Напомним, что Ривлин возложил ответственность на членов ОУН за убийства евреев на Украине в 1941 году, когда было уничтожено 1,5 миллиона человек.

- Как израильское общество отнеслось к выступлению израильского президента, который обвинил украинских националистов из ОУН в причастности к убийству евреев на Украине?

— За все израильское общество я не могу отвечать. Но моё личное мнение таково: прощения убийцам быть не может. В странах Запада есть законы, согласно которым срок давности за нацистские преступления, не действует. Поэтому если нацистских преступников находили спустя много лет после войны, то их сразу же отдавали под суд. Они получали суровые приговоры.

Многие из нацистских преступников уже умерли, поэтому судить их будет суд истории. Никто с них вины не снимает. Да, их жертвы ничего не могут им сказать, но мы-то помним о преступлениях нацистов, и мы о них не забываем.
Тема сотрудничества украинских националистов с нацистами не нова. Я 15 лет назад был на Украине. Там тогда издавалась масса литературы, в которой глорифицировались, например, нацистские пособники из дивизии СС «Галичина». Так что все это началось не вчера, не после Vайдана. Это началось с 90-х годов.

- А как в израильской прессе и среди израильской интеллектуальной публики относятся к тому, что на Украине происходит реабилитация украинских националистов из ОУН-УПА: их именами называют улицы и государственные учреждения, день защитника Отечества перенесен с 23 февраля на 14 октября — на день создания УПА? Знают ли они об этом или нет?

— Может быть и не знают. Разрыва ведь дипломатических отношений не произошло. Сотрудничество с Украиной достаточно тесное. О нотах протеста израильского МИДа или о кризисе в израильско-украинских отношениях мне тоже не известно.

Тема Бабьего Яра, тема холокоста центральная в истории Израиля и среди его памятных дат. Но у меня такое впечатление, что израильское руководство, извините за тавтологию, руководствуется в этом вопросе, прежде всего, политическими соображениями.

- Что это значит?

— Приведу простой пример. Совесть требует признать геноцид армян, но израильское руководство не хочет портить отношения с Турцией и Азербайджаном. Поэтому эта тема, если и не закрыта, то находится где-то в стороне.
То же самое и с Украиной. Политические соображения, политические выгоды перевешивают моральные. Украина довольно крупное государство и с ним нелегко прервать отношения.

Меня поражают многие вещи в этом вопросе. Израиль так трепетно относится к любым человеческим потерям, но я не помню, чтобы наше государство выразило свои соболезнования по поводу жертв 2 мая 2014 года в Одессе, к убийству которых причастны украинские праворадикалы. Правда, этого не сделали и другие государства на Западе.

- Но сейчас президент Израиля с трибуны украинского парламента недвусмысленно обвинил украинских националистов в соучастии убийств нацистами евреев. Можно ли в таком случае считать это его заявление прорывом, а с другой, можно ли говорить, что в Израиле поняли, что политика замалчивания ни к чему хорошему в итоге не приводит?

— Я хотел бы надеяться, что это именно так, и это правильный поступок израильского президента. Он все сказал совершенно правильно. В этом отношении я с ним полностью солидарен.

- Многие известные евреи на Украине награждены неофициальным статусом «жидобандеровец» в том смысле, что они тесно сотрудничают и даже финансируют неонацистские организации. Вам не кажется это странным сочетанием?

— Нужно задаться вопросом, которым задавались еще древние римляне: «Кому это выгодно?». Кто-то имеет выгоду от этого сотрудничества, а у кого-то просто путаница в головах. Часть людей перепутала патриотизм с национализмом. Кто-то, может, искренне любит свою родину, но, на мой взгляд, любовь должна выражаться в том, чтобы сделать что-то хорошее для ее граждан — например, создавать рабочие места и повышать качество жизни граждан. То, что сейчас происходит в этом смысле на Украине нельзя рассматривать вне контекста того, что произошло на Майдане, вне того, что касается экономики страны и социального положения граждан.