4 августа министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик сообщил, что еще в июне во время визита правительственной делегации во главе с премьер-министром страны Владимиром Гройсманом в США было достигнуто соглашение о предоставлении кредита на сумму $260 млн на строительство централизованного хранилища ядерных отходов в Чернобыльской зоне.

Тремя днями ранее, 1 августа, президент Украины Петр Порошенко своим указом внес изменение в порядок регулирования вопросов землепользования, специального водопользования, а также осуществления градостроительной деятельности на территории, загрязненной в результате аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году. Таким образом, власти чиновники получили право выделить землю для реализации крупнейшего проекта, разработанного для зоны отчуждения, — того самого хранилища ядерных отходов на расстоянии 70 километров от Киева вблизи реки Днепр.

Ядерный могильник рядом со столицей

Такая перспектива не на шутку пугает специалистов, принявших участие в семинаре, который провели представители Организации по атомной энергии Европы в июле в Брюсселе. У них есть серьезные опасения, что Украина станет площадкой для опасного эксперимента. По словам представителей ведущих организаций европейской атомной промышленности, тендер по выбору подрядчика проекта не был прозрачным и открытым, а у американской компании Holtec International, которая выиграла его, нет опыта и технологий строительства подобных объектов. В связи с этим специалисты выступили за внедрение единого стандарта обращения с отработавшим ядерным топливом и радиоактивными отходами для европейских государств, причем не только для членов Евросоюза.

Однако сам факт необходимости в таком объекте на Украине не подвергается сомнению.

Украина начинает строить ядерный могильник под Киевом

«Такое хранилище на Украине должно быть в любом случае: страна, производящая топливо, а потом ядерные отходы, согласно международным документам, должна либо их захоранивать или передавать тому государству, которое предоставило топливо. Причем потребность в возведении этого объекта была очевидна еще в 2005 году при подписании договора с компанией Westinghouse о поставках топлива для украинских АЭС», — сказал сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич в интервью изданию Ukraina.ru.

Дело в том, что российская компания ТВЭЛ, входящая в структуру «Росатома», которая до 2014 года была единственным поставщиком топлива для украинских АЭС, не принимает обратно топливо не своего производства. А компания Westinghouse вообще не занимается переработкой, поэтому сложилась такая ситуация, когда альтернативы строительству хранилища на Украине нет.

Да будет свет в Чернобыле

Однако это не единственный проект, который украинские власти хотят реализовать в этом районе.

Наиболее загрязненные территории зоны отчуждения непригодны для проживания населения, но теоретически могут принести государству экономическую пользу, если развивать там альтернативную энергетику. О намерении установить в этом районе солнечные батареи еще в начале 2014 года сообщил Олег Проскуряков, исполняющий тогда обязанности министра экологии и природных ресурсов Украины. Причем реализовывать этот проект Киев собирается не за бюджетные средства, а на деньги инвесторов.

Дмитрий Марунич выразил сомнение в рентабельности этого проекта. В частности, потому что север Украины не относится к зоне с высокой солнечной активности, поэтому эффективность батарей не так высока, как на юге.

«Оккупаемость этого проекта полностью зависит от ставки «зеленого тарифа». Текущий тариф с учетом НДС для международных объектов составляет в пределах 10 гривен, или €0,36, — для украинских инвесторов это очень дорого. Не думаю, что спонсоры будут выстраиваться в очереди, но если власти предоставят льготы, то, возможно, проект станет более привлекателен», — сказал эксперт.

Однако, по словам Марунича, предоставление льгот инвесторам по «зеленым» проектам может вызвать недовольство остальных инвесторов, которые тоже хотят работать на специальных условиях. В связи с этим он скептически смотрит на строительство солнечных электростанций в Чернобыльской зоне.

На сегодняшний день альтернативная энергетика в стране находится на зачаточном уровне развития. Доля такой энергетики на Украине составляет всего 0,5%.

Многослойный пирог

В районе зоны отчуждения Чернобыльской АЭС, где в 1986 году произошла одна из крупнейших аварий в истории атомной энергетики, будет создан радиационно-экологический биосферный заповедник для сохранения природных комплексов Полесья, а также реабилитирования зараженных территорий.

Заповедник будет разбит только на природной зоне, а на промышленной части никто не запрещает вести строительство. Судя по всему, создание природного заповедник — лишь фон, который позволит правильно организовать пиар-сопровождение строительства ядерного могильника. Понятно, что такая перспектива едва ли вызывает радость у киевлян да и всех остальных украинцев.

Хватит ли у Киева денег и сил на превращение зоны отчуждения из мертвой в живую, покажет время. С подобной задачей столкнулась и соседняя Белоруссия, где после аварии 1986 года радиационному загрязнению подверглись 23% территории страны. Как сказал первый заместитель председателя президиума НАН Белоруссии академик Сергей Чижик, преодоление последствий чернобыльской катастрофы стало для Белоруссии одним из наиболее затратных дел во всей ее истории. По неофициальным оценкам, на это уходит ежегодно до 10% ВВП. Всего с 1990 года республика, по ее внутренним подсчетам, постратила. на помощь пострадавшим и реабилитацию территорий $22 млрд, то есть более $2 млн в день.