4 августа на Украине отмечался первый в истории страны День полиции. Этот праздник президент Украины Петр Порошенко установил в 2015 году. Помимо дежурных поздравлений в этот день глава Национальной полиции Хатия Деканоидзе сделала громкое заявление. Она пообещала, что расскажет о расследовании резонансного убийства журналиста Павла Шеремета.

«Я не собиралась этого анонсировать, но мы сегодня собираемся предоставить всю информацию прессе. Пресс-центр скажет время, я лично буду представлять эту информацию», — подчеркнула Деканоидзе.

Однако вечером перед журналистами Деканоидзе так и не появилась. «Отдуваться» за нее пришлось директору департамента уголовного розыска МВД Дмитрию Головину и заместителю начальника отдела процессуального руководства досудебным расследованием ГПУ Андрею Шевченко.

Ничего принципиального нового они журналистам не сообщили. Более того, в конце брифинга следователи попросили журналистов помочь отыскать свидетеля преступления, что может свидетельствовать о печальном положении дел в украинской правоохранительной системе.

Помогите, кто чем может

Обращение к СМИ за помощью не является чем-то из ряда вон выходящим в мировой практике. Зачастую полицейские так пытаются донести до общества полезную следствию информацию и получить обратную реакцию.

Но с Украиной особый случай. За день до этого даже не официальное издание, а блог, посвященный чрезвычайным происшествиям в Киеве, распространил фотографии предполагаемых убийц Шеремета. Все можно было бы списать на очередную «утку», которыми богат интернет, если бы не следователи не признали, что фото действительно настоящие.

«Если вы видели, вчера был распространен скриншот соответствующих лиц. Лицо мужского пола имеет характерный признак внешности — это так называемая испанская бородка», — сообщил Шевченко.

Кроме того, следователь из ГПУ уточнил физические параметры подозреваемых. По его словам, мужчина довольно крепкого телосложения. По экспертным исследованиям, его рост 168-175 см. Женщина на 5 см ниже него, 163-168 см.

В общем, данные довольно общие. Тем более, что «характерный признак» мужчины, подозреваемого в минировании автомобиля Шеремета, уничтожается за 5 минут неторопливого бритья.

После того, как в сети нашли видео с камер быстрее, чем следователи, неудивительно, что в ГПУ и МВД попросили журналистов помочь установить личность предполагаемых убийц.

На видео заметно, что на улице Липинского (бывшая Чапаева) навстречу закладывавшим бомбу в автомобиль Шеремета идет человек с рюкзаком за спиной. Вполне возможно, что именно он и есть тот свидетель, разыскать которого и просят следователи.

В таком случае возникает вопрос: почему они не могут найти его сами? Тем более, что в отличие от убийц, у него мог быть с собой мобильный телефон. Нахождение телефона в заданной области, как и поиск по нему человека — довольно несложная задача, которая под силу полицейским.

Пикантности ситуации добавляет то, что на улице Липинского находится главное здание Государственной службы по чрезвычайным ситуациям (бывшей МЧС), которая входит в состав МВД.

Впрочем, сегодня украинские следователи переживают не лучшие времена.

«На сегодняшний день сотрудники ФБР привлечены в уголовное производство как специалисты. Они совместно с нашими экспертами, которые проводят исследования, проводили дополнительный осмотр места происшествия, самого автомобиля. Поскольку у них более современное оборудование, у них больший опыт в расследовании именно взрывов», — признался Шевченко.

Но даже в том, что касается человеческих ресурсов, у Украины тоже проблемы.

Побежденные реформой

Глава Нацполиции Хатия Деканоидзе заявила, что раскрытие убийства Шеремета для нее будет «делом чести».

Однако позже оказалось, что расследовать это дело некому. Сама Деканоидзе недовольна реформами в МВД.

«Реформами я недовольна. Мы прикоснулись к айсбергу. Криминальный блок реформировать, как мы хотели, не удалось… В обществе существуют и фрустрация и сарказм по отношению к полицейским. У патрульной полиции рейтинг 50%, рейтинг доверия к полиции вообще 46%», — признала Деканоидзе.

Однако останавливаться на этом в перекраивании МВД Деканоидзе не будет. Она уже рассказала, чего хочет от следователей.

«Мы хотим слить оперативников и следователей в одно целое. И будет процессуальное лицо — детектив-универсал. Он будет вести все криминальные дела. Хочу чтобы он умел делать все и в том числе мог вести электронное делопроизводство», — рассказала Деканоидзе.

Фактически, она предложила следователям прибавить еще работы. Однако, как свидетельствуют данные статистики, и без дополнительных функций украинские сыскари загружены донельзя.

«В производстве следователей полиции за 6 месяцев 2016 года находилось 1 261 900 уголовных дел. При штатной численности в 10 тыс. следователей, вакансий — 1300. Это значит, что на одного следователя приходится 145 уголовных дел за 133 рабочих дня», — рассказал бывший первый заместитель главы Генпрокурора Ренат Кузьмин.

Таким образом, по его словам в среднем по Украине следователь может посвятить расследованию одного уголовного дела только 8 часов.

«Как думаете, можно ли за 8 часов раскрыть преступление, расследовать и окончить уголовное дело? Допросить свидетелей, осмотреть и описать вещественные доказательства, назначить экспертизы, провести очные ставки, уведомить о подозрении, составить обвинительный акт и т.д., и т.п. можно за 8 часов?», — риторически вопрошал Кузьмин.

И это еще без учета того, что следователи уходят в отпуска, на больничные, а также участвуют в текущих мероприятиях по линии своих ведомств: МВД или ГПУ.

Отдельно следует отметить и тот факт, что многие профессионалы ушли из структуры после того, как переаттестацию стали проводить бывшие «майдановцы», среди которых были и те, кто был связан с националистами, ранее открыто признававшимися в том, что во время Майдана они «брали в плен» и «допрашивали» милиционеров.

«В группе, которую поймали на Майдане, было два сотрудника седьмого отдела и один — из антитеррора… Я не знаю, что с ними делали. Меня при этом не было», — признавался один из радикалов в феврале 2014 в интервью LB.UA.

Примечательно, что тогда милиционеры заявили о пытках в подвалах Киевской городской государственной администрации, которую и занимали пленившие их протестующие.

Так называемый «7-ой отдел МВД» — это уголовная разведка МВД Украины, которая и должна следить за преступниками и добывать нужные следствию данные.

По информации Ukraina.ru, часть опытных следователей покинула работу после победы Майдана. Часть — вообще бежала из Украины, так как их занесли в люстрационный список еще в феврале 2014 (примечательно, что в нем 5 следователей по особо важным делам). Еще часть — отсеяли при переаттестации за то, что следователи вели дела против Майдана.

Можно говорить о деградации правоохранительной системы на Украине, ярким свидетельством которой является и сам способ убийства Шеремета.

«Винтовка хороша тем, что убиваешь, конкретно кого хотел. Но потом нужно как-то бежать с места преступления. Взрывчатка хороша тем, что заложил ты её вечером, а утром, когда она взорвалась, ты уже за тысячи километров от места взрыва. Неважно, сколько при этом погибнет прохожих или случайных людей, которых ты не собирался убивать. Ты давно в безопасности, если в стране, где прогремел взрыв, имеется дефолт правоохранительной системы… Это реально очень важный индикатор уровня развития общества: что киллеров не смущает перспектива обвинения в теракте», — отмечал российский медиа-эксперт Антон Носик.

Как показала вчерашняя пресс-конференция, пока следователей из силовых структур на голову опережают журналисты и медиа-активисты. А неумолимая статистика свидетельствует: такое положение дел негативно сказывается на криминогенной обстановке на Украине.