседает в карманах чиновников, замешанных в многочисленных коррупционных распилах. И если элитные части армии и добробаты в целом укомплектованы хорошо, то многим официальным военнослужащим до сих пор не хватает обмундирования и питания.

В условиях безработицы многие граждане впервые пошли в армию, чтобы хоть как-то заработать себе на жизнь, но зарплаты бойцов ВСУ все равно остаются крайне низкими на фоне зарплат солдат и офицеров НАТО или ВС РФ. Все вместе это приводит к деморализации военнослужащих, которая проявляется в повальном пьянстве и многочисленных криминальных инцидентах.

Что же касается военно-промышленного комплекса Украины, он был дополнительно ослаблен с начала войны в результате процессов деиндустриализации. Разрекламированные потешные ноу-хау, вроде строительства самодельного танка «Азов» или якобы нового миномета «Молот», который постоянно взрывался в ходе технических испытаний, по сути, имеют своей целью освоить бюджетные средства — чем особенно активно занимается де-факто подконтрольный Сергею Пашинскому госконцерн «Укроборонпром». Вместе с этим, сейчас в стране продолжают закрываться основные оборонные заводы. по итогам 2016 года в «Укроборонпроме» прогнозируют фактическое недофинансирование работ по гособоронзаказу в размере 1,2 млрд грн., а Житомирский бронетанковый завод и Львовский бронетанковый завод на днях фактически остановили свою работу из за нехватки бюджетных средств.
Так что же представляет сейчас собой «лучшая в Европе» украинская армия? Об этом исчерпывающе сказал в своем недавнем интервью командир полка «Азов» Андрей Билецкий.

«За два с лишним года мы отремонтировали большое количество советской бронетехники, артсистем и так далее. По количеству техники и вооружения мы стали значительно лучше. Но по внедрению новых методов подготовки войск, новых технических решений, систем связи, беспилотников, цифровых систем управления боем, по этим всем показателям мы находимся в каменном веке. По насыщенности современными оптическими средствами или приборами радиоразведки мы тоже находимся в очень плохом состоянии. Такая ситуация чрезвычайно деморализует военных. Моральное состояние — низкое. Вся информация, которая у меня есть, говорит о том, что принято решение даже в условно элитные подразделения, такие как бригады Нацгвардии, и дальше запихивать срочников, поскольку не хватает кадров. На фронте есть норма, какой участок держит батальон, рота и так далее. Так вот, по всем украинским нормам, сейчас обеспеченность личным составом на линии фронта — 40-60%. Огромные прорехи, людей нет, люди не мотивированы. Если, не дай Бог, Россия решит перевести все в горячую стадию, как летом 2014 года, как во времена Дебальцево, то мы снова умоемся кровью, как зимой 2014 года, когда нам рассказывали об изменениях в армии, как мы окрепли и поднялись за это время. А потом случилось Дебальцево, и мы поняли, что мы опять ничего не стоим».

Достаточно сравнить эту ситуацию с той армией, которая была получена Украиной двадцать пять лет назад, чтобы понять — на сегодня у украинских вооруженных сил нет особых поводов для торжеств.