‑ Вы следили за тем, как вчера в Киеве проживающие в Украине россияне голосовали на выборах в Государственную Думу РФ. Какую вы могли бы дать оценку партии «Свобода» и тому, что ее активисты устроили под российским посольством?

‑ Судя по осуждениям в социальных сетях, на форумах, реакции общества и СМИ о выборах в Госдуму, которые прошли среди россиян в Украине, об этом говорили гораздо больше, нежели о российских выборах в самой России. И это определенный парадокс. Что касается партии «Свобода», то тот перфоманс, который  та организовала, был сделан для своего воображаемого избирателя, поскольку «Свобода» на сегодняшний день является как раз той партией, которая выпала из политического мейнстрима и всячески пытается вернуть себе прежний успех, когда  была представлена в Верховной Раде.

У них, конечно, остались региональные ячейки, но в общеукраинской политике партия не представлена. И вот такими акциями, они полагают, что могут набрать голоса, собрать часть радикального электората, которые увидят картинку и отметят ее. С одной стороны, «Свобода» всеми силами  хочет влиять на радикальный электорат, отняв, к примеру, его часть у «Азова», который уже стремится во власть, заявляя о создании политической партии. С другой стороны, «Свобода» хочет сыграть на опережение, но, учитывая реакцию внутри Украины, их проект вряд ли будет успешным, поскольку большая часть украинского общества осуждает действия свободовцев. Поэтому вчера под российским посольством «Свобода» переиграла саму себя.

- Алексей, а как вы оцениваете действия полиции?

— Хочу отметить, что полиция, учитывая накал страстей, все-таки больше поддерживала порядок, чем не поддерживала. Ведь все желающие  проголосовать эту возможность получили. По Венской конвенции, действующая власть в Украине имела право запретить проводить данные выборы, озвучивалось нежелание эти выборы проводить и даже говорили, что  их  провести будет невозможно. Но, делая такие заявления, власть Украины понимала, что запретить проведение выборов было невозможно, и поэтому полиция сыграла стабилизирующую роль под посольством РФ, несмотря на грубые провокации. Общественный вброс информации о том, что «свободовцы» — агенты Путина, не нов и звучит не первый раз. В этом случае украинцы, скорее, озабочены имиджем Украины, который провокации этой партии никак не улучшают, а как раз наоборот.

‑ На ваш взгляд, что ожидала украинская элита от выборов в Госдуму? Была ли надежда на ослабление позиций партии власти, что зафиксировало бы смену настроений и в российском обществе?

‑ К сожалению, украинская элита слабо представляет, что есть российская политика на самом деле. Отсюда и постоянное муссирование темы распада России, месседжи о «падении режима Путина».

В РФ существует свой электоральный цикл, состоящий из двух частей: это выборы в Госдуму в 2016-м году и выборы президента страны в 2018-м году. В рамках нового электорального цикла уже мы видим, что российские политики ищут новые политические кадры, причем впервые за 10 лет проводятся выборы по мажоритарке, что очень важно и интересно. Как бы там ни было, но понижен проходной барьер для партий с 7% до5%.

Была упрощена система регистрации кандидатов, что можно также характеризовать как определенный прогресс. Мы увидим появление новых депутатов, и это говорит, что политическая система РФ не просто проводит ребрендинг, но и пытается омолодиться, а люди из регионов получат некий социальный лифт. На мой взгляд, у нас не хватает экспертов и политологов-международников, которые бы активно изучали Россию, политическое устройство государства.

Есть еще один важный момент: Госудма не есть объект международной глобальной политики. Для этого есть президент страны, МИД и так далее, поэтому Госдума не определяет центральную повестку дня, в особенности в международных делах. А в целом — этот орган будет функционировать так же, как и раньше.

Да, но почему тогда такая невысокая явка избирателей?

‑ Этой явки вполне достаточно для легитимации выборов. Но понижение электоральных настроений — общемировой тренд. Люди все меньше интересуются политикой, потому как в мире есть много разных политиков, но нет разности мнений и идей. Народ, как бы ни придумывал себе нечто новое и лучшее, в конечном итоге выбирает то, что уже было. И им это становится скучно.

Мажоритарка в России — это некий «икс», который обновит политическую жизнь России. У нас тоже эти процессы существуют: усталость от политики, большое разочарование в персоналиях. В Украине, к сожалению, была очень низкая явка на местных выборах: значительная часть граждан разуверилась во всем. Большая часть украинского общества очень верила в изменения к лучшему после Майдана, но этого не произошло. Вывод — политикам верить нельзя, их нужно жестко контролировать. У нас было огромные ожидание относительно Гройсмана. Однако этого не произошло, и маятник качнулся в обратную сторону.

‑ На ваш взгляд, изменится ли политика России в отношении Украины после выборов?

‑ Очевидно, нет. Хотя появление мажоритарщиков может сыграть в ту или иную сторону самым неожиданным образом. В Госдуме, к примеру, окажется господин Затулин. Что касается российской оппозиции, то она ничего не делает все эти годы, поэтому народ ее не принимает всерьез. Кроме того, либеральные идеи дискредитировали себя еще в начале девяностых, и народу они неинтересны.

Алексей, на ваш взгляд, является ли Украина причиной нарастающего  конфликта между ЕС и США?

‑ На повестке обсуждения отношений между Европой и США тема Украины не стоит на первом месте, не является топовой и приоритетной. Для ЕС и США гораздо важнее решить разногласия, напрямую связанные с экономическими вопросами, в частности, вопросы налогообложения больших американских корпораций, представленных в странах ЕС. Более того, в связи с предстоящими выборами в США вопрос Украины вообще как бы снят с повестки дня. Но тут гораздо важнее сделать акцент на том, что Украина не будет стремиться менять политику и что-то делать в плане продвижения по Минску, пока Америка не определится с президентом. Однако это очень плохой путь, он заводит Украину в сложнейший тупик, потому как США и ЕС так или иначе останутся стратегическими партнерами, а вот Украина может оказаться изгоем на международной арене.