6 сентября глава Национальной телекомпании Украины Зураб Аласания наконец рассказал, отчего в стране, где журналисты после Майдана практически вошли в руководство страны и стали играть заметную роль в политических процессах, до сих пор нет общественного телевидения. И это не смотря что закон о таком СМИ приняли в 2014 году.

По словам Аласании, причина — неторопливость чиновников.

«Я не могу назвать ни одной фамилии. Сейчас все уперлось в налоговую. И снова без фамилий. Налоговые очень разные. В Луганской области одна налоговая, в Киеве — другая. Каждая из них имеет свои причины для оттягивания закрытия бывших государственных телерадиокомпаний. А без этого мы не можем двигаться дальше. Вроде, врагов нет, а оно тянется и тянется», — заявил Аласания.

Из-за нерадивых бюрократов идея рискует остаться на бумаге. Впрочем, украинское общественное телевидение пытались создать и при президенте Викторе Ющенко, и при президенте Викторе Януковиче. Однако при этих президентах украинские журналисты не были настолько сильно включены во власть, как при Петре Порошенко.

Судьбоносные дни

Две недели отделяют проект общественного телевидения от воплощения в жизнь либо от забвения.

«Нужно успеть до 20 сентября. Если не удастся это сделать, тогда по шагам создание общественного вещания отложится уже на январь следующего года», — рассказал Аласания.

К этому сроку нужно успеть закрыть существующие государственные телерадиокомпании в регионах.

«За эти два с половиной года в нашем ежедневном существовании ничего не изменилось: ни бюджеты, ни отношение, ни законы. Мы знаем, что общественное [вещание] вроде бы должно быть создано, но действуют старые законы», — резюмировал Аласания.

Более того, по словам Аласании, раньше даже было в чем-то лучше. Ведь не существовало правовой коллизии.

«Старые законы уже не годятся, новые — еще не действуют», — описывает ее Аласания.

А ведь общественное телевидение для страны крайне нужно. Об этом заявляют иностранные наблюдатели, которым хватило терпения посмотреть украинское ТВ.

«Мы видим, что теперь все новости разных телеканалов с фактологической точки зрения ставятся под вопрос. Нужен независимый вещатель с общественным доверием. Мы в Совете Европы прилагаем значительные усилия, чтобы на Украине появилось общественное вещание. Это отчасти одно из обязательств Украины перед Советом Европы», — заявил глава офиса Совета Европы на Украине Мортен Энберг.

По словам Энберга, до 2017 года Национальная телекомпания Украины должна превратиться в ООО «Национальная общественная телерадиокомпания Украины» (НОТУ) для чего свое существование и должны прекратить юрлица местных телерадиокомпаний.

«Я обращался ко многим чиновникам украинского правительства. Мы видели рабочий план превращения НТКУ в общественное вещание», — рассказал Энберг.

Однако даже вмешательство европейцев не смогло помочь в борьбе с отечественными бюрократами. Кстати, это признают и сами чиновники.

«Мы действительно не ожидали затягивания первого этапа реформы. Мы надеялись и выставляли дэдлайны, что этот этап окончится раньше. Мы не ожидали таки препятствий со стороны фискальной службы: каждую компанию приходится закрывать «с боем». Те вещи, которые должны решаться быстро, приходится решать месяцами. Они выматывают всех участников этой реформы и ставят под угрозу создание общественного вещателя», — заявила начальник Управления внутреннего аудита Государственного комитета по вопросам телевидения и радиовещания Украины Наталья Степанова.

Ради этого пришлось изменить «дорожную карту» создания общественного телевидения Украины. Степанова надеется, что в сентябре удастся завершить первый этап — ликвидацию ТРК, и Госкомтелерадио издаст указ о превращении НТКУ в НОТУ. Но гарантий дать этому не может.

Помимо «налоговиков» мешает созданию общественного вещания и самая что ни на есть украинская «перемога» — победа певицы Джамалы на Евровидении в Стокгольме в этом году.

Аласания отмечает: из-за того, что на НТКУ идет нагрузка и по этому направлению, государственному регулятору крайне тяжело удается реформировать отрасль и создавать платформу для «украинского БиБиСи».

Но помимо Государственной фискальной службы и «Евровидения» есть у общественного телевидения на Украине и самый страшный враг — зависть украинских журналистов.

Серпентарий «единомышленников»

Говоря о проблемах, которые сопутствуют созданию украинского общественного вещания, куратор процесса Аласания отдельно упомянул о цеховой солидарности. Точнее, о ее отсутствии.

«То, что реформа [телерадиовещания] идет и подходит к концу, я могу ощущать хотя бы по тому, что увеличивается вал негатива», — поделился Аласания.

Казалось бы, именно украинские журналисты после победы Майдана громче всех кричали о необходимости не предвзятого общественного телевидения.

«Еще одним важным вопросом является запуск общественного вещания на Украине. Мы приветствуем принятие соответствующего закона, но львиная часть в воплощении этой реформы зависит именно от политической воли. Обществу нужна не смена вывески на НТКУ, а мощный, независимый от политического давления вещатель», — обращалось движение «Стоп цензуре» к президенту Порошенко в 2014 году.

В это движение входили либеральные журналисты, которые после Майдана даже затеяли очищение своих рядов с тем, чтобы полностью очистить украинские СМИ от пропаганды. Правда, эта квази-люстрация с самого начала была «охотой на ведьм», несогласных с новой «линией партии».

И вот, спустя 2 года те, кто чуть ли не требовал от Порошенко создания общественного вещания, теперь мешают своим бывшим товарищам.

«Нам не дают спуску, ни малейшей скидки — даже либеральные коллеги. «Мы задание дали, а вы — делайте. Мы будем наблюдать и лупить, как и всех остальных»», — рассказывает Аласания о позиции вчерашних друзей.

То, что украинская журналистика — это тот еще серпентарий — не секрет для работавших в украинских СМИ.

Но максимально ясно это стало в последние дни, когда уже сами журналисты заявили: то, что происходит в «медиаспильноте» (так по-украински называется медиа-сообщество, этот термин уже успел стать своего рода мемом в украинских соцсетях) — нездорово. Катализатором стала ситуация с поджогом телеканала «Интер».

Когда еще здание «Интера» пылало и не было точных сообщений о количестве жертв в результате пожара, учиненного радикалами в офисе, где находились люди, работники украинских СМИ радовались.

«В Киеве горит информационный мусорник», — радовался журналист Сергей Иванов.

Позже в Национальном союзе журналистов Украины — старейшем профсоюзе отрасли — отметят: такое не нормально.

«Очень возмущает и то откровенное злорадство, которое демонстрируют отдельные журналисты, обсуждая погром на «Интере». Мы сейчас не говорим о качестве контента, который производит телеканал — хотя стоит сказать, что «фронтовые» интеровские журналисты готовят объективные сюжеты с передовой. Мы говорим о том, что нетерпимость среди журналистов — это как раз те «стандарты», которые нам и пытаются навязать в ходе гибридной войны, развязанной против Украины», — заявил первый секретарь НСЖУ Сергей Томиленко.

Но журналисты его не услышали. К воззваниям из НСЖУ оказались глухи даже те журналисты, которых солидный стаж работы, а также специализация конкретно на работе СМИ, просто обязывает следить за медиа-сферой на Украине.

«Я сомневаюсь, что аналогичные действия могут повториться в отношении других СМИ, к редакционной политике которых также возникают вопросы у граждан, однако ситуация с ними менее напряжённая, поскольку собственники проводят свои интересы не столь нагло, не столь цинично. Только когда общественное мнение достигает определённой точки, радикальные элементы могут позволить себе насильственные методы борьбы», — оправдала поджог «Интера» опытный журналист и медиа-критик Наталья Лигачева.

В таких условиях не удивительно, что «украинское БиБиСи» так и не создадут. Первое, с чем придется бороться этому СМИ — с критикой со стороны коллег. Те же считают, что на все есть две точки зрения: своя и неправильная.

Показателей пример с прообразом общественного телевидения — созданным на гранты международных организаций и деньги жертвователей телеканалом Hromadske.UA. За относительно беззубый репортаж о пытках в СБУ канал начали критиковать коллеги.

«Столяровы (Мария Столярова — российский редактор «Интера» после травли покинувшая Украину — ред.) уехали, местные Станко остались. «Громадське» из кожи вон лезет дабы доказать, что наше СБУ развело Гуантанамо, где пытает бедных маленьких сепаратистов», — прореагировала на сюжет Hromadske о пытках в СБУ украинская журналистка Марина Данилюк-Ярмолаева.

Среди «медиаспильноты» стандарты БиБиСи стали ругательством, их высмеивают применительно к Hromadske.UA, журналисты которого постоянно на них ссылаются. Хотя именно БиБиСи и должно было стать образцом для украинского общественного телевидения.

С такой солидарностью создавать какое бы то ни было СМИ на Украине — будь оно общественное или частное — себе дороже. В конце концов, именно украинские журналисты жаловались и подстрекали к нападению на «17 канал», «Вести». Именно они радовались сожжению «Интера». А угадывать интересы «тусовочки», выпускать мейнстримные материалы и в то же время делать не предвзятые программы, репортажи или аналитику — вещи несовместные.