Министерство финансов Украины планирует сокращать расходы на здравоохранение, образование и науку — об этом заявил министр финансов Украины Александр Данилюк, который считает, что на Украине и без того слишком много школ и больниц.

Подкрепляя эти заявления делом, Минфин объявил о планах отменить стипендии для учащихся украинских вузов. Уже известно, что с начала 2017 года стипендиальную поддержку от государства будут получать только лучшие ученики из малоимущих семей. Причем, по словам первого заместителя главы Министерства образования и науки Владимира Ковтунца, чиновники будут отслеживать и изучать реальные доходы студентов, чтобы они не смогли занизить их для получения стипендий.

Предложения оставить студентов без стипендий не встретили понимания в молодежной среде. На сегодня студенты украинских вузов получают от 825 до 1989 грн. стипендии, а также, специальные стипендии для сирот и лишенных родительской опеки детей. И хотя некоторые комментаторы считают эти суммы смешными, 82% опрошенных социологами студентов заявили о том, что стипендия ощутимо влияет на их бюджет.

Денег нет

Неудивительно, что действия Кабмина сразу же вызвали протесты — 30 августа группа студенческих активистов швырнула торт в заместителя министра финансов Сергея Марченко, который рассказывал на брифинге о планах «политики экономии» в образовательной сфере. Можно не сомневаться, что власть уже в самое ближайшее время реализует на практике свои непопулярные планы. Хотя бы потому, что после очередной задержки с траншем от МВФ денег на стипендии в госбюджете нет, а профсоюз работников образования прогнозирует задержки по выплате зарплаты преподавателям и учителям, которые ожидаются экспертами уже в конце нынешнего года, и, скорее всего, приведут к волне увольнений педагогов.

Украина сокращает вузы и школы – специалисты больше не нужны

Более того — в нынешнем 2016 году Министерство образования и науки инициировало уменьшение государственного заказа на обучение в высших учебных заведениях на 10,8% по сравнению с 2015 годом. При этом, по данным студенческих активистов, уже в следующем году госзаказ может быть уменьшен на треть — сообщается, что такие планы уже разрабатываются и обсуждаются в Министерстве с подачи международных финансовых организаций, которые не только готовы «оптимизировать» стипендии, но и сократить количество учащихся украинцев, закрывая «нерентабельные» провинциальные вузы, сельские школы и ПТУ.

«Важное условие — сокращение учителей при оптимизации школ. Это самый болезненный вопрос. Но, к сожалению, не думать о нем нельзя. На сегодняшний день украинское образование крайне неэффективно: много малых школ, слишком много учителей работает в системе. И некоторые сокращения неизбежны», — без обиняков польский эксперт Ян Герчински, который консультирует украинских чиновников-реформаторов.

И если во времена Табачника власти собирались ликвидировать 143 школы — что вызвало тогда грандиозный скандал и возмущение оппозиционеров — то сейчас Министерство финансов открыто раздумывает над тем, чтобы ликвидировать как минимум 400 школ. А в целом либеральные эксперты насчитывают на Украине 5000 нерентабельных образовательных учреждений, на которых, по их мнению, вполне можно сэкономить.

Как правило, чиновники апеллируют к результатам рыночных реформ 90-х годов, которые вызвали массовую депопуляцию населения Украины — вследствие высокой смертности, низкой рождаемости, и массового исхода трудоспособных граждан, выбравших для себя судьбу трудовых мигрантов. По их мнению, сокращение количество населения сделало ненужными значительное количество школ и вузов, равно как и услуги работающих в них специалистов.

Вторым аргументом в пользу политики экономии обычно являются жалобы на низкое качество образования, которое действительно резко упало в последние годы в большинстве вузов и школ, девальвируя рыночную цену полученных украинцами дипломов. При этом образовательные чиновники почему-то не считают нужным реформировать образовательные услуги таким образом, чтобы поднимать их качество, а просто видят в этом повод закрыть как можно больше университетов, училищ и школ, уволив работающих там людей.

Но главная причина падения спроса на образованных украинцев, конечно же, кроется в том, что форсированная деиндустриализация, развернувшаяся в стране в течение двух последних лет, резко снизила спрос на специалистов для целого ряда украинских предприятий, которые еще недавно считались базовыми для национальной экономики.

Специалисты больше не нужны

В первую очередь, это касается заводов авиакосмической отрасли, умирающей из-за разрыва производственно-технических связей с бывшими российскими партнерами.
К примеру, конкурс на Факультет авиационных и космических систем в Национальном техническом университете Украины «Киевский политехнический институт», которому на днях с помпой присвоили имя киевского американца Игоря Сикорского, упал с 2014 года почти что на половину. Как рассказали Ukraina.ru работники факультета, абитуриенты теряют интерес к космосу исключительно в силу того, что у них практически нет шансов трудоустроиться на Украине — а те, кто идет туда учиться, не скрывают, что надеются применить полученные знания за рубежом.

Украина сокращает вузы и школы – специалисты больше не нужны

«Студенты, которые учатся сейчас у нас на последних курсах, оказались безработными еще до окончания учебы. Наш факультет создавался Национальным космическим агентством Украины под нужды космической промышленности, а с прошлого года у нас этой промышленности, практически, нет. Профильное для нас предприятие «Южмаш» работает один день в неделю, а большинство инженеров сидят в неоплачиваемых отпусках. Программы в «Морском старте» с нашей стороны практически свернуты, потому что там все, так или иначе, строилось на взаимодействии с россиянами. Одного моего знакомого едва не обвинили в госизмене только за то, что он советовался с москвичами по каким-то научно-производственным вопросам, хотя ничего секретного там и близко не было. Поэтому, наши выпускники ищут работу за рубежом — в той же России, в Европе, в Китае и даже в Бразилии. Бразильцам наши космические специалисты нужны, а украинское правительство заботится только о том, чтобы преподавателей и студентов было поменьше, и на них надо было меньше денег в бюджете выделять», — рассказывает преподаватель кафедры автоматизации экспериментальных исследований.

Более того — в КПИ сократился набор на специалистов в области металлургии, которая всего несколько лет назад считалась одной из самых востребованных инженерных профессий и гарантировала выпускникам высокооплачиваемую работу. Рабочие места на украинских меткобинатах по-прежнему есть — но производства металла заметно упало, и совершенно очевидно, что, в свете нынешней рыночной конъюнктуры, без модернизации производства, на которую, безусловно, не следует рассчитывать в нынешних реалиях, украинскую металлургическую промышленность ожидает упадок и кризис

Таким образом, Украина уже сейчас практически безвозвратно потеряла статус страны ученых и учителей с рекордным количеством образованного населения, которым она обоснованно гордилась всего четверть века назад. Страна, которая отказалась от науки и наукоемкого производства, вполне может обойтись без избыточных образовательных мощностей. Для того, чтобы выкапывать лопатой янтарь, они однозначно не нужны.