Об этом намерении Саакашвили прямо заявил на пресс-конференции 11 ноября, когда объявлял о своей отставке. В некоторые СМИ попали и слова о технологии, с помощью которой он будет добиваться этой цели.

«Когда мы все соберемся, сконсолидируемся, когда нас будет очень много, мы, конечно, придем к нему (Петру Порошенко —ред.). Я лично приду к нему с представителями общественности озвучивать требования, чтобы он подписал указ о досрочных выборах в Верховную Раду. Это будет единственный разговор, на который я с ним готов».

Но ведь Порошенко нет смысла подписывать такой указ. Он Саакашвили и его команду на порог Банковой не пустит. Наверно поэтому приведенную цитату отставного губернатора воспроизвели немногие издания. Однако именно Саакашвили теоретически может легитимно повлиять на назначение этих выборов, как никто другой из оппозиционных лидеров.

Текст Конституции говорит: условия для досрочных выборов могут быть созданы только парламентом. Там на Саакашвили ориентируется ряд депутатов. Однозначно — это Виктор Чумак и Наталья Новак, которые входят в инициативную группу создаваемой Давидом Сакварелидзе партии «Хвыля». Кроме того, в число сторонников Саакашвили можно записывать многих «еврооптимистов» из числа членов БПП и внефракционных, а также представителей «антикоррупционной платформы» в Блоке Порошенко. Обе группы объединяют во многом одних и тех же людей, например Сергея Лещенко, Мустафу Найема, Светлану Залищук. Всего в них 14 депутатов и, очевидно, не на каждого грузинский реформатор может рассчитывать. Но, думаю, минимум на 10-12 парламентариев (с учетом Чумака и Новак), он может опереться.

Да, это совсем немного, но ведь все они члены коалиции, а ее формальная численность немногим превышает конституционную планку. В феврале, после ухода из нее трех фракций, тогдашний спикер Владимир Гройсман озвучивал цифру — 237 депутатов. Сейчас она меньше. Ведь после формирования правительства четыре мажоритарщика от БПП сдали мандаты, тогда как на июльских довыборах партия получила лишь одно место в парламенте.

Стало быть, если десяток депутатов отзовет подписи под коалиционным соглашением, то можно будет заявить о конце коалиции.

Правовая казуистика

Впрочем, противники досрочных выборов могут апеллировать к принятому в сентябре 2008 года решению Конституционного суда № 16-рп/2008. Тогда КС решил, что коалиция — это «объединение по результатам выборов нескольких депутатских фракций, количество народных депутатов Украины в которых составляет большинство от конституционного состава Верховной Рады Украины». То есть главное, чтобы в коалиционных фракциях было большинство.

Однако руководствоваться тем вердиктом сейчас затруднительно. Согласно сайту Верховной Рады, во фракции БПП сейчас 143 депутата, а у «Народного фронта» — 81. То есть в сумме до 226 не дотягивает. Но никто не говорит, что коалиции уже нет. И правильно не говорит. Ибо правомерно включать в ее число и Андрея Парубия и Ирину Геращенко, которые точно подписей под коалиционным соглашением не отзывали. Но ведь формально они внефракционные, так как согласно регламенту спикер и его замы должны иметь такой статус. В 2008 же действовала другая редакция регламента, которая позволяла руководству парламента быть членами фракций.

Следовательно, есть основания считать, что легитимность коалиции сейчас основана на подписях ее членов, а не на числе депутатов в ее фракциях. А раз так, то поддерживающие Саакашвили нардепы могут стать золотой акцией в коалиции нынешней.

Их уход не выглядит фатальным. Так, власть может и доукомплектовать коалицию после этого ухода, а может и вообще не обращать внимания на ситуацию. Ведь распад коалиции не обязывает президента распускать Раду, а лишь дает ему такое право. Но зачем пользоваться этим правом, если парламент и в такой ситуации, очевидно, останется работоспособным. Ведь в основе этой работоспособности — поддержка депутатскими группами «Возрождение», «Воля народа» а также частью внефракционных.

Поэтому на практике этот десяток депутатов окажется золотой акцией, лишь если Запад воспользуется ситуацией. То есть, вскоре после такого их маневра заговорит о сомнительной легитимности коалиции, и как следствие, замораживании сотрудничества с МВФ и другой помощи. Причем, даже если коалиция будет доукомплектована, то при желании найти повод для продолжения сомнений окажется проще простого. И никаким вердиктом КС их нельзя будет развеять.

Разумеется, такой сценарий возможен, лишь если Запад сделает ставку на досрочные выборы. А он в начале года наоборот прилагал усилия, чтоб их избежать. Разумеется, если западные интересы потребуют, то ставка переменится. Саакашвили при этом окажется невольным бенефициаром таких перемен.

Легализация протеста

Пока же надо присматриваться к «еврооптимистам», ибо их действия могут оказаться индикатором западной позиции. Ведь трудно представить, чтобы они могли покинуть коалицию, не согласовав это с представителями США и ЕС. Правда, как раз сейчас, когда на Западе не знают, как придется корректировать политику после победы Дональда Трампа, и самостоятельная игра этих депутатов не исключена. Да, в Фейсбуке Лещенко, Найем и другие депутаты этой группы не только не намекают на такие решительные шаги, но и не раскручивают тему Саакашвили. Но БПП, выбросив 14 ноября Найема и Залищук из международных делегаций, продолжает выталкивать «еврооптимистов» в оппозицию.

Ну а если с золотой акцией в Раде не получится, то добиваться досрочных выборов, Саакашвили может лишь благодаря возможным массовым протестам. Но это путь более скользкий и на нем у Саакашвили не имеет никаких эксклюзивных возможностей в сравнении с Тимошенко и Ляшко.

Правда, его участие в массовых оппозиционных акциях дезавуирует страшилку власти относительно пророссийской сущности этих протестов (которые дескать являются частью плана «Шатун»). Ведь нормальный человек не может представить себе альянс экс-президента Грузии с Кремлем. Правда, если бы в момент обнародования «Шатун» прогнозировал уход Саакашвили в оппозицию и предлагал использовать его как тактического союзника, то фальшивка обрела бы определенную убедительность. Но ее авторы до такого не додумались.