На днях украинский МИД две противоположные по своей политической сути новости. Первая — нота МИДа Украины о невозможности проведения на Украине голосования по выборам в Государственную думу РФ. Вторая — о том, что украинский президент Петр Порошенко готов к переговорам с российским президентом Владимиром Путиным о судьбе минских соглашений, о чем сообщил украинским СМИ министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

Получается, Порошенко через украинский МИД запрещает на Украине участие в голосовании российских избирателей и буквально в это же время говорит о своей готовности вести переговоры с российской стороной по более сложному для Украины кругу вопросов. Парадокс?

На самом деле это — вполне продуманная, но вынужденная игра президента Украины Петра Порошенко.

Настало время действий

Политическое положение украинского президента очень нестабильно. Об этом говорят на Украине и эксперты, и политики. Власть, которую Порошенко получил в мае 2014 года, к сентябрю 2016-го сыграла с ним злую шутку.

Дело в том, что два с лишним года политических маневров между Западом, который, по сути, спонсирует украинскую власть, и собственной страной, которая за это время превратилась в самую нищую и отсталую в Европе, привели к критической точке. Теперь, как оказалось, нужны не маневры, а реальные действия. То есть именно то, чего больше всего и боится президент Украины Петр Порошенко.

Власть уличной толпы: Почему Порошенко запретил голосовать на выборах в Госдуму на территории Украины

Потому что два с лишним года президент Украины изображал из себя «главного на Украине», назначал и снимал генпрокуроров, руководителей своей администрации, министров (и то не всех), ездил на различные международные саммиты, участвовал в переговорах, подписывал важные документы, прежде всего минские соглашения…

Но при этом ровным счетом ничего не делал для их реализации. Ну, или почти ничего.

А теперь наступило время, когда просто так ездить уже неприлично, об этом чуть ли не в открытую говорят и в Берлине, и в Париже. И даже в Вашингтоне намекают, что минским соглашениям нет альтернативы. И дальше тянуть нет никакой возможности. Подписал, — выполняй.

Но кто ж ему даст?

А вот действовать Порошенко не может. Не может потому, что в течение этих самых двух лет президентства не решил главного и теперь даже гибельного для своей политической карьеры вопроса — не смог обуздать радикалов.

Вся президентская карьера Порошенко, как кошмаром сопровождается ростом радикальных организаций на Украине.

Власть уличной толпы: Почему Порошенко запретил голосовать на выборах в Госдуму на территории Украины

Чего только Порошенко не делал, чтобы их угомонить. И национальную гвардию создал, и ввел их всех туда чуть ли не поголовно, и в АТО (на антитеррористическую операцию) посылал, и с их лидерами заигрывал, с тем же Ярошем, например (бывший лидер «Правого сектора» — организации, деятельность которой запрещена на территории РФ). Ярошу предлагал всякие должности — и в Министерстве обороны, и в Совете по национальной безопасности и обороне… Ничего из этого не получилось. То есть про Яроша уже все забыли, а на его месте в политической палитре Украины новые появились: билецкие, парасюки, савченки…

Один единственный раз попытался Порошенко приступить к реализации минских соглашений. Было это 31 августа прошлого 2015 года. Тогда парламент Украины принимал в первом чтении изменения в Конституции, связанные с децентрализацией управления страной. В Верховной Раде на почетных местах находились представители США — Виктория Нуланд из Госдепа и посол Джеффри Пайетт. Депутаты после соответствующей предварительной накачки и различных форм воздействия проголосовали, как надо: приняли поправки большинством голосов.

Но тогда же радикалы устроили прямо у стен показательную бойню, в которой погибли четыре бойца Национальной гвардии и еще около сотни получили ранения различной степени тяжести.
До второго чтения те изменения в Конституции страны доводить администрация президента не стала. Из опасения, что это приведет к новым столкновениям.

Кто хозяин на улице

С тех пор пошло-поехало. Если в суде рассматривается дело об уголовных преступлениях радикалов (не только «Правого сектора», но и «Азова», «Айдара» и других добровольческих батальонов), то обязательно сопровождаются эти заседания боевыми стычками радикалов с правоохранителями. И, как правило, все эти стычки заканчиваются освобождением радикалов от уголовной ответственности.
А летом нынешнего года вообще казус вышел, когда заместителя командира добробата «Айдар» Лихолита (позывной «Батя») арестовали за доказанные Генпрокуратурой преступления. Его и нескольких его подчиненных обвиняли в разбое, грабеже, присвоении чужого имущества и вымогательствах.

Власть уличной толпы: Почему Порошенко запретил голосовать на выборах в Госдуму на территории Украины

Но на суд, который должен был выдать санкцию на арест Лихолита, пришли его подчиненные, принесли автомобильные покрышки, блокировали правоохранителей, устроили драку…
Тогда в суд сам генпрокурор Юрий Луценко вынужден был приехать. Прямо там, в суде, генеральный прокурор Украины и заявил, что подчиненные ему прокурорские работники неправильно выдвинули обвинения Лихолиту, что он почти ни в чем не виноват, и надо его отпустить на поруки домой. И отпустили.

Поэтому Порошенко понимает, что не он хозяин в стране, что любые действия власти, направленные на реальную, а не голословную реализацию минских соглашений, натолкнутся на такое сопротивление радикалов, которое может закончиться реальной бойней.

По мнению экспертов, в настоящее время на Украине вооруженных радикалов, которые не входят ни в какие национальные гвардии, от 30 до 50 тысяч. И ничего противопоставить им Порошенко не может. Потому что та же Национальная гвардия почти полностью укомплектована бойцами добробатов, большинство из которых сами бывшие радикалы.

Игра Порошенко

А ведь еще было нападение на российское посольство, было четыре нападения на Российский центр науки и культуры в Киеве, одно — на генконсульство РФ во Львове, когда депутат парламента Украины Парасюк сорвал российский флаг и топтал его перед камерами украинских телеканалов, была перестрелка в Мукачево, был разгон лагеря оппозиции в Одессе, был поджег «Интера» и т.д. И всё это с участием радикалов.

А теперь представим себе, что в этой обстановке, когда не Порошенко руководит страной, вернее не страной, а улицей, а радикалы, 18 сентября в посольстве РФ в Киеве, а так же в генконсульствах во Львове, Харькове и Одессе будут открыты и начнут действовать избирательные участки по выборам депутатов Государственной думы РФ.

Сможет ли Порошенко обеспечить через подведомственные ему спецслужбы — СБУ, МВД, Нацгвардию порядок? Сможет ли он обеспечить безопасность российским избирателям на Украине?
Конечно, нет.

Власть уличной толпы: Почему Порошенко запретил голосовать на выборах в Госдуму на территории Украины

Но и признать это официально тоже не может. Потому что Украина подписала в свое время соответствующие международные конвенции.

Поэтому президент Украины принял тактику, которая у англичан называется «хорошая мина при плохой игре», а в России выражалась в анекдоте про остановившийся поезд: «давайте задвинем шторки на окнах и сделаем вид, что поезд идет».

Следуя этой тактике, Порошенко запрещает голосование российских избирателей на территории Украины. То, чему не можешь обеспечить безопасность, проще запретить под громким политическим предлогом. Отсюда и воинственная риторика с объявлением исков России и угрозы давления через различные международные организации. Все это — камуфляж бессилия президента в собственной стране.
А еще, не смея воевать с радикалами, Порошенко тянет и с принятием законопроектов по минским соглашениям.

И готов проводить любые переговоры, готов участвовать в любых международных форматах — нормандском, минском, — лишь бы эта ситуация не дел, а разговоров, в которой он живет уже более двух лет своего президентства, продолжалась и дальше. Отсюда и готовность, срывая участие в выборах в Госдуму 80 тысяч российских избирателей, тем не менее встречаться с президентом России Путиным.
Ничего личного, это просто — игра.