Речь идет о законопроекте народных депутатов Виктории Сюмар и Николая Княжицкого, зарегистрированном 27 октября этого года. Согласно ему, обязательная трансляция передач или фильмов на украинском языке должна составлять не менее 75% эфира для общенациональных телеканалов, 50% — для местных телеканалов. Кроме того, квота на новостные передачи на всех телеканалах планируется на уровне не менее 75% эфирного времени.
Следует также отметить, что с 8 ноября в Украине начала действовать новая редакция закона «О телевидении и радиовещании», принятого 16 июня 2016 года. В его рамках все радиостанции страны обязуются выделять на украиноязычные песни не менее 25% эфирного времени (с доведением до 35% в течение трех лет), а ведение эфира на государственном языке — не менее 50%.

Прозрение

Таким образом, в случае принятия подобного законопроекта, русскоязычная аудитория фактически будет лишена возможности смотреть телевидение на родном языке. Это отметили даже ряд журналистов и общественных деятелей, являющихся сторонниками Майдана. Ряд из них, во главе с журналистом Леонидом Штекелем, опубликовали заявление, в котором назвали эту инициативу «типичным примером большевистского насаждения идеологии, вопреки воле и желанию самих людей».

«Авторы проекта закона не считают русскоязычного украинского зрителя, слушателя и читателя вправе получать информацию на том языке, на котором он хочет ее получать», — говорится в тексте документа.

Помимо этого, ряд подписантов заявления считают, что законопроект «станет гвоздем в гроб свободы слова в Украине и средством разжигания ненависти между украиноязычными и русскоязычными гражданами». Исходя из данных соображений, представители «русскоязычных патриотов», потребовали немедленного отзыва скандального проекта из Верховной Рады. Под заявлением против него подписались многие журналисты провластных изданий: главный редактор интернет-издания «Думская.net» Олег Константинов, главный редактор интернет издания «Одессит» Игорь Киселев, главный редактор газеты «Вечерняя Одесса» Олег Суслов, заместитель главного редактора газеты «Порто Франко» Александр Галяс и другие.

Все они так или иначе прекрасно видели те тенденции нетерпимости, русофобии и нежелание считаться с иным мнением, присущие постмайданной власти. Стоит отметить, что при этом вышеназванные журналисты утверждали, что языковая проблема на самом деле выдумка, а в качестве железного аргумента приводилось: «никто не запрещает вам говорить и писать на русском языке». Но теперь и они внезапно осознали, то, о чем им говорилось еще несколько лет назад, к сожалению, уже поздно.

С другой стороны, другая часть одесского майданного сообщества, настроенная менее либерально, возмутилась и выразила полную поддержку законопроекту. В качестве аргументации они использовали заезженные пропагандистские клише: «одесситы поняли, что надёжная защита от врага — это самоидентификация и осознание себя как части украинской нации, украинского народа — через язык, через культуру, через новые жизненные принципы» и апеллировали к событиям 2014 года, сетовав на малое количество украиноязычного сегмента местных СМИ.

Вместо слов заговорят тарифы

«Своими действиями власти потакают ультраправому сегменту политики, показывая себя в качестве «главного борца» с русским культурным наследием. Кроме того, с помощью такого законопроекта население отвлекается от социальных проблем. Из-за тотальной коррупции в государственном аппарате, нехватки средств в бюджете, мы видим разложение государства, а у людей отсутствуют деньги для покупки самого необходимого и оплаты коммунальных услуг. Поэтому и муссируется языковой вопрос, чтобы «разделять и властвовать»», — полагает экс-депутат облсовета Алексей Албу.

По мнению Албу, недовольные этим законом вовсе не «прозрели», а их просто использовали в своих целях и выбросили те, кто пришел к власти вслед за госпереворотом.
«На самом деле, никакого «прозрения» нет. Те, кто вчера так яростно защищал новую власть, прекрасно понимали какие политические силы они поддерживают, и что за этим последует. И делали это абсолютно не бескорыстно. Они получали гонорары за свои статьи, зарплаты в изданиях, деньги в различных политических партиях, фондах и из других источников. Сегодня это всё прекратилось, и вчерашние защитники всего украинского перешли в разряд скептиков, или даже противников насильственной украинизации», — добавил Албу.

Во всей истории с языковыми квотами на радио и телевидении интересен следующий факт: в Украине до сих пор действует закон «Об основах государственной языковой политики», принятый в 2012 году. Введение этих квот явно противоречит этому нормативно-правовому акту, который гарантирует каждому право «потреблять информационную продукцию средств массовой информации на любом языке», а телерадиоорганизациям — возможность вести вещание по собственному усмотрению.

Впрочем, подобные правовые коллизии и несоответствия в постмайданной Украине встречаются далеко не в первый раз. И, к сожалению, это не станет помехой для осуществления планов административного выдавливания русского языка из украинского эфирного пространства. А горячим русскоязычным «майдановцам» вместе с теми гражданами, кто переворот не поддержал, ничего не останется, как возмущаться на кухне, в соцсетях, на страницах печатных и электронных СМИ, пока еще это возможно.