«Во Франции теракты предотвращаются ежедневно», — заявил в воскресенье премьер-министр этой страны Мануэль Вальс, «успокоив» далее своих сограждан и заявив, что новые теракты обязательно состоятся. Мол, это лишь вопрос времени.

Так он прокомментировал арест 15-летнего подростка, готовившегося совершить теракты в Париже на прошедших выходных. На прошлой же неделе во французской столице была задержана группа мусульманок, планировавших совершить атаки на Эйфелеву башню и на туристов в Латинском квартале. Прокуратура заявила, что группа террористок направлялась из Сирии. В пятницу из Болгарии во Францию был доставлен 20-летний Мурад Хамид, родственник одного из террористов, атаковавших редакцию «Шарли Эбдо». Он направлялся в ту же Сирию, дабы примкнуть там к исламистам.

Судя по заявлениям французских правоохранителей, все означенные лица находились «под пристальным наблюдением полиции» и были занесены в особые списки, в которых уже числится около 15 тыс. «потенциально радикализирующихся» человек. Некоторые из предыдущих терактов (например, июльская атака на церковь в Нормандии) доказали, что нахождение в данных списках абсолютно не уменьшает риски совершения терактов этими лицами.

Террор и выборы во Франции

Между тем, президентская кампания во Франции набирает обороты. Немалый список из потенциальных кандидатов уже примерно очерчен. И фактически каждый из этих кандидатов уже начал использовать тему терактов в своей кампании — само собой, призывая к ужесточению борьбы против террора. Отметился даже действующий президент Франсуа Олланд. Но поскольку ему требовать ужесточения не с кого, он решил возложить ответственность на своих давних партнеров в Вашингтоне. В своем Фейсбуке Олланд, отмечая годовщину теракта 11 сентября, заявил, что ответные атаки США на Афганистан и Ирак только привели к расширению ареала действия террористов по всему миру, включая Францию.

Остальные-то кандидаты (уже объявившие себя таковыми и намеревающиеся это сделать) больше нападают на самого Олланда, проявившего беззубость в борьбе с терроризмом. И само собой, используют каждое новое сообщение об угрозе терактов в своих целях. Опросы показывают, что почти после каждого очередного теракта рейтинги Олланда падают. Исключением стала атака на Париж в ноябре 2015 г. Тогда нация попробовала продемонстрировать свою сплоченность вокруг власти, заявившей о решительной борьбе против терроризма. Однако затем каждый новый теракт только отнимал у Олланда рейтинги. Сейчас все опросы показывают, что действующий президент проигрывает любому из потенциальных кандидатов. Мало того, он, скорее всего, не сможет попасть во второй тур президентских выборов. И это вообще ставит под вопрос его участие в президентской гонке.

В то же время каждый новый теракт добавляет очки антииммигрантскому «Национальному фронту» и его лидеру Марин Ле Пен. Если бы выборы прошли сейчас, фактически при любых комбинациях она заняла бы лидирующее место в первом раунде выборов.

Однако во втором раунде она однозначно проигрывает любому из потенциальных соперников, кроме одного — все того же Олланда. Ле Пен, конечно же, попытается выжать максимум из терактов и использовать в своих целях тот страх, который охватывает рядового француза при просмотре очередного сюжета об очередном арестованном террористе.
Но для того, чтобы совершить невозможное и во втором туре заставить голосовать за себя значительную часть избирателей мейнстримовых партий, ей придется значительно усиливать свою и без того довольно жесткую антитеррористическую риторику. Ведь на это ее поле активно надвигаются многие конкуренты, особенно Николя Саркози, вдруг ставший одним из главных спикеров по борьбе с исламистской угрозой. Например, он заявил, что необходимо задержать все те 15 тыс. человек, находящихся в особых списках. Где взять столько тюрем для их содержания, Саркози пока не пояснил — в то же время Вальс заявил, что французские тюрьмы уже на сегодня переполнены.

Террор и выборы во Франции

Саркози всерьез настроен на реванш и возвращение в президентское кресло. Ради этого он даже посетил Россию, явно надеясь на поддержку там (думаю, в Москве учтут тот факт, что в первой своей президентской кампании Саркози использовал помощь Муамара Каддафи, которого потом бомбили именно по инициативе того самого Саркози). Но опросы показывают, что Саркози может выиграть во втором раунде у двух кандидатов — все тех же Олланда и Ле Пен. А его попадание в этот раунд возможно только в случае отсутствия в списках бывшего премьера Франции Алена Жюппе, являющегося на данный момент самым популярным политиком страны.

Пресса и истеблишмент активно пытаются раскручивать уволившегося на днях молодого министра экономики Эммануэля Макрона, имеющего немалый позитивный рейтинг (второй после Жюппе). Но проблемой Макрона является то, что избиратель пока не видит его в качестве президента. По всем опросам, он пока что не имеет шансов даже на прохождение во второй тур. И одной из проблем для него (как для любого левого политика Франции) является как раз отсутствие ответов на вызовы, связанные с терроризмом. Левые не могут позволить себе антииммигрантской риторики в стиле Ле Пен и Саркози (иначе потеряют львиную долю своего электората из представителей меньшинств), и в то же время валить все на Америку, как это пытается делать Олланд, явно не получится. Если к официальному старту президентской кампании они не найдут формулы успеха, связанной с данной проблематикой, шансы у них мизерные — в таком случае, левым избирателям придется, как в 2002 г. (в случае, когда Жан-Мари Ле Пен попал во второй тур вместе с Жаком Шираком), наступать на горло собственной песне и голосовать за кандидата от умеренных правых.

Таким образом, борьба с терроризмом уже стала основной темой президентской кампании задолго до ее официального старта. А учитывая торжественное обещание новых терактов, прозвучавшее из уст премьера Вальса, актуальность этой темы будет только возрастать.

По медийной активизации полиции, пытающейся генерировать сообщения о раскрытии терактов чуть ли не каждый день, видно, что власть пытается предъявить обществу хоть что-то, доказывающее наличие борьбы с террором. В этой связи нельзя не вспомнить один недавний шумный сюжет, связанный с Украиной. Помните, как в июне (всего-то три месяца прошло) СБУ радостно отчитывалась в предотвращении сразу 15 терактов во Франции во время проведения там Чемпионата Европы по футболу?

Помнится, тогда СБУшники схватили на границе грозного осеменителя коров из Франции Грегуара Муто, которого сама же СБУ снабдила перед этим гранатами и взрывчаткой. Тогда лично глава украинской спецслужбы Василий Грицак заявил о том, что данный осеменитель является поставщиком крупной разветвленной террористической организации, уже наметившей важные объекты Франции для своих атак. А французы еще высказали сомнения в правдивости данных заявлений.

Террор и выборы во Франции

И вот смотрите, женщины-террористки, арестованные на прошлой неделе во Франции, уже предстали перед судом, мы уже знаем некоторые подробности их дела, в связях с кем их обвиняют. А ведь прошло всего несколько дней. С многообещающего ареста грозного Муто прошло столько времени, а мы не слышим ну ни одного сообщения об арестах во Франции, связанных с его делом. Неужто осеменитель оказался столь крепким орешком, что СБУ до сих пор не может раскрыть его связи?

Так ведь Грицак уже уверенно заявлял, что знает, для чего и для кого француз вез взрывчатку, принадлежавшую СБУ. Ведь даже точное количество терактов было названо. Стало быть, все планы «террористов» были известны еще в июне. Так почему же СБУ до сих пор не сдала их французским коллегам? Или не было никаких террористов, а «заговор осеменителя» — дело рук самой СБУ? Тогда можно только догадываться, сколько подобных «заговоров» Киев может сотворить поближе к президентским выборам во Франции. Осеменителям лучше пока на Украину не соваться.