На переговорах с вице-президентом США Джо Байденом, который совершает последний визит на Балканы в качестве второго лица государства, президент Сербии Томислав Николич в очередной раз заявил о жесткой позиции Белграда по вопросу антироссийских санкций: страна не будет присоединяться к ограничительным мерам, даже если Брюссель прямо потребует этого.

На совместной пресс-конференции с главой МИД РФ Сергеем Лавровым министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич в апреле 2016 года подчеркнул, что Белград не готов пожертвовать сотрудничеством с Москвой ради вступления в Евросоюз: «Мы уже говорили: мы хотим стать членом Европейского союза, так как это в наших интересах. Мы страна, которая и географически, и политически относится к этой части Европы, но это никак не может быть в ущерб нашим хорошим отношениям с Российской Федерацией».

Благодаря соглашению о зоне свободной торговле с Россией Белграду удалось не стать жертвой продовольственного эмбарго Москвы и поставлять свою продукцию на российский рынок, который очень привлекателен для иностранных экспортеров. За два года действия ограничений на поставку продуктов, произведенных в США, Канаде, Австралии и странах Европейского союза, сербским производителям удалось прочно занять некоторые из освободившихся ниш: начиная с поставок яблок и сыров и заканчивая заменой испанского хамона и итальянской прошутто.

Москва — Белград

В интервью изданию Ukraina.ru соучредитель Агентства стратегических коммуникаций Олег Бондаренко заявил, что иной реакции Белграда не стоило ожидать с учетом не только тесных экономических, но и исторических связей с Москвой.

«Я с трудом представляю Сербию, которая присоединится к антироссийским санкциям. Антироссийские санкции для Белграда сродни антисербским санкциям. Белград прекрасно понимает, что в Европейском союзе его никто не ждет. Миф о евроинтеграции остается мифом для Сербии. Любой серьезный эксперт понимает, что Сербия не станет членом ЕС в обозримом будущем, а все остальное будет вопросом «морковки», которая болтается перед носом Белграда», — сказал политолог.

Не стоит забывать и о человеческих отношениях. Сербы сохраняют историческую память и относятся с благодарностью к помощи, которую их стране оказывали и СССР, и Россия. По словам посла Сербии в России Славянко Терзича, двусторонние отношения имеют очень широкую историческую основу, берущую начало в эпоху Средневековья. Дипломат уверен, что нигде так не любят русских, как в Сербии. Действительно, туристы из России чувствуют дружеское отношение со стороны местных жителей, когда приезжают на отдых в эту балканскую страну.

Камень преткновения зарыт в Косово

Экономические причины отказа Сербии от введения санкций против России неразрывно связаны с политическими мотивами. «Больным вопросом» для Белграда остается статус республики Косово, 17 февраля 2008 года в одностороннем порядке провозгласившей независимость от Сербии. В свою очередь, Белград по-прежнему считает Косово своей территорией.

Представители Европейского союза решили выступить в роли посредника для урегулирования этого конфликта — под эгидой Брюсселя был запущен процесс по нормализации отношений между Белградом и Приштиной. Результатом стало подписание соответствующего соглашения в апреле 2013 года. Однако стороны трактуют его значение по-своему: Косово называет этот документ фактическим признанием сербских властей независимости региона, а Белград считает главной заслугой включение пунктов, гарантирующих защиту интересов сербского меньшинства в самопровозглашенном государстве. В свою очередь, Кэтрин Эштон, которая тогда занимала пост Верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности, заявила, что это соглашение открывает для Сербии путь подготовки к вступлению в Евросоюз. Фактически, Брюссель потребовал от Белграда поступиться своими принципами по ключевому вопросу своей внешней политики ради получения статуса члена сообщества.

«Тот политик, который признает независимость Косово, навсегда войдет в историю государства как главный сербский предатель. Косово обладает сакральным смыслом для сербов, хотя де-факто этот регион уже давно не представляет собой часть Сербии, отказываться от прав на этой территории сербы не будут. Любой политик, который даже заявит об этом, тут же попрощается со своей политической карьерой», — уверен Олег Бондаренко.

По словам эксперта, нынешние сербские власти четко обозначают свою позицию по отношению к России и при этом делают намеки в адрес ЕС. В частности, это выразилось в составе сформированного 10 августа 2016 года правительства: свои посты сохранили все политики, которых принято связывать с Москвой, но при этом некоторые шаги сделаны и в сторону Евросоюза — министром государственного управления и местного самоуправления стала Ана Брнабич, которая не скрывает свою нетрадиционную сексуальную ориентацию и активно поддерживает проведение гей-парадов в столице.

Усидеть на двух стульях

Осенью 2014 года на фоне введения Европейским союзом ограничительных действий в отношении России в знак непризнания результатов референдума в Крыму и «зеркального ответа» Москвы в виде продовольственного эмбарго Еврокомиссия рекомендовала Сербии как кандидату на вступление в Евросоюз согласовывать с Брюсселем свою позицию по разным международным вопросам.

Отношения с Москвой не стали исключением. Более того, еврокомиссар по европейской политике соседства и переговорам по расширению Йоханнес Хан предупредил, что Сербия должна продемонстрировать свою приверженность общеевропейскому курсу и присоединиться к антироссийским санкциям, иначе в будущем она не сможет вступить в Евросоюз.

В настоящее время Сербия находится в более выигрышном положении, чем члены Европейского Союза: власти страны не обязаны выполнять требования, которые не отвечают национальным интересам государства. Благодаря этому Белград не ощутил на себе эффект бумеранга от введения антироссийских санкций. Согласно докладу французского исследовательского центра в сфере международной экономики, присоединившиеся к ограничениям в отношении России страны недополучили прибыль в размере $60,2 млрд, причем большая часть потерь — 82% — связана не с российским эмбарго, а непосредственно с ограничениями Запада.

«Сербия извлекает выгоду из своего нынешнего положения, потому что находится в тесных отношениях с Москвой, зарабатывает деньги на поставках своей продукции, но в то же время декларирует приверженность курсу на евроинтеграцию, также извлекая из этого свои дивиденды. Например, Сербия давно имеет безвизовый режим и зону свободной торговли с ЕС», — отметил Олег Бондаренко.

Тем временем вопрос о целесообразности антироссийских санкций продолжает вносить раскол в ряды членов Европейского союза. За последние месяцы призывы к отмене ограничений начали звучать из различных регионов европейских стран.

Председатель фракции левых парламента немецкого города Квакенбрюк Андреас Маурер намерен внести этот вопрос на рассмотрение депутатов. Кроме того, политики Нижней Австрии также призывают возобновить торговое взаимодействие с Россией в полном объеме. Сенат Франции направил правительству и президенту страны принятую резолюцию о постепенной отмене санкций. Причем представители различных политических сил продемонстрировали солидарность во время голосования по этому вопросу. В конце апреля аналогичный документ приняли и депутаты нижней палаты французского парламента Национальной ассамблеи. Сразу четыре области Италии — Венето, Лигурия, Ломбардия и Тоскана — на уровне местных советов приняли резолюции с такой же просьбой, правда, правительство страны отклонило их. Парламент Кипра проголосовали за полноценное сотрудничество с Москвой.