Операция «Чистые руки» в Италии 1990-х — именно это историческое событие вызывает наибольшие ассоциации с электронным декларированием украинских политиков. Сходство, прежде всего, в массовости. Тогда в Италии объектами расследования стали более половины депутатов парламента, сотни бизнесменов и политиков регионального уровня. Но если в Италии счет шел на тысячи, то в Украине декларации подали около 100 тысяч, и это только первая волна.

Явка с повинной

Да, не вполне корректно сравнивать возбуждение уголовных дел с задекларированной прозрачностью состояний. Но число украинских деклараций, вызывающих в обществе подозрения в незаконном обогащении, многократно больше числа итальянских политиков, ставших объектами интереса прокуратуры. А, кроме того, на Украине, события только начали развиваться и ясно, что дела будут, и немало.

Относительно же Италии мы знаем, чем все закончилось и можем попытаться спроецировать эти итоги на Украину. Их принято считать впечатляющими, ибо большинство партий, неизменно представленных в парламенте после второй мировой, не пережили скандала и сошли с политической сцены.

Это христианские демократы (ХДП), которые были в составе всех правительств страны до 1993 года, а обычно и возглавляли их. И партии, которые зачастую были их партнерами в правительственных коалициях: социалисты, либералы, социал-демократы. Пережили скандал лишь реформированная компартия (еще до «Чистых рук», переименованная в Партию демократических левых сил и вступившая в Социнтерн), реформированные неофашисты (Итальянское социальное движение) и Республиканская партия, чья фракция обычно была наименьшей в послевоенных парламентах. Также в эти годы итальянским властям удалось в немалой степени обуздать мафию. И хотя борьбу с мафией традиционно не относят к операции «Чистые руки», оба процесса проходили параллельно и это вряд ли случайно.

Правда, ни один из высокопоставленных политиков не оказался за решеткой. Экс-премьер, социалист Беттино Кракси, впрочем, был осужден, но смог сбежать в Тунис, где и умер. Другой экс-премьер Джулио Андреотти уже в ходе апелляционных разбирательств добился снятия с себя обвинения в связях с мафией, в том числе в причастности к убийству журналиста. Когда в 1992-93 процесс пошел многие серьезно испугались, 10 подследственных покончили с собой, в том числе президент крупнейшего общенационального энергетического концерна Eni Габриэле Кальяри. Но в итоге общее число оправданных или тех, чьи дела развалились до суда, превысило количество приговоренных. А к 1 января 2002-го в тюрьмах по делу «Чистых рук» оказалось лишь 4 человека.

Сами себе судьи

Основное отличие Италии начала 1990-х и нынешней Украины заключается в степени самостоятельности государства в отношении к внешним игрокам. В Украине она приближена к нулю. И само декларирование — это требование Запада, и структуры, которые будут заниматься исследованием деклараций — НАБУ и НАПК реально подконтрольны Западу, а не украинской власти. Не случайно вице-президент США Джо Байден в недавних разговорах и с президентом Порошенко, и с премьером Гройсманом  подчеркивал необходимость независимости НАБУ.

Поэтому если декларации правомерно сравнить с козырными картами, то реальную возможность сыграть этими картами имеют в первую очередь США и Европа, вопрос только как они будут ими играть. Пока ответ очевиден только с точки зрения технологии игры: формально играть будут НАПК и НАБУ.

В Италии же операция «Чистые руки» возникла, как бы, по инициативе самих правоохранителей, которые поначалу и не подозревали, куда приведут нити  расследования дела о получении взятки директором муниципального дома для престарелых Марио Кьезы, который стал давать показания на своих коллег по соцпартии.

В течение предыдущих десятилетий усилия честных итальянских полицейских и прокуроров по борьбе с мафией и коррупцией, как правило, оказывались бесплодными. Это было постоянным сюжетом многих известных фильмов, в частности известного режиссера Дамиано Дамиани. Почему же в начале 1990-х стало возможным то, что оказывалось невозможным раньше?

Инструмент замены элит

Точный ответ на этот вопрос мы не узнаем. Но именно в начале 1990-х масштабная смена политических элит в стране перестала угрожать сотрясением основ. Ведь раньше и правящий класс страны, и итальянский большой бизнес, и западных партнеров Италии объединяло желание не допустить коммунистов к власти в Риме, несмотря на возрастающее дистанцирование ИКП от Москвы. Но в 1992-м СССР уже распался, а коммунисты окончательно перешли на социал-демократические рельсы. Их победа уже не казалось революционным потрясением (и так и произошло, когда в 1998 правительство возглавил их лидер Массимо д'Алема).

Точно так же и в Украине, декларирование произошло лишь тогда, по крайней мере с западной точки зрения, когда все потрясения, вызванные этим событием, приведут не к геополитической переориентации Украины, а лишь к смене одних промайданных сил другими.

Когда же Янукович находился у власти такое декларирование и не смели ставить условием сближения с ЕС. Это могло спугнуть киевскую власть, да и в тогдашней парламентской оппозиции уменьшился бы энтузиазм по поводу борьбы с президентом.

Да, такие скандалы обычно играют на руку крайним партиям, так как в силу большей идеологизированности они часто оказываются и более принципиальными. Не пострадавшие в Италии от скандала реформированные коммунисты и реформированные неофашисты — это партии по нынешним украинским меркам просто вегетарианские. Что же касается более радикальных сил, как правых, так и левых, то в Италии они дискредитировали себя терроризмом в 1970-е и не восстановили своей репутации. На Украине же со времени Майдана в заметной части общества укрепляется убежденность в приемлемости насилия в политических целях, правда речь идет не о терроризме в классическом смысле, а о терроризировании неугодных сил (мусорные люстрации, срывы массовых мероприятий и т.п.).

Поскольку же в Украине левое поле зачищено, то выиграть могут только крайне правые, тем более, что, например, у основателя «Азова» Андрея Белецкого едва ли не самая скромная декларация среди депутатов парламента.

Коррупция как двигатель экономики

Следствием исчезновения ХДП и ее партнеров стал переход основного правоцентристского электората к партии «Вперед, Италия!», пошедшего тогда в политику Сильвио Берлускони. То есть скандал расчистил дорогу к власти человеку, который имеет куда больше сходства с украинскими олигархами, чем со своими предшественниками во главе итальянских правительств.

При соответствующем раздувании декларационного скандала, будет несложно показать связь между олигархами и незаконным обогащением украинских политиков. Поэтому в киевских реалиях скандал становится удобным поводом, чтобы пользуясь тезисом о коррумпированной украинской власти, продвигать на властные посты иностранцев. Практическое преимущество последних еще и в том, что их собственность, а тем более законность ее происхождения куда сложней проверить. А западное происхождение будет подаваться как презумпция честности. Конечно, в массовом порядке иностранцев привлечь сложно, а конституционный ценз оседлости не даст им права быть депутатами.

Поэтому будет обыгрываться тезис о необходимости омоложения украинской политики, приходе туда новых европейских лиц, то есть тех же грантополучателей. Правда уже сейчас этот тезис скомпрометирован квартирами Лещенко и Залищук. Значит, придется искать не новые, а новейшие лица.

Не будем забывать, что вся борьба с коррупцией происходит не только во имя справедливости, но и ради экономического благосостояния. Принято думать, что бизнес не идет в коррумпированные страны. А что же произошло в Италии? Так, в 1980-е итальянские и иностранные компании ежегодно платили 4 миллиарда долларов за правительственные контракты. С другой стороны, в начале прошлого десятилетия правительство озвучило, что за десять лет «Чистых рук» из Италии по разным каналам и разным причинам ушли за рубеж более $80 млрд, то есть сумма вдвое превышающая сумму взяток данных в 1980-е.

Кроме того, в 1980-е Италия по ВВП на душу населения (с учетом паритета покупательной способности) опередила сначала Францию, а к концу десятилетия на некоторый период и Германию. А вот к 2003-му, когда «Чистые руки» завершились, уступала не только Германии, но и Великобритании, которую обошла еще в середине 1970-х. После кризиса 2008-2009 она уступила и Франции.

Нет однозначного ответа на вопрос, связан ли экономический регресс с успехами антикоррупционной кампании или недостаточностью этих успехов. Ведь и сейчас по индексу коррумпированности Италия опережает большинство стран ЕС. Но думаю, нам стоит иметь в виду, во сколько обошелся такой итог антикоррупционной «революции достоинства» как разрыв связей с Россией. А украинский экспорт в Россию упал в 2015 на $10,3 млрд в сравнении с 2013-м, по итогам же нынешнего года эта цифра очевидно дойдет $11,7 млрд. То есть она втрое превысит ежегодную сумму взяток в Италии 1980-х и думаю, еще больше ежегодную сумму взяток в Украине Януковича.