Две похожие войны

Август 2008 года тоже был олимпийским. 8 августа стартовали летние Олимпийские игры в Пекине, и накануне генеральный секретарь ООН традиционно призвал приостановить боевые действия на время проведения этих международных спортивных соревнований — в силу известного обычая, который восходит еще к античной эпохе. Однако, именно в этот день, 8 августа 2008 года началась война в Южной Осетии.

Чем события в Донбассе напоминают войну в Южной Осетии 2008 года

Этот вооруженный конфликт не только откорректировал карту Закавказья, но и ощутимо повлиял на общее развитие политической ситуации на постсоветском пространстве — прежде всего, в Грузии, России и на Украине, которая, по мнению многих наблюдателей и экспертов, явилась тогда косвенным участником противостояния на Кавказе. В августе 2008 года мы вместе с группой журналистов побывали в Южной Осетии, и, вспоминая об этом сейчас, в очередную годовщину войны, чувствуется необходимость еще раз проанализировать ее последствия и причины.

Спустя годы, после начала войны на Донбассе, украинские и российские СМИ часто сравнивают между собой эти конфликты, указывая на их очевидные сходные черты. Все современные войны похожи — но война в Грузии и война на Украине похожи настолько, что могут показаться растянутыми во времени этапами одной и той же большой войны.

«Если они считают нас своими гражданами, почему они хотят нас убить? Почему они расстреляли наш город, если называют его своим?», — спрашивала у журналистов Елена Джабаева, пенсионерка из многонационального Цхинвали, которая вместе с внучками жила в подвале пострадавшего от обстрела доме, и пригласила репортеров в свою сгоревшую от прямого попадания снаряда квартиру.

За минувшие два года ее вопрос тысячу раз повторяли такие же пенсионерки, которые пережидали обстрелы в подвалах Горловки, Донецка, Луганска и других населенных пунктов Донбасса. При этом, цхинвальцы жаловались нам на мародерство и насилие со стороны грузинских солдат — точно так же, как сейчас на это же жалуются множество украинцев, проживающих в зоне конфликта на востоке страны.

Чем события в Донбассе напоминают войну в Южной Осетии 2008 года

 

Такая война с самого начала выглядела для большинства жителей Украины чудовищной нелепостью, какой она казалась и большинству жителей Грузии. Однако, политика тогдашнего грузинского руководства, которое санкционировало «операцию по наведению в Цхинвальском регионе конституционного порядка» — как назывался местный аналог украинского АТО, — была направлена на разжигание конфликта, а призывы решить проблемы мирным путем приравнивались к измене и сепаратизму.

Украинское правительство упорно продолжает копировать эти действия — несмотря на то, что практически все грузинские политики, которые втянули свою страну в южноосетинский конфликт, получили впоследствии впечатляющий вотум народного недоверия. Спустя всего несколько лет большинство из них, фактически, бежали из Грузии, где против них возбуждена целая вереница уголовных дел. Причем, бывший президент Михаил Саакашвили, лишенный гражданства и объявленный на родине персоной нон-грата, получил убежище именно на Украине, где ему предоставили должность одесского губернатора и карт-бланш для начала новой политической карьеры. А бывшие высокопоставленные сотрудницы грузинского МВД, причастные к скандалу с пытками заключенных, помогают реформам украинской правоохранительной системы — хотя об их эффективности можно судить по массовому разгулу криминала или скандалу вокруг батальона «Торнадо».

Подготовка «блицкрига» — помощь Украины

Конечно, внезапно вспыхнувший конфликт в Южной Осетии возник не на пустом месте. Он имеет давние корни, которые можно проследить вплоть до эпохи распада СССР. В начале девяностых годов получившая независимость Грузия скатилась в хаос гражданской войны. Боевики националистических подразделений, которые практически во всем напоминали нынешние украинские «добробаты», развернули вооруженную борьбу против «сепаратизма», которая вполне предсказуемо оказалась губительной для многонационального государства.

Чем события в Донбассе напоминают войну в Южной Осетии 2008 года

Эта борьба закончилась фактическим поражением — в результате кровавого этнического конфликта в Тбилиси утратили контроль над большей частью территории Абхазии и Южной Осетии. Но вместе того, чтобы сделать из этого выводы, предложив мятежным республикам взаимно приемлемый компромиссный план мирного сосуществования и сотрудничества, с перспективой добровольной реинтеграции, грузинские власти сделали ставку на подготовку к новой «освободительной» войне, превратив ее в главный принцип государственной политики.

Бывший министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили открыто признал это в интервью агентству «Reuters»: «В 2005 году мы разработали военные планы по захвату как Абхазии, так и Южной Осетии. План изначально предусматривал двойную операцию вторжения в Южную Осетию, взятие под контроль Рокского туннеля и Джавы». Для реализации этих намерений Грузия начала масштабное перевооружение и подготовку армейских частей, которой руководили военные специалисты из США.

Чем события в Донбассе напоминают войну в Южной Осетии 2008 года

Согласно информации британского издания «Financial Times», они готовили грузинских спецназовцев по программе, которая была успешно опробована в Хорватии во время операции по зачистке Сербской Краины. Правительство Саакашвили поставило своеобразный мировой рекорд, увеличив военный бюджет более чем в 30 раз — с 30 до 940 миллионов долларов. А запланированные на 2008 год расходы Министерства обороны составили около 8% национального ВВП и более четверти всех доходов грузинского бюджета.

Страдающая от кризиса страна, большинство жителей которой проживали за чертой бедности, активно закупала танки и бронетехнику, тяжелую артиллерию, боевую авиацию и беспилотные летательные аппараты. В частности, украинское правительство поставило Грузии ЗРК «Оса» и «Бук», вертолёты Ми-8 и Ми-24, учебные самолёты, тяжелые самоходные орудия, танки, БМП и большой запас стрелкового оружия.

8 августа 2016 года, выступая на пресс-конференции в Киеве, Михаил Саакашвили особо отметил значение украинских зенитно-ракетных комплексов. Как сообщает корреспондент Ukraina.ru Полина Орловская, бывший грузинский президент сообщил, что Грузия начала получать их еще с санкции президента Леонида Кучмы. При этом по мнению Валерия Коновалюка, который руководил Временной следственной комиссией украинского парламента и расследовал законность этих поставок вооружений, они нанесли Украине большой экономический и политический ущерб, а также ослабили обороноспособность нашей страны.

Атака на Южную Осетию стала логичным результатом этой последовательной милитаристской политики. В Грузии открыто надеялись, что насильственное замирение мятежной республики получит решительную поддержку со стороны США, где в то время как раз разворачивались президентские выборы, которому неизбежно сопутствовала воинственная риторика кандидатов на пост главы Белого дома. В Тбилиси считали, что вмешательство России, которая предсказуемо должна была выступить на стороне южноосетинских сил, позволит втянуть РФ в острую конфронтацию с США — и это, в итоге, заставит Москву отступить, воздержавшись от решительных действий на территории Закавказья.

Чем события в Донбассе напоминают войну в Южной Осетии 2008 года

На руинах Цхинвали

Согласно информации немецкого журнала «Spiegel», к утру 7 августа грузинская сторона сосредоточила на границе с Южной Осетией ударную группировку, которая насчитывала около 12 тысяч человек и 75 танков. Первой же целью ее удара стали казармы российских миротворцев, располагавшиеся на южной окраине Цхинвали. Здание, где жили россияне, стояло полуразрушенным и сгоревшим, около входа лежали принесенные кем-то в память о погибших цветы, а рядом стояли сожженные БМД, которых в упор расстреляли грузинские танки. По словам солдат, во время обстрела погибло более десяти военнослужащих, а сама атака на лагерь миротворческих сил была совершенно неожиданной: там просто не ожидали, что Саакашвили решится на этот шаг.

Сразу же вслед за этим грузинские войска зашли в жилые кварталы Цхинвали и преступили к зачистке расположенных рядом осетинских сел. Побывав в селении Хетагурово, мы не увидели там практически ни одного уцелевшего здания или автомобиля. В центре Цхинвали развернулись ожесточенные бои с силами местного ополчения, а уже через сутки через Рокский тоннель, по единственной дороге, соединяющей его с городами Джава и Цхинвали, в Южную Осетию вошли части российской армии, которые быстро переломили ход событий.

Грузинская армия начала стремительное отступление. Полуразрушенный Цхинвали представлял собой кошмарное зрелище — на улицах застряли сгоревшие грузинские танки, украшенные ироническими надписями местных жителей: «продаю за $2000». Тяжелая башня взорванного танка перелетела улицу и проломила козырек административного здания. Напротив стоял памятник осетинскому поэту с отстрелянной «освободителями» головой, а рядом выстраивались в очередь за привезенной в цистернах водой пережившие обстрел горожане.

Чем события в Донбассе напоминают войну в Южной Осетии 2008 года

Объясняя поражение грузинской армии президент Саакашвили говорил в августе 2008 года то же, что он говорит сейчас — он объявил провалившееся наступление оборонительной операцией, и без лишних рефлексий заявил о выдающейся победе грузинских войск, которые остановили наступление «российских агрессоров». Однако эта фантастическая версия была высмеяна международными наблюдателями и не встретила поддержки в грузинском обществе, которое окончательно утратило доверие к лидеру Революции роз.

Так, полковник генерального штаба Германии Вольфганг Рихтер, который находился во время войны в Тбилиси, прямо обвинил грузинские власти в дезинформации, заявляя, что они лгали по поводу перемещения своих войск и безосновательно говорили о российском военном присутствии в Южной Осетии.

Маленькая победоносная война, которая должна была отвлечь грузин от методов реализации пресловутых реформ, вернув Саакашвили его тающую популярность — а именно это и было главной причиной развязанной авантюры, — в итоге, только ускорила его отстранение от власти.

Чем события в Донбассе напоминают войну в Южной Осетии 2008 года

Трудно отделаться от впечатления, что украинские власти, приютившие у себя бывшего грузинского президента, идут тем же путем. С той разницей, что развернувшийся на Донбассе конфликт продолжается не несколько дней, а несколько лет, и привел к неизмеримо большим жертвам. Сегодня нас тоже агитируют за войну до победного конца, рассказывая о громких победах украинских войск, которые раз за разом срывают наступление рвущихся к Киеву россиян — хотя опыт конфликта в Южной Осетии наглядно продемонстрировал, к чему могло бы привести полноценное вмешательство российской стороны.

Но этот пропагандистский шум только усиливает массовое разочарование и усталость от бессмысленной бойни, которое усиливается в украинском обществе. И окончательно подрывает доверие к политическим «ястребам», которым пора бы задуматься о превратностях политической судьбы бывшего грузинского президента.