Михаил Павлив: Порошенко будет максимально дистанцироваться от событий в Кривом Озере

- Михаил, ранее вы сравнили убийство Александра Цукермана полицейскими в Кривом Озере с событиями во Врадиевке в 2013 году. Насколько схожи эти истории?

— Проводить прямую аналогию нельзя, но общая симптоматика очевидна. Многочисленные проколы полиции вынесли беспощадный приговор той фасадно-декоративной реформе МВД, которую проводили в Украине в течение последних двух лет. Эта реформа изначально преследовала несколько целей. Главная — удовлетворить наших западных спонсоров и партнеров. И, кроме того, дать «грантоедам» отработать таким образом средства.

Жестокость новой полиции идет рука об руку с пресловутой реформой. Но есть и другие объяснения. Количество ни кем не контролируемого оружия в стране зашкаливает. В Украине появилось за два года огромное количество людей с так называемым «донбасским синдромом», которые вносят свою лепту в криминальный пейзаж станы. Это люди не востребованы в мирной жизни, не могут себе найти работу, не знают где себя применить. Большинство граждан — и полицейские не исключение — охвачены глобальной фрустрацией: отсюда и ожесточение преступлений, которые становятся все более шокирующими.

- Хатия Деканоидзе контролирует ситуацию? Первое ее решение после убийства Цукермана — разогнать местное отделение полиции.

— Хатия Деканоидзе никогда не имела соответствующего профессионального, всестороннего опыта. Она — обычный технический исполнитель «грантовых» программ, именуемых реформами и в Грузии, также выполняла некую опереточно-декоративную роль на своем посту. И сюда ее прислали делать тоже самое. Реакция Деканоидзе — уволить весь полицейский состав, свидетельствует лишь о том, что начальник полиции находится в панике и, по-большому счету, не знает, что делать дальше. МВД пошло по пути минимизации собственных имиджевых потерь, но при этом не думают, как качественно изменить всю систему силового ведомства.

- Каковы последствия этой истории для министра внутренних дел Арсена Авакова?

— Историю обязательно используют против Авакова. Конечно, это никакая не спецоперация, и тут не нужно зря фантазировать. Аваков будет пытаться максимально дистанцироваться от этого кошмара. Он поручит своим спикерам «отбиваться» за все ведомство и на время уйдет в тень. В электоральной логике Арсена Борисовича молчание будет самой выгодной позицией. Такую же тактику изберет и Петр Порошенко. Потому что, как только Петр Алексеевич скажет что- то по этому поводу, то он непременно сфокусирует на себе взгляд возмущенного населения, а это ему совершенно не нужно. Он как тот лис, из известной сказки, где звери громко шумели, а вот что сказа лис, так и не понял никто. Сейчас ему даже выгодно, чтобы виноватыми оказались Деканоидзе и Аваков.

- Может ли эта история стать предтечей очередного Майдана?

— Никакого Майдана в ближайшее время не будет. Но бунты, локальные протесты, спорадические вспышки насилия в той или иной форме будут повсеместно.

- На фоне громких конфликтов в МВД, не утихает конфликт между ГПУ и НАБу. Антикоррупционеры атакуют налоговую, ГПУ, Авакова, соратников Порошенко, Коломойского. Что стоит за этой войной против всех?

— Очень похоже на то, что за этим всем камуфлируется лобовое столкновение США с украинскими политическими элитами, не готовыми меняться. В нашем коррумпированном, сословно- клановом обществе можно лишь догадываться, что сюзерены НАБУ находятся отнюдь не в Украине. Те, кто «кукловодит» этим спектаклем, преследует очень серьезные задачи, в которых еще предстоит разобраться.