О предстоящей премьере мы поговорили с журналистом польского издания Strajk.eu Мачеем Вишнёвским.

«Волынскую резню нельзя замалчивать, об этом нужно говорить»

- В 2007 году в Польше Анджеем Вайдой был снят исторический фильм «Катынь», в котором рассказывалось о массовом расстреле НКВД пленных польских офицеров в смоленских лесах перед началом Великой Отечественной войны. Сейчас на польские экраны выйдет фильм «Волынь», который также рассказывает, как убивали поляков. Можете сравнить предпремьерную атмосферу вокруг этих картин в Польше тогда и сейчас?

— Я был бы осторожен с такими параллелями. Тут абсолютно разные вещи. Во-первых, Катынь как историческое событие стало публичным фактом после 1989 года (в этот год был проведен круглый стол, в котором участвовали польские коммунисты, костел и польская оппозиция; с него начался переход Польши к политическому плюрализму в государственной системе и в СМИ — прим. ред.).
В общем, все факты этой трагедии давно известны и со всех сторон уже многократно освещены учеными, политиками, писателями, а также об этом знают в семьях тех, кто был расстрелян в Катыни. Так что никто в польском обществе не может сказать, что есть что-то такое в тех событиях, о чем он не знает.

Кроме того, Россия как правопреемник СССР многократно приносила свои извинения за Катынь. Это делали и Горбачев, и Ельцин, и премьер-министр Медведев, и Государственная Дума. Если я не ошибаюсь, то, по-моему, это делал и Путин, который сказал, что преступлению в Катыне нет никаких оправданий. Поэтому в ситуации с Катынью все ясно: есть жертва, есть убийца, есть признание вины, есть сочувствие со стороны российского государства. Фильм «Катынь» был художественным дополнением нашего знания. Этот фильм был неплохим, но, на мой взгляд, не самым лучшим фильмом Вайды.

А вот в ситуация с Волынской резнёй, в отличие от катынского расстрела, совершенно иная. С 1989 года эти события в польской прессе наоборот замалчиваются. Однако официальная информационная политика польского государства это делала не потому, что хотела все это отрицать — нет смысла ничего отрицать. Здесь было все ясно. Есть же книги и исследования. Но официально Польша ничего об этом не говорила. Почему? Просто не хотели вызывать раздражение украинской стороны, независимо от того, кто был у власти — Ющенко, Кучма или Янукович. Была черная полоса молчания. Просто Польше Украина была нужна как друг против России.

Двадцать лет эта политика замалчивания вызывала в людях раздражение. Ни политики, ни творческая интеллигенция не могли этого не замечать. Смажевский очень талантливый режиссер. Его творческий метод очень жесткий. И его критика, прежде всего, всегда относилась к самим полякам. Речь идет о таких его фильмах, как «Свадьба».

Он обратился к теме Волынской резни не только потому, что в его семье были жертвы этой страшной трагедии, но и потому, что из него выплеснулось все то, что так долго копилось. Он посчитал, что настал момент, когда все это нужно и можно сделать.

- А до 1989 года пока польские коммунисты правили Польшей, говорили о Волынской резне?

— Говорили, но тоже не охотно. Снимались единичные фильмы. Они, естественно, были пропагандистскими. Там украинцев показывали только как виновников трагедии. А вот в фильме «Волынь» в отличие от прежних польских пропагандистских фильмов показывают не только виновных украинцев, которые убивали своих соседей поляков, не только ОУН, но и украинцев, которые прятали у себя поляков и спасали их ценой своей жизни. Между прочим, таких украинцев было не так уж мало. Но мы здесь, в Польше, наоборот, слышим, что Украина хочет ответить на фильм «Волынь» своим пропагандистским фильмом.

- То есть «Волынь» быстро перейдет из кинематографической в политическую плоскость?

— Сейм еще до выхода фильма принял закон, которым Волынская резня признается геноцидом польского народа. Это вызвало раздражение украинских властей.
Вот Россия извинилась за Катынь, хотя в ней и живут люди, которые отрицают это преступление. Однако большинство из тех, кто о нем знает, стыдятся его. А вот Украина полностью отрицает Волынскую резню. Пока украинцы не переосмыслят эту трагедию, в польско-украинских отношения будет сохраняться взаимное недоверие. Надо не замалчивать Волынскую резню, надо говорить о ней.

Александр Чаленко